Вайгач и Новая Земля на карте

Все про путешествие на Вайгач и Новую Землю:

Свернуть

Прогулка на реку Юнояха и прощание с попутчиками

Где-то там наши товарищи сейчас идут по тундре. Интересно, где они теперь? Вряд ли далеко отсюда. Весьма вероятно, что они вообще спят после ночного перехода. Мы же находились внутри каньона реки Юнояхи, на которую решили прогуляться в их отсутствие. В лодке делать было решительно нечего: там нас мучила жара и безделье. Ну а совершить небольшой и ни к чему не обязывающий выход в такой ситуации — сам бог велел.

Остров Большой Цинковый
Остров Большой Цинковый
Остров Большой Цинковый
Остров Большой Цинковый

Утром мы позавтракали, сели на байдарку, и на ней двинулись напрямик к одному из заливов Цинковой бухты. И помнится, еще пока гребли, то рассуждали о том, как же хорошо и легко вот так вот ходить на байдарке, а не пешком. Я припоминал предыдущий вечер, когда я наблюдал в бинокль за нашими товарищами, понуро бредущими по гребню горы, и сопоставлял это с нашим быстрым движением по воде на веслах.

Вайгач
Вайгач

От того места, где мы вытащили байдарку на берег, до реки оставалось всего несколько километров. Конечно, преодолевать их пришлось по вот этой вот страшной жаре, подкармливая полчища комаров, но в целом мы не испытали каких-либо проблем.

Вайгач, по пути на Юнояху
Вайгач, по пути на Юнояху
Чай
Чай

На привале
На привале
Чаепитие
Чаепитие

Шли налегке, с одним лишь ружьем, термосом чая в рюкзаке и фотоаппаратом. Сначала передвигались достаточно медленно по болотистой тундре, но потом вышли на каменистый хребет и дальше шли уже по нему как по асфальту почти до самого конца.

Каменистый гребень возвышенности
Каменистый гребень возвышенности

Юнояха, надо сказать, оказалось очень мощной рекой: гораздо более впечатляющей, чем какая-то там Талата. Я не знаю, может, это все наше чисто субъективное отношение сказывалось. Но эта река нам сразу приглянулась значительно больше. Да-да, Талата считается местной достопримечательностью из-за «огромного» каньона и птичьего базара, бла-бла-бла — именно туда возят коммерческих туристов. Но каньон там на деле короткий, и там просто куча удобных ровных мест для посадки вертолета. А вот Юнояха эту самую Талату, на наш взгляд, превосходила во всем: и каньон — так каньон, конца-края не видать, и поток внизу бурный прямо ревет и пенится, и птицы, и неровная местность кругом — то кочка, то яма.

Река Юнояха, Вайгач
Река Юнояха, Вайгач

Из тундры, ясное дело, она сама не видна. Что-то такое угадывалось только по большому количеству гуриев и увеличению числа казарок.

Скала
Скала
У реки
У реки

И вот, ты идешь, идешь, и тут вдруг бац — натыкаешься на такую гигантскую щель в земле, на дне которой грохочет поток белой воды, а ее высоченные скальные стенки облеплены колониями чаек. Всюду, как всегда, виднеются гнезда с отложенными птицами яйцами, всюду обрывы, покрытые зарослями золотого корня.

Река Юнояха, Вайгач
Река Юнояха, Вайгач

Порог
Порог
Бурная вода
Бурная вода

Мы прошли немного вдоль реки по верху, нашли подходящее место, и спустились вниз. Где-либо еще это было бы просто невозможно сделать из-за крутизны склонов. Сплошной камень и осыпи!

Каньон
Каньон
Бурная река
Бурная река

река Юнояха
река Юнояха

Колония
Колония
Бургомистр
Бургомистр

И вот теперь мы внизу. Чуть выше одного из крутых поворотов русла, перед порогом. Вода бежит очень быстро, но вблизи речка не выглядит такой уж грозной и большой, как при взгляде оттуда сверху. Да ее можно перейти вброд без всяких проблем! Но делать я этого, конечно, не буду. Не хочется мочить ноги.

Юнояха
Юнояха
Вайгач
Вайгач

Речной каньон
Речной каньон
Скалы
Скалы

Позади нас, чуть выше по течению, в воде плавают казарки с выводками. Сева и Степа пытаются на них даже нападать, но никакого толку это, как обычно, не приносит. Собаки умудряются иногда перебираться на другой берег, но казарки просто спокойно уходят от них. Зато от чаек казаркам нет спасения — едва птицы отвлекутся, ловкие хищники налетают на гнезда и хватают птенцов, заглатывая тех прямо на ходу. Мы удивлялись, зачем глупые казарки селятся рядом с хищниками, но, вероятно, это малая жертва, на которую они готовы пойти, ради других каких-то благ, имеющихся возле реки.

Ручеек на склоне
Ручеек на склоне
Поток вдоль снежника
Поток вдоль снежника

Здесь мы спускались в каньон
Здесь мы спускались в каньон

Ручей возле Юнояхи
Ручей возле Юнояхи
В ручье
В ручье

Нам же с Наташкой дальше ходу нет. Полоску обсохших камней, по которым мы шли, впереди перегораживает большой валун. Лезть возле него в воду никто в здравом уме не стал бы. Возвращаться назад лично мне слишком скучно. Я осматриваю склон прямо здесь, желая вылезти по нему наверх. Вот и маршрут кое-какой нарисовался. Надо попробовать.

У реки
У реки
В каньоне Юнояхи
В каньоне Юнояхи

Юнояха
Юнояха
Каменная стена
Каменная стена

Я сказал Наталье, чтоб она лезла вслед за мной поодаль, а сам принялся штурмовать этот склон. Правда, дальше, чем метров на десять, мне продвинуться не удалось. То, что снизу виделось вполне удобным путем — на деле оказалось совсем непроходимым. Из-под ног у меня выворачивались и падали вниз камни, глядя на них, я думал, каково это, интересно в горах вот так вот лазить в составе группы. Может же и убить кого-нибудь. Крикнул Наташке, чтоб не лезла. Сам попытался начать спуск, но не так-то это было и просто. Мешает ружье, самому не развернуться. Схватиться не за что. Но, в конце концов, пятясь задом-наперед, мне это все-таки удалось. Внизу я отряхнулся от пыли, и мы двинулись обратно к руслу того ручья, который ниспадал в каньон из тундры, и по которому мы сюда спускались.

Спуск к реке
Спуск к реке
Вода в камнях
Вода в камнях

Степа
Степа
На спуске
На спуске

Подняться наверх по этому ручейку, в общем-то, оказалось не сложнее, чем идти по лестнице. Просто ступеньки большие. Главное, нигде не поскользнуться и не запнуться, а то, в случае чего, костей не соберешь. Надежно встав на очередном перекате, я остановился подождать Наташку и заодно поразглядывать окружающие нас острые камни.

Юнояха, Вайгач
Юнояха, Вайгач
Скалы
Скалы

Сева
Сева
Возвращение
Возвращение

Вот слева от меня снежник, прямо огромный. Но при этом жарит солнце. Почему он до сих пор не растаял? Кстати, в этом году действительно, несмотря на непривычную июльскую жару, на склонах обрывов и в каньонах рек до сих пор лежит плотный фирн. В прошлые годы, к тому моменту как мы оказывались в этих местах, любой снег к июлю давно уже сходил, а в этот раз вот лето подзадержалось.

Снежник
Снежник
Снег и трава
Снег и трава

Вот так рождаются ручьи
Вот так рождаются ручьи
Снежник вблизи
Снежник вблизи

Чем выше мы поднимаемся — тем жарче и душнее становится. Уже и кушать захотелось. А обратный путь, хоть он и не особо долгий, всегда еще более утомителен. Жара, духота, комары. Все чаще и чаще мы присаживаемся отдохнуть, попить чаю из термоса, покурить. Над головой кричит и пикирует потревоженный сокол. Мы плетемся через кусты к байдарке. Комары не то, чтобы сводят с ума, как часто говорят. Их просто было много. Они жужжат, лезут в нос и в рот, раздражают, но это кажется вполне терпимым. Юнояха лежит далеко позади. Я остановился посмотреть, где там конкретно лежит байдарка, подумав, что этот мой камуфляж, и в самом деле, работает прекрасно: лодку я заметил не сразу. Но вот же она! Стоит среди камней прямо как на ладони, и при этом совершенно сливаясь с местностью. Наташка собралась искупаться. Я пошел дальше, готовиться к отплытию.

На Вайгаче
На Вайгаче
Дикий лук
Дикий лук

Сева
Сева
Вайгач
Вайгач

Следующий день прошел в безделье. Мы ходили в гости к Андрею, а под ночь вернулись и наши товарищи. Я увидел их в бинокль. Теперь-то у меня уже был готов план быстрого перехода на Варнек вместе с ними, чтобы после этого обрести желанную свободу. О чем я, собственно, и поспешил тут же сообщить Илье. Посмотрел еще раз на берег, убедился, что все на месте, прыгнул в байдарку, и погреб к избе. Я прямо не верил нашему счастью — наше бесконечное стояние на месте, похоже, кончается!

Изба Андрея
Изба Андрея
Томбуй
Томбуй

Собаки жаждут на берег
Собаки жаждут на берег
Подаренный Андреем хлеб
Подаренный Андреем хлеб

Ни Илья, ни Ольга моему решению не противились. Поэтому следующим утром мы с Натальей переставили тримаран под берег Андрея, чтобы погрузка шла быстрее и проще. Наши товарищи, как водится, собирались очень и очень медленно. Эти полдня я посвятил общению с Андреем. Мне было жаль с ним расставаться, но мы оба рассчитывали на то, что встретимся еще раз на обратном пути. По словам Андрея выходило, что вероятность его отсутствия тут или на Дыроватом стремится к нулю. Может, он и съездит в поселок за продуктами, но не надолго. То есть, возможно, нам еще удастся увидеться. Но сборы подходили к концу, наставало время прощания. Бог его знает, как там сложится! Вдвоем с Андреем мы шли по гальке к байдарке, возле которой уже выросла куча различного снаряжения Ильи и Ольги.

Изба Андрея Вылко
Изба Андрея Вылко
Андрей Вылко
Андрей Вылко

Вскоре все осталось позади. Бухта Цинковая, Андрей со своими собаками, и вот уже даже громадная Лямчина заканчивалась прямо вот в этом самом месте — мы проходили мимо Карповых островов. Как и прежде, тогда стояла чудная погода. И если в бухте нам еще задувало что-то в лицо, то тут, на ее границе, ветер утихал, море разглаживалось, и только еле заметная зыбь накатывалась с юга. Илья с Ольгой снова сидели на рубке, но меня это теперь нисколько не раздражало, ибо я знал, что через несколько часов мы, наконец, распрощаемся.

Морж у Карповых островов
Морж у Карповых островов

Илья спросил, можем ли мы подойти к Карповым, на что я ответил отказом. Впереди из воды показался морж, потом и еще один. Я оглядел берега в бинокль, Илья — в фотоаппарат. Лежбище быстро обнаружилось. Я приготовился в очередной раз отказать на просьбу подойти ближе. Конечно, у читателя может возникнуть вопрос: а почему бы, в самом деле, и не подойти? Я на это ответил бы тем, что лодка — не автомобиль, нельзя просто так взять и съехать с дороги. Во-первых, это вызывает перерасход драгоценного топлива. Во-вторых, мы можем потерять время — пока есть возможность, надо идти по хорошей погоде, а то кто знает, когда закончится это непривычное спокойствие на море. Ну и, в-третьих, любые незапланированные маневры вблизи берега несут в себе определенную опасность. Илье, когда он спросил про подход к лежбищу, я просто ответил — «нет, в данный момент это невозможно». И мы, ни на градус не отклоняясь от намеченного курса, направились в сторону Югорского Шара.

Маяк на мысе Гребень
Маяк на мысе Гребень

Кстати, Варнека раньше я никогда не видел. Однако то, что открылось моему взору часа четыре спустя, нисколько не обмануло моих ожиданий. Напротив, Варнек представлялся мне более маленьким, а я сейчас видел большое количество домов, кладбище, даже какую-то пристань что ли — понять я толком не мог, что там дальше. Бухта же, в которой находился поселок, в натуре оказалась немного более уютной, чем на карте, однако, пережидать тут какую-нибудь непогоду я бы не решился.

А вот Илья, сидящий сейчас на рубке вместе с Ольгой, выглядел несколько озадаченным. Со стороны даже казалось, что он какой-нибудь американский солдат из голливудского фильма, которому предстоит высадка на занятый японцами остров. Хотя оно и понятно, мы-то пойдем спокойно на своей лодке дальше, а им еще надо думать — где и как остановиться на ночлег со всем скарбом. Все-таки в Варнеке Ольге с Ильей придется пробыть еще минимум неделю.

Взволнованный Илья
Взволнованный Илья

Мимо нас пронеслась местная моторка с людьми. Как водится, на траверсе они резко сбросили ход и принялись пристально рассматривать нас. Я в ответ помахал рукой. И, забегая в далекое будущее, сажу, что данная моторка направлялась в бухту Лямчина к Андрею с грузом продовольствия. Но по какой-то там причине они передумали на полпути, где-то задержались, а потом вернулись в поселок. Я узнаю это много позже. Просто так, любопытная деталь.

На подходе к Варнеку
На подходе к Варнеку

Варнек
Варнек
Варнекский дом
Варнекский дом

А мы подходили все ближе и ближе. Вот, среди крутых берегов явственно определился и удобный для высадки пляж. Наташа согнала пассажиров в кокпит и полезла на нос за якорем. Мотор еле тарахтел, глубина уменьшалась. Над пляжем, к которому мы аккуратно подползали, появился человек. Я заглушил мотор, Наталья бросила якорь. Возле того местного жителя появился еще один. Мы принялись доставать отовсюду вещи наших пассажиров. Я поднял голову, и увидел, что над пляжем уже стоит человек шесть. Я слез в байдарку и предложил первым высаживаться Илье. Теперь над пляжем выстроилось уже не менее дюжины местных мужиков, постоянно отмахивающихся от неистовствующих комаров.

Кладбище Варнека
Кладбище Варнека
Берег бухты Варнека
Берег бухты Варнека

Изба
Изба
Местные
Местные

Илья испытывал хорошо заметный мандраж. Видимо, ему казалось, что как только он ступит на берег, то аборигены тут же налетят на него и сделают с ним что-нибудь страшное. Все это выглядело несколько комично. Понятно, что люди там собрались просто поглазеть на нечастое шоу, что Илья должен радоваться такой встрече — ведь сейчас он, прямо не сходя с места, познакомится со всеми, и узнает все, что ему необходимо. Еще и вписку найдет прямо тут же. Но он боялся, и меня это забавляло. Наташка отстегнула карабин фала, я оттолкнулся от борта тримарана.

И стоило мне сделать первый гребок веслом, как встречающие нас вайгачские — организованной колонной двинулись вниз на пляж. Встречать. Такая согласованность просто потрясала меня. Да, мы знаем, что местные жители с большим любопытством относятся к туристам, но обычно всегда смотрят со стороны, ожидая, пока приезжие сами подойдут к ним знакомиться. А тут все случилось ровно наоборот — колонна местных целенаправленно двинулась к нам, не успев дождаться даже высадки. Это было удивительно.

Комитет по встрече
Комитет по встрече

При всей моей любви к общению, задерживаться мне не хотелось. Я высадил Илью и перекинулся с жителями Варнека лишь несколькими словами. Все стандартно: кто, откуда, куда, и т.д. Я сделал еще пару ходок, пока Ольга выковыривала отовсюду свои припасы. Илья, как видно, уже освоился. На берегу он оживленно рассказывал что-то местным. Ольга же на лодке никак не могла найти очередной кусок своего «Пармезана». «Где он?», — вопрошала она, — «Где сыр? Куда вы его дели?» Она явно намекала на то, что я украл драгоценный продукт и сожрал его под покровом ночи. Ведь ей говорили, что я люблю сыр! Наталья ей в ответ посоветовала поискать лучше, и скоро треугольный кусок закономерно нашелся в углу Ольгиного рундука.

Мы погрузили все оставшееся вместе с Ольгой в байдарку, я отвез ее к Илье, где все мы быстро попрощались. Вне себя от счастья я погреб обратно. Мне казалось, что у нас теперь свалилась гора с плеч. Наташка пристегнула байдарку. Я быстро перелил бензин по расходным емкостям, приготовив все для долгого перехода. Завел мотор. Оставалось поднять якорь. Ну, вот и все!

Стоило нам покинуть пролив, как тут же задул легкий ветерок. Мы пошли быстрее одновременно под парусом и мотором. Воображение рисовало мне самые радужные перспективы. Так прошло около четырех часов. Мы снова оказались в бухте Лямчина. Ветер по-прежнему оставался слабым, однако, волнение тут было изрядным. Вот уж не знаю, в чем дело — может течения какие. Тримаран раскачивался и тормозил на этих волнах. Ветер почти не помогал нам двигаться вперед. Но это все ладно. Главное, что меня сейчас беспокоило — это байдарка. Изначально для ее буксировки я сделал специальный фал из четырехмиллиметрового стального троса. Тросик хоть и был тонким, но прочность его, как мне казалось, была достаточной. Однако трос этот не был эластичным, и потому любые рывки сильно чувствовались. Байдарка иногда разгонялась на попутных волнах, а потом резко останавливалась. Но тримаран-то шел вперед, слабина фала выбиралась, и в тот момент, когда он резко натягивался в струну, чувствовался сильный рывок. Я беспокоился за рым на транце и за оковку на носу байдарки. Так продолжалось еще пару часов, и, наконец, то чего я ожидал еще с острова Песякова, случилось.

На очередном таком рывке я посмотрел назад и увидел, как трос лопнул, а байдарка свободно поплыла по волнам. Конечно, со всеми этими предчувствиями, происшествие не было совсем уж неожиданным. Ну, чего? Срочно разбудить Наташку. «Давай на руль, ловим байду!» В готовности всегда есть несколько бухт веревки. Возьмем вот эту. «Давай, левым бортом тихонечко подходим!» Я вылез на поплавок и приготовился ловить байдарку. Вот и она. Все получилось легко. Узел завязан. Никуда не денешься! На всякий случай я продублировал эту веревку еще одной, пристегнув ее на отдельный карабин, и одну веревку привязал к буксировочному рыму тримарана, а вторую — на кормовой кнехт. Вытянул оборванный трос из воды и сильно удивился, что оборвался он не по какому-то вероятному залому, и не от коррозии, а просто прям так на ровном месте! Ну и дела!

Мы легли на прежний курс. Наташка опять ушла в каюту. Все рывки теперь прекратились, так как мягкие веревки их отлично амортизировали. Скоро мы минули Большой Лямчин нос, и тогда ветер несколько усилился. Теперь мы неслись со скоростью около 15км/ч. Тем не менее, я понимал, что ни на какую Новую Землю мы прямо сейчас не пойдем. Такие вещи с наскока не делаются. Это надобно сначала отдохнуть, подождать, посмотреть чего и как. Да и не хотелось так сразу уходить с Вайгача. Я сперва думал идти в Дыроватую, но Наташка возражала. Ей хотелось чего-нибудь новенького. Я рассматривал карту и видел множество интересных вариантов. Например, Хальмерпаха. Бухта Осьминная. Или вот. Река Лымбараяха и одноименная с ней паха. Но мы ведь туда еще и не факт, что пролезем. Там посмотрим.

Лымбарапаха
Лымбарапаха

Погода все свежела, скорость росла, волны становились выше. Вот уже показались, а потом и стремительно приблизились, высокие скалы северной части Вайгача. Хальмерпаха-то вон она, но туда совсем не хотелось. Несколько неуютно она выглядела, и мы пошли дальше, к этой самой Лымбарапахе. Обогнули высокий каменный мыс, окутанный морской пеной, завернули в большую губу. Через некоторое время Наталья села на руль, а я принялся бороться с парусом, убирая его на ветру. Мы двигались прямо туда, где должен был находиться проход в выбранное нами убежище. Но отсюда берег по-прежнему казался сплошным, лишенным каких либо проливов. Оставалось совсем немного, а прохода никакого так и не показалось. В конце концов, конечно, развернемся и уйдем куда-нибудь. Тут с укрытиями проблем нет. Но вдруг стали заметны впереди волны сильного течения, бьющего откуда-то, а спустя мгновение нам открылся узенький проходик. Между двух невысоких скал зияла щель — метров пятнадцать в ширину, не более. Выглядело это весьма привлекательно, но вместе с тем, и опасно. Рискнем!

Лымбарапаха
Лымбарапаха

Я сбавляю ход до минимума, Наташка бежит на нос к якорю и готовит его к отдаче на всякий случай. Вдруг что? Если мы начнем садиться на мель, то лучше поболтаться на якоре, чтобы было легче сползти. Мы подходим к первым волнам небольшого сулоя. Глубина резко меняется с пятнадцати метров до двух, но это вполне стандартно: перед устьем реки намыт галечный вал. Я вижу внизу камешки на этом валу. Течение становится быстрее, глубина снова растет. Аккуратно прибавляю оборотов, и мы входим в крохотный пролив. Глубина опять падает до критического одного метра — я начинаю искать основное русло, елозя зигзагами, и тут же нахожу его. Буквально впритирку к причудливой скале, но уже с ревущим на полном газу мотором, мы медленно забираемся все глубже и глубже в этот пролив. Впереди открывается большая спокойная губа. Там из воды торчат какие-то камни, которые, наверно, можно обойти, но вот справа за скалой вдруг показывается прекрасный залив. Река Лымбараяха.

Причудливые берега пролива
Причудливые берега пролива

Низкие галечные берега, на которых растут тысячи цветов. Вдали высятся скалы. Не пойти туда просто невозможно! И мы сворачиваем. Течение утихает, под днищем семьдесят сантиметров воды. Руль иногда что-то цепляет. Я сбрасываю газ, включаю нейтраль. Наташка швыряет якорь в воду. Я глушу мотор, и в этот момент начинаю чувствовать, что, пожалуй, сегодня я сильно устал. Сто сорок километров в одно лицо, не меняясь, без перерывов, погрузки-разгрузки.

Птицы
Птицы
Скалы в губе Лымбарапаха
Скалы в губе Лымбарапаха

Стоит тишина, мы осматриваемся и поражаемся красоте этого места. Я даже не знаю, как описать то, что мы видим. В утреннем неясном освещении картина, окружающая нас, кажется совершенно сюрреалистичной и инопланетной. Вот эти вот все скалы странных форм. Узенький пролив, который мы только что прошли, и все окрест будто бы выстраивается таким гармоничным кругом. Наташка говорит слово «цирк».

Устье Лымбараяхи
Устье Лымбараяхи

Да, действительно. Но смертельно хочется спать. Это еще сильнее повышает градус сказочности этого места. И мы предвкушаем, как после отдыха будем всюду здесь ходить. Сплаваем на байдарке вверх по реке (там нарисован водопад); сходим в губу — там виднеется очень странная скала на вершине сопки. Боже, да это просто выносит мозг! Я очень рад, что мы все-таки пришли именно сюда. Наташка тоже довольна. И, в конце концов, мы оба приходим к мысли, что теперь нам нужен отдых от попутчиков. И невозможно придумать места, лучшего чем это, для ожидания погоды, нужной для преодоления Карских Ворот.

Байдарка
Байдарка
Встаем на якорь
Встаем на якорь

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Поделиться

Лицензия Creative Commons
Произведение «Севпростор» созданное автором по имени Севпростор, публикуется на условиях лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная.

Яндекс.Метрика