Разное:

Свернуть

Люди Арктики и Русского севера

Люди в Арктике, конечно же, разные. Но общественное мнение в любом случае сходится на том, что они там какие-то особенно душевные, открытые и гостеприимные. За все время наших путешествий у нас не было ни одного конфликта или проблемы, связанной с людьми. Даже наоборот, многие помогали нам так, как и родственники бы ни за что не помогли бы. Причем, делали они это без всяких просьб, просто потому что им кажется – что так было бы правильно.

Рядом с медведем
Рядом с медведем
Медведь
Медведь

В Арктике тесно соседствуют русские – титульная нация, и малые народности. Про представителей малых народностей (например, ненцев) ходит довольно много негативных легенд: про них говорят, что они очень не прочь выпить, что они могут что-то своровать или испортить и вообще, мол, русских они не любят.

Сначала, познакомившись с ненцами, мы решили, что это полный бред. Ненцы – отличные люди, к нам они относились просто замечательно и никаких натяжек, связанных с тем, что мы не местные или тем более – русские, мы не заметили. И они нам очень помогали, причем не раз. С некоторыми мы общаемся до сих пор.

Но потом, со временем, мы не то чтобы переменили свое мнение, а скорее открыли для себя некоторые новые черты ненцев. Стало понятно, что они на самом деле вполне могут навредить, но навредят они не конкретным "русским", а абстрактному белому человеку. Например, все рыбачьи или охотничьи избы, построенные русскими (а ненцы избы не строят), и находящиеся в пределах доступности оленеводов, скорее всего, будут ими уничтожены. Или, как минимум, приведены в полную негодность для использования.

Такое поведение оленеводов, разрушающих избы, кажется совершенно нелогичным, и вредит оно не только хозяевам изб или их потенциальным гостям (охотникам, рыбакам, путешественникам), но и самим же ненцам. Например, нам рассказывали одну такую байку, когда оленеводы сожгли зимой избу, а потом, из-за непогоды, не смогли вернуться в свое стойбище. Единственным укрытием им могла бы послужить та самая изба, но они сами же ее только что сожгли. В результате эти люди сильно пострадали – то ли замерзли насмерть, то ли получили тяжелые обморожения. Подробностей мы уже не помним, но суть была прямо как в поговорке: «не рой другому яму, сам в нее попадешь».

Однако, даже такой вандализм, как ни странно, может иметь вполне логичное обоснование. Дело в том, что там – где белых людей мало, а точнее – где на оленей никто не покушается, например, из-за труднодоступности территорий, — там есть достаточно целые избы, в которых при желании можно переночевать. И даже окна кое-где будут в сохранности.

А вот в тех местах, где охотники (как правило, сами же местные деревенские жители) совершают набеги на стада и десятками отстреливают себе оленей на мясо, там ненцы стремятся уничтожить любую постройку, в которой мог бы остановиться потенциальный браконьер. А до кучи, они таким способом препятствуют и посещению этих мест прочими охотниками и рыбаками.

Например, так происходит на полуострове Канин. Местные деревенские жители могут в любой момент купить оленей, но многие из них пытаются «сэкономить». Они просто садятся на свои квадрациклы или снегоходы, едут к ближайшему стаду и отстреливают столько оленей, сколько душа пожелает.  А оленеводам приходится лишь униженно просить, чтобы браконьеры показали, кого они там подстрелили: некоторые оленеводы помнят своих животных «в лицо», и так они хотя бы могут понять, что произошло с конкретным оленем  – убили его, или он, может, просто отбился от стада, и его следует поискать.

Даже если в деревне живет несколько сотен человек, то в год они могут уничтожить до пары тысяч оленей. Разумеется, не все в деревне – браконьеры, но и деревень там не одна и не две штуки. Так что «нелогичное» поведение ненцев или представителей других малых народностей может иметь свое вполне понятное объяснение: они защищают своих оленей от браконьеров.

Однако в большинстве случаев, на наш взгляд, причиной разрушения изб и прочего вандализма все-таки является "бытовой национализм". Ненцы не особо любят центральную власть, так как она, как ни крути, принесла им много вреда. И как следствие - не любят ее представителей. Отрицать этого нельзя. Даже то что кажется нам пользой, пользой для малых народов не является. Например, взять типичную европейскую образовательную систему, которая насильно забирает детей в интернаты, отучает от национальной культуры и жизни в чуме, приобщает к белой цивилизации, к ее комфорту и возможностям и таким образом разрушает ненецкий быт и культуру.

Поэтому нелюбовь малых народов к "белому человеку" может быть вполне оправдана и объяснима. Однако, при этом, не любя эту систему, они не делают почти никаких различий между собой и титульной нацией; они сами исповедуют Православие или Баптизм, и полностью отождествляют себя с Россией. На первый взгляд это может показаться парадоксальным, но это всего лишь совершенно обычная и здоровая нетерпимость, присущая практически всем нам. Мы можем не любить какой-то народ, но при этом будем очень хорошо относиться к отдельным личностям.

Кстати, про браконьерство. Может показаться, что оно на севере не поощряется. На самом деле понятия «браконьерства» как такового в Арктике не может быть по определению, ибо здесь рядом с тобой нету органа власти, который мог бы назвать тебя преступником за то, что ты воспользуешься природными ресурсами и так по праву принадлежащими тебе, как гражданину. Особенно учитывая то, что магазинов со свежим мясом и птицей в тундре как-то не наблюдается.

Да, жители арктических городов тоже не прочь порыбачить или пострелять без всяких путевок, но в любом случае, местные не будут палить по всем видам птиц «для галочки», как это делают жители мегаполисов. Они могут настрелять по весне до нескольких сотен гусей, но каждый гусь будет уложен в морозильную камеру или погреб, и без остатков съеден семьей того самого «браконьера».

На севере, как и в любом другом месте, не поощряется уничтожение чужого. Олени – это чужое имущество, поэтому, любому здравомыслящему человеку ясно, что стрельба по оленям в стаде – это либо кража, либо (учитывая что при стаде всегда есть оленевод) – грабеж. А вот охота на дикого зверя или птицу, либо рыбалка – это промысел, осуществляемый исключительно ради собственного пропитания или небольшой подработки. И он, с точки зрения северного человека – дело естественное, правильное и богоугодное.

Живут на севере неплохо. Иногда даже можно сказать – очень хорошо. Если сравнивать северян с жителями, например, Москвы, Питера, Ленинградской или Вологодской области, то последние им очень существенно проигрывают. При этом, северяне очень любят жаловаться на свою жизнь. Имеют вездеходы, снегоходы, отличную квартиру и дом в тундре, ездят бесплатно в Таиланд и при этом все равно рассказывают, как им плохо живется. Иногда это выглядит как форменное издевательство. Но им сравнивать не с чем, точнее они сравнивают с лучшим, поэтому с нашей точки зрения иногда даже кажется что они «зажрались».

Но с этим ничего не поделать – такова особенность практически всех русских людей. При этом, хоть северяне и жалуются на отсутствие некоторых желаемых благ, все равно с кем мы ни общались – никто отсюда уезжать не хотел. По сути все очень счастливы и своей жизнью довольны.

Здесь опубликованы фотографии людей, которых мы встретили в процессе наших путешествий. К сожалению, тут далеко не все, а только те, кого удалось сфотографировать. Не хочется давать им какое-то общее определение, и называть "людьми севера" и т.п. Все это лишнее. Но тем не менее, у них всех есть много общего. Они, действительно, живут на севере, как правило в деревнях. И почти все эти люди по национальности либо коми, либо ненцы. Узнать это очень легко - у них очень типичные лица, особенно у мужчин. Никто из них специально не позировал, всех удалось сфотографировать случайно. Что особенно приятно).

Вездеход
Вездеход
ЗИЛ-157
ЗИЛ-157

Баба Люба и Юра
Баба Люба и Юра
Юра
Юра

Юра
Юра
Местный рыбак и Руслан
Местный рыбак и Руслан

Вертолет
Вертолет
Николай Иванович
Николай Иванович

Посадка
Посадка
Посадка
Посадка

Прилет вертолета
Прилет вертолета
Вертолет прилетел
Вертолет прилетел

В вертолете
В вертолете
В вертолете
В вертолете

Идем в магазин
Идем в магазин
Сборы
Сборы

Оленевод, проезжавший мимо и остановившийся поболтать о погоде.
Оленевод, проезжавший мимо и остановившийся поболтать о погоде.
Олени у Баренцева моря
Олени у Баренцева моря

Обедаем
Обедаем
Анатолий
Анатолий

На метеоплощадке
На метеоплощадке
Метеоролог
Метеоролог

Рыбалка
Рыбалка
Рыбаки
Рыбаки

Максим
Максим
Перед погружением
Перед погружением

Амдерминские дети
Амдерминские дети
Амдерма
Амдерма

Ненка
Ненка
Саня - главный мусорщик
Саня - главный мусорщик

Кролик
Кролик
Покос
Покос

Настя и кошка
Настя и кошка
Олень и нарты
Олень и нарты

Один из работников базы
Один из работников базы
Хорошая девушка нас довезла до города
Хорошая девушка нас довезла до города
Местный сторож
Местный сторож

Инспектора ГИМС работают на реке
Инспектора ГИМС работают на реке
Забор пробы с помощью батометра
Забор пробы с помощью батометра

Рыбаки с уловом
Рыбаки с уловом
Улов
Улов

У реки Печора
У реки Печора
Разделка рыбы
Разделка рыбы

Камбала
Камбала
Икра
Икра

В Нарьян-Маре
В Нарьян-Маре
Олег
Олег

Дальнобойщики
Дальнобойщики
Едим арбуз
Едим арбуз

Дальнобойщик показывает как вязать узлы
Дальнобойщик показывает как вязать узлы
Продажа рыбы на ходу
Продажа рыбы на ходу

На Печоре
На Печоре
На пароме по Печоре
На пароме по Печоре

Дальнобойщик на пароме
Дальнобойщик на пароме
Паром готовится причалить
Паром готовится причалить

Камаз
Камаз
Застряли
Застряли

Каракат
Каракат
Достаточно бессмысленная помощь
Достаточно бессмысленная помощь

Оленевод
Оленевод
Спуск к морю
Спуск к морю

Закинул старик невод...(с)
Закинул старик невод...(с)
Помогаем поставить сеть
Помогаем поставить сеть

Местные псы
Местные псы
Рыбалка
Рыбалка

Василий
Василий
Александр Яковлевич
Александр Яковлевич

Оленевод
Оленевод
Местный рыбак
Местный рыбак

Пообщались с рыбаком
Пообщались с рыбаком
Местный рыбак
Местный рыбак

Все эти фотографии сняты в разное время, в течение четырех лет. Сняты в разных местах. Так что если покажется, что повествование где-то имеет связь, на самом деле это не так. Даже фотографии с вертолета сняты не одновременно - некоторые в процессе отлета из Чаваньги, а некоторые в процессе прилета в Каратайку. То есть это не только разные места, но и разные годы.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Поделиться

Лицензия Creative Commons
Произведение «Севпростор» созданное автором по имени Севпростор, публикуется на условиях лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная. Яндекс.Метрика