Заброшенные объекты на карте

Все про абандоны:

Свернуть

Авиационная комендатура на острове Греэм-Белл (ЗФИ)

Здесь вы можете почитать об авиационной комендатуре, которая находилась на Земле Франца-Иосифа (острове Греэм-Белл) в советский период освоения Арктики. Также тут можно посмотреть фотографии этих мест.

Навигационный знак
Навигационный знак
Параболическая антенна радиорелейной связи
Параболическая антенна радиорелейной связи

На острове Греэм-Белл Земли Франца Иосифа до 1993 года располагалась отдельная радиолокационная рота. Это было самое северное подразделение Советской Армии.

Кроме роты неподалёку находилась и авиационная комендатура, обслуживавшая находившийся там ледовый аэродром.

Поселок комендатуры
Поселок комендатуры
Прожекторы
Прожекторы

Инфраструктура ледового аэродрома - уничтожена
Инфраструктура ледового аэродрома - уничтожена
Инфраструктура ледового аэродрома - уничтожена
Инфраструктура ледового аэродрома - уничтожена

Поселок
Поселок
Поселок
Поселок

Поселок
Поселок
Опорный пункт
Опорный пункт

Вот так выглядит этот поселок в наше время. На первой фотографии - до очистных работ, на второй фотографии - после них. Как видите, оставили только здания и помеченную нами технику, а все остальное вывезли к побережью, откуда металлолом планируется вывезти на материк.

Бочки на Греэм-Белле
Бочки на Греэм-Белле
Вид на очищенный поселок
Вид на очищенный поселок

Хотя, мелкий мусор пока оставили, так как не имеет смысла в настоящее время все грести граблями под ноль. Да и кто знает, как этот поселок будут использовать дальше - сделают музей под открытым местом, или туристический объект, или оставят как есть.

"Поселок комендатуры"
Поселок пи аэродроме
Поселок пи аэродроме

Поселок при аэродроме
Поселок при аэродроме
Поселок при аэродроме
Поселок при аэродроме

Пока тут жили военные, в «Поселке Комендатуры» имелись жилая одноэтажная деревянная казарма, жилые блоки, здание, в котором работал метеоролог, склад, прачечная, деревообрабатывающая мастерская, узел связи, радиостанция и прочее.

Строения
Строения
Бочки
Бочки

Строения
Строения
Строения
Строения

Гараж
Гараж
Поселок
Поселок

Поселок
Поселок
Не курить
Не курить

Поселок
Поселок
Туалет
Туалет

Куб
Куб
Бочки
Бочки

Все засыпано снегом
Все засыпано снегом
Через дверь не попадешь
Через дверь не попадешь

Мостик
Мостик
Крыша под снегом
Крыша под снегом

Все занесено снегом
Все занесено снегом
Вид с крыши
Вид с крыши

Полуразрушенная конструкция
Полуразрушенная конструкция
Остов
Остов

Рисунки
Рисунки
Рисунки ан стенах
Рисунки ан стенах

Очередное строение
Очередное строение
Кровати
Кровати

Кровати
Кровати
Останки зданий
Останки зданий

Гараж
Гараж
Бочки
Бочки

Вот это, например, так называемые ЦУБы - цельнометаллические унифицированные блоки, в котором жили военные, а скорее всего военные специалисты или командный состав. Что касается солдат срочной службы, то они жили в казарме.

Кто-то уже разбил окно
Кто-то уже разбил окно
Поселок
Поселок

ЦУБы
ЦУБы
ЦУБы
ЦУБы

Сева
Сева
Поселок
Поселок

Наушники
Наушники
Антенна
Антенна

Фонарь
Фонарь
Настоящий дверной звонок
Настоящий дверной звонок

Шкаф
Шкаф
Украшения стен
Украшения стен

Стол
Стол
Полки у стен
Полки у стен

Кухня в ЦУБе
Кухня в ЦУБе
Кухня
Кухня

Полка
Полка
Полки
Полки
Ящик снаружи
Ящик снаружи

Книга
Книга
Крыша ЦУБа
Крыша ЦУБа

Ну и, конечно, множество различной техники.

Узел связи, Р-440 - пока сохранен
Узел связи, Р-440 - пока сохранен
ЗИЛ 131
ЗИЛ 131

ЗИЛ 131
ЗИЛ 131
ЗИЛ
ЗИЛ

Остов техники
Остов техники
Остовы техники
Остовы техники

ЗИЛ 131
ЗИЛ 131
В фургоне
В фургоне

Поселок
Поселок
Все занесено снегом
Все занесено снегом

Попасть на остров можно было самолётом (военным «бортом», разумеется). Летали туда ИЛ—12 или ИЛ —14. Чуть позже стали летать с Новой Земли на специально оборудованных вертолётах МИ—8 (с дополнительными баками), чуть ли не 8 часов получалось время полёта в одну сторону. В общем, условия службы – тяжёлые, а в зимнее время – экстремальные.

Снежная равнина
Снежная равнина
Поселок
Поселок

Бочки
Бочки
Поселок
Поселок

Аэродром
Аэродром
Аэродром
Аэродром

Прожекторы
Прожекторы
Снег тает
Снег тает

Голубая вода
Голубая вода
Сева
Сева

Вид на опорный пункт
Вид на опорный пункт
Почти все растаяло
Почти все растаяло

Череп медведя
Череп медведя
Раскатанная дорога
Раскатанная дорога

О службе и жизни в этом месте информации у нас почти нет, поэтому просто опубликую несколько воспоминаний, из тех что нашла в интернете.

Ан-124 Посадка на ледовый аэродром на острове Греэм-Белл (Земля Франца-Иосифа), воспоминания летчика:

"С какого-то времени вокруг Ан-124 начали бродить слухи о возможном полете в Антарктиду. В реальность такой экспедиции не верилось, но команда облетать ледовый аэродром поступила.

Это было незадолго до окончания нашей основной работы — испытаний в условиях естественного обледенения. Оказывается, и аэродром был заранее подобран на острове Греэм-Белл, что в архипелаге Земля Франца-Иосифа. Трудности возникли с разрешением на такой полет со стороны Генерального штаба.

Наконец, нам дали «добро», а на остров соответствующая команда не прошла. В то время у военных связь была неважная, хотя аэродром считался стратегическим. Послали мы на Греэм-Белл на разведку Ан-12, которому пришлось трижды проходить над полосой, пока «земля» не откликнулась, — отсутствовал план на этот полет, и все службы спали.

Самолет посадили и пытались арестовать, но узнав, от кого исходит разрешение, с миром отпустили и дали согласие на прилет Ан-124. Полоса была готова к нашему прилету: длинная, широкая, хорошо укатанная — ледяной бетон.

Но эта информация разведчика была неполной. Будь я на Ан-12, то полет Ан-124 на этот аэродром не состоялся бы. Это я понял, когда после посадки и пробега мы выключили двигатели на той полосе. Ее края представляли собой отвесные трехметровые стенки из спрессованного временем и морозом снега, и нам не развернуться на 180°, чтобы отрулить к месту старта.

Закурили мы с комендантом базы предложенные им сигареты «Памир», (выпущенные в 1948 году — запасы полувековой давности!) и стали думать. Долбить твердый, как бетон, бруствер или попытаться использовать ледовые особенности взлетной полосы. Запустили двигатели. Я прижался к боковой кромке, насколько позволял двигатель, после чего немного разогнал самолет, затем резко затормозил внутренними по развороту колесами, одновременно увеличил тягу крайнему внешнему двигателю. Получилось на редкость удачно — самолет за счет юза без напряжения (тряска отсутствовала) легко развернулся практически на месте.

Отрулив к началу полосы, я выполнил точно такой же разворот и был готов к взлету. Мы взлетели и благополучно добрались до базового аэродрома, но на душе остался неприятный осадок. Конечно, если бы я вовремя вспомнил поговорку «доверяй, но проверяй то сам бы прилетел сюда на самолете-разведчике и после осмотра аэродрома пришел бык выводу о невозможности прилета и посадил здесь Ан-124, но тогда бы мы не узнали о его маневренных возможностях на заснеженных и ледовых ВПП. Вот так «Верить никому нельзя» — это крылатое утверждение особенно важно для летчика, командира экипажа. Ведь он находится в конце цепочки возможных последствий вероятных технических отказов и чужих ошибок.

Надо было продолжать полеты по программе летных испытаний, а поскольку зона находилась в нейтральных водах Баренцева моря, то очень скоро «Руслан» стал объектом внимания со стороны натовского противолодочного самолета РС-4."

Арктическая навигация первой половины 90-х годов прошлого столетия, выгрузка на Греэм-Белл:

"Арктическая навигация первой половины 90-х годов прошлого столетия. Теплоход «Юта Бондаровская» пробивался к острову Греэм-Белл, в восточной части архипелага Земля Франца-Иосифа. Как не колотились вслед ледоколу «Капитан Драницын», сплошной паковый лёд не позволил приблизиться к берегу ближе трёх миль.

Так кто же обитал в этом, забытом Богом крае, да на самых подступах к Северному полюсу? Как пояснил вахте капитан Александр Дмитриев - небольшой воинский гарнизон Греэм-Белла обслуживал не просто взлётную полосу, но стратегического значения! Служба не из лёгких, но согревало чувство высочайшей ответственности - находились ведь на самых крайних рубежах Родины.

После первой посадки на ледяной аэродром двух истребителей-перехватчиков МИГ-31 «Голос Америки» с тревогой сообщил, что советские лётчики освоили новую авиабазу в Арктике. Преодолев почти полторы тысячи километров над Северным Ледовитым океаном, они сели на необорудованную с точки зрения современной авианавигации взлётную полосу, прорубленную в толще снега, больше похожую на каньон, глубиной в несколько метров. Достаточно сказать, что после посадки над сугробами торчали лишь кончики килей МИГ-31. Мартовский Греэм-Белл встретил их тридцатишестиградусным морозом и ветром 18 метров в секунду! После посадки на Греэм-Белл сюда садились и другие лётчики, как на МИГ-31, так и на СУ-27…

Так что экипаж «Юты Бондаровской» был причастен к освоению арктической авиабазы, правда об этом он тогда не ведал. Моряки просто выполняли обычную работу по снабжению всех тех, кто пребывал на арктических островах. Будь то зимовщики полярных станций, шахтёры Шпицбергена, пограничники или геологи.

Ещё на подходе к острову вахта обратила внимание на две, едва различимые тёмные точки на белом фоне. По мере продвижения «Юты Бондаровской» к острову, они обрели очертания людей, бредущих навстречу судну. Одинокие человеческие фигуры напоминали американских астронавтов среди безжизненных лунных кратеров.

Старпом Карый, вооружившись биноклем, сообщил вахте:

- Привидения одеты в армейскую форму, а через плечо - автоматы Калашникова. Надо думать, что офицеры идут принимать груз, не терпится служивым.

Поднявшись по парадному трапу, опущенному на лёд, военные люди представились как майор Иванов и прапорщик Фельдман. Беспокойные представители полярного гарнизона желали помочь с выбором стоянки судна.

После кружки крепкого горячего чая в уютной штурманской рубке разговорился, мрачноватый с виду майор Иванов. Вот что поведал воин-полярник о гарнизонных буднях:

- Бродить в Арктике без оружия не менее опасно, чем в Афгане, где довелось служить и воевать. Наши соседи по «коммунальной квартире», полярные медведи, ничуть не смущаясь, могут без приглашения посетить гарнизон. Однажды, огромная белая медведица забрела к продовольственному складу, на двери которого я закрывал замок.

Она кокетливо встала на задние лапы, грозно и протяжно ревела, требуя съестного и гостинца для медвежонка. Как будто знала, что встретила на узкой, протоптанной в снегу тропинке, заместителя командира части по тылу. Выручил часовой, выпустивший из автомата очередь в воздух, недовольно заревев, непрошенная гостья убралась прочь. С тех пор с автоматом не расстаюсь.

То, что чувство опасности у офицера в крови моряки заметили в столовой команды, куда пригласили гостей пообедать. Майор Иванов наворачивал борщ, зажав «Калашников» между ног.

Суровый с виду офицер оказался заботливым и внимательным командиром. Война и служба в экстремальных условиях научила. Как бы там ни было, вездесущий и обеспокоенный майор Иванов активно принимал груз: спускался в трюма, носился по ледяному припаю, заглядывая в чрево палубного вертолёта МИ-8. Винтокрылая машина с ледокола «Капитан Драницын доставляла груз с припая в гарнизон. Командир переживал, как бы чего не напутали эти энергичные и весёлые моряки. Не дай Бог оставят в трюме груз, предназначенный на его точку. Особо беспокоился майор за контейнера с консервированной картошкой в жестяных банках. Очищенные клубни свежего картофеля, залитые каким-то соком, долго сохраняли качество натурального продукта и необходимый для солдатского организма витамин. Следующего завоза продуктов воинам ждать целый год, до следующей навигации! Потому можно понять командира…"

© Феликс Цыганенко

А вот нашла еще одно забавное воспоминание о Греэм-Белле:

"Устойчивого транспортного сообщения между Южным и Северным островами, а также с Землей Франца-Иосифа не существовало. Были лишь эпизодические и не всегда предсказуемые полеты вертолетов или самолетов. Хорошо помню случай, когда на точке Греэм-Белл (З.Ф.И.) в январе 1986 г. сгорел свинарник и погибли свиньи. Новых свиней туда доставляли специальным рейсом на Ил-76ТД из Рогачёво. Сколько стоила каждая такая свинья, трудно даже предположить.

Но обычным способом сообщения с дальними точками был следующий: из Рогачёво в Архангельск, из Архангельска в Диксон, из Диксона на точку. Сколько времени уйдет на дорогу — как повезет. Если надо было с точки добираться в Белушью Губу, последовательность была обратной. «Дембелей» с З.Ф.И. и севера Новой Земли обычно начинали вывозить за два-три месяца до увольнения. Их перевозили через половину Северного Ледовитого океана, Диксон и Архангельск в Белушью Губу или Рогачёво, выдавали документы об увольнении и затем отправляли назад в Архангельск. Очевидно, что расходы на содержание войск на Новой Земле и Земле Франца-Иосифа были непомерно велики".

А вот еще кое-что о Греэм-Белле:

"Я даже точно не знаю цели экспедиции, но раз там работали люди, значит, на острове все-таки что-то искали. Эти страшные истории рассказала мне дочь того полярника, который на острове провел весь период от первого до последнего дня экспедиции. Девушку звали очень редким именем Аэлита. Ее папа писал очень красивые стихи, мы часто собирались у кого-нибудь в кубрике, и она нам читала их из потрепанной тетради. К сожалению, к тому времени его самого уже не было на Земле. Но рассказанные истории о белых медведях через нее стали достоянием вас теперь, и тогда меня после трагических повествований.

Кроме нашей экспедиции на острове находился небольшой по составу пограничный пост и метеослужба. Естественно в таких тяжелых арктических условиях на островах Северного Ледовитого океана, аж за 80–й параллелью, глупо бы было держаться порознь. Поэтому экспедиция поставила свой жилой комплекс «Вахта-40» в одном поселке с погранцами и метеослужбой. Потому что можно было бы всегда придти на помощь в экстренных случаях, что и случалось очень часто. Хотя лишний раз ни кто и носа не высунет, если погода начиналась портиться. Так и отсиживались по своим закуткам.

Пограничников было четверо. Командовал ими прапорщик. Их задачей была охрана острова и границы государства СССР, хотя в безбрежном океане граница выглядела просто смехотворно. Так, однажды, на одном из островов архипелага Земли Франца Иосифа, которому меньше повезло, чем Греэм-Беллу, где не было погранзаставы. А охрана государственной границы осуществлялась плановыми облетами их авиацией, то и была случайно обнаружена буровая установка, которая там не должна была находиться, ну ни под каким соусом.

Когда туда срочно приземлилась группа пограничников, то выяснилось, что это было незаконное проникновение на территорию суверенного государства Российского французской иностранной фирмы, ведущей поиски полезных ископаемых. Ни документов на эти права, ни других оправдательных документом та фирма не смогла предъявить. Так и разгорелся международный скандал. Пограничники имели снегоходы, и в хорошую погоду совершали осмотр всей территории острова. Но на такой, охраняемый остров никто и не сунется!

Метеослужба и вовсе состояла из одной женщины. Она жила в небольшом срубе с буржуйкой, где у нее размещалось все оборудование, спальная комната и радиосвязь. Но, на мой взгляд, женщине нужно в таких условиях давать звание Героя СССР!

Однажды, правда, на материке, когда я исполнял обязанности начальника смены РИТС, на нашу базу налетел снежный циклон, который бушевал ровно семь дней. Поселок, состоящий из трех блоков под крышей, и все производственные ангары и сараи были занесены выше крыши! А когда он закончился, то понадобился полный рабочий день, чтобы откопать входы, добраться до боксов, завести технику и расчистить подходы и подъезды к важным объектам бульдозером, а где и вручную.

Естественно, что все люди вечером просто свалились с ног от такого напряженного труда, перекидав ни одну тонну снега. И вот ко мне в кабинет уже часов в восемь вечера ввалился снежный человек. То есть он так выглядел – весь обнесенный снегом,

- Васильевич, а что же мы про Маргариту Григорьевну забыли? – выпалил Игорь, наш механик по спец.технике, а в тот момент еще и возглавлявший автопарк.

Я вслед за ним всплеснул руками. Да, мы совсем в суматохе забыли про нашего инженера центральной лаборатории буровых растворов. Она там и жила на отшибе в отдельном вагончике между боксами. Так ее там занесло так, что теперь и не докопаешься…

- А что у нас есть по людям, чтобы откопать ее сейчас же?

- Васильевич, побойся Бога, все уже рухнули от усталости за весь такой тяжелый день. Да, с ним, кажется, не поспоришь….

- Постой, Игорь, а к нам же Зотов Валентин приехал, давай-ка, его бери, лопаты, и я с вами! Пойдем откапывать ее. Не бросать же Риту одну в беде.

И вот мы в темноте подошли к тому месту, где вроде бы должны стоять ее вагончики. Ангары высотой не меньше пяти метров, окружавшие ее нахождение были полностью под толщей снега, и только небольшие сугробы над ними, указывали нам, что мы пришли сюда, и находимся примерно над Ритой. Но никто из нас точно не смог бы ориентироваться, и сказать твердо,

- Копай здесь! – и указал пальцем.

Нет, пришлось копать наугад. Снег за семь суток бурана так уплотнился, что его можно было резать на кубики и убирать в сторону руками. Но для этого надо было еще выкопать яму, а потом убрать наст, потом еще углубиться, и снова резать кубики, и так все три–пять метров вглубь! Благо, что нам вскоре просто повезло, и металлическая лопата для резки снега, обо что-то лязгнула и остановилась. Оказалось, что это вытяжная труба с ее вагончика. Из нее тут же легко вырвался дым! Значит, Маргарита была жива!

Вот так три мужика почти без передышки за три часа едва откопали вход. Зато сколько было радости от встречи всегда и так веселой, жизнерадостной женщины, а сейчас просто светящейся изнутри своей лучезарной улыбкой.

Поэтому у женщины с метеослужбы на о. Греэм-Белл – были свои кураторы. К ней проявляли интерес солдатики, и полярники похаживали, все, как полагается. И те и другие были оторваны от дома на год. А она была довольно симпатичной, и не совсем старой, лет тридцати трех, и тоже являлась одинокой. Но в отличии от мужиков, женщины едут на Крайний Север, вот в такие немыслимые условия не только за длинным рублем. Многие находят там себе мужей!

Выбор большой, и ни кто не мешает выбирать себе подходящего мужа. Потому что женщина всегда привлекает к себе всеобщее внимание. И как-то в ужасном одиночестве, в отрыве от дома, там сразу забывается, что дома осталась семья, жена… Она, эта единственная женщина – чувствует себя Королевой! К ней всегда приходят на помощь, на выручку, если это требовалось. Потому что метели и снежные бури на севере – привычные тенденции, и сама она бы не смогла выбираться наружу, занеси ее снегом. К тому же внутри нужно топить печь, чтобы обогреваться, а для этого нужны дрова, а их нужно наколоть. Невозможно существовать без воды, чтобы пить и готовить пищу, мыть посуду, убираться. А воду чтобы раздобыть, нужно было отправиться на озеро, выдолбить чистый лед, собрать осколки, а потом растопить…. В общем, кругом нужны мужские руки. А желающих – хватало.

С появлением на острове экспедиции в поселке соорудили, и баню, и столовую. Всего теперь там проживало с полсотни человек. Контингент не менялся целый год, и поэтому постепенно рождалась одна семья. Дружная и сплоченная. Приходилось самим себя и развлекать. Поэтому собирались в красном уголке от десяти до двадцати человек и общались. Слушали новости по радио. Потому что телевидения на острове не было. Играли в настольные игры, бильярд, карты. Слушали музыку, пели, читали стихи….

Белые медведи тут появлялись тоже. Вокруг острова, куда ни глянь, на тысячи километров простирались льды. Причем толщина его иногда достигала больше двадцати метров. На восьмидесятой широте подвижки льда были редким явлением, поэтому белым мишкам приходилось тяжко и голодно. Раздобыть пищу подо льдом практически было невозможно, если только сильно повезет, что когда-нибудь появится трещина, которая мгновенно заполнится водой, и в ней всплывет вдохнуть кислорода крупная и мелкая рыба, или млекопитающие. На острове тоже с кормом были проблемы. Из птиц, там оставались белые куропатки, но их еще нужно было умудриться поймать, белые песцы… вот и вся живность. И тогда в поисках пищи они отправлялись к людям….

Ох, не завидую я тем, кто попадется в это время в их лапы.

И первый тревожный звонок прозвучал в поселке именно с единственной женщиной. Во время менструации мишки-самцы просто чуют кровь и идут на запах. Света, одетая очень тепло в тулуп, собачью шапку и пимы, снимала обычные показания с метеоприборов, как почувствовала, крепкое пожатие за плечи. Словно кто-то из солдат решил пошутить, подкравшись сзади. Но женщина тут же поняла свою ошибку. В нос ударил запах псины! И вдобавок она услышала рычание…. Глухое, но уже угрожающее ее растерзать!

Мешкать ни мгновения было нельзя. Но как она умудрилась, сжатая с боков за плечи медвежьими лапами, расстегнуть пуговицы на тулупе, а затем выскочить, выскользнуть, как хотите…. И убежать у мишки между ног??????????? Никто так и не мог понять, как ей это удалось? Но в первый раз она сбежала. А потом, когда подоспела подмога…. То на том месте, где произошло это незабываемое свидание, очевидцы обнаружили в клочья порванный тулуп! Теперь в каждом жителе поселка сидел животный страх. Ни кому не хотелось почему-то попасть в лапы медведя. Второго промаха – он не допустит.

И все были предельно осторожны.

Но женщина-то на острове была одна. И ладно, когда к ней повадились мужики, но вот такого гостя она и сама не хотела, а он к ней повадился, не мог успокоиться после первого раза. И как не жаль - вторая попытка его удалась!

То, что увидели местные жители после второго визита – было просто ужасным зрелищем, и не для слабонервных!

Второй визит мишка повторил уже в баню. Напарившись в парной, по традиции солдатик выскочил в снег. Но не успел он вернуться назад в баню, как его накрыл лапой людоед… и порвал в клочья, оставив на окровавленном снегу лишь фрагменты от банного полотенца!

Потом было дано разрешение на отстрел мишки. Прилетела с материка целая бригада охотников с ружьями… и в конце концов мишку выследили и прикончили, а след в памяти – остался".

© Валерий Лазарев, 31.07.2013 г.

Конечно, воспоминания эти отрывочные, а некоторые еще и из вторых-третьих рук, да еще и в авторской обработке, но все равно процитировать их тут было интересно, так как в самом деле примерное представление о происходившем на острове они дают.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Поделиться

Лицензия Creative Commons
Произведение «Севпростор» созданное автором по имени Севпростор, публикуется на условиях лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная. Яндекс.Метрика