Заброшенные объекты на карте

Все про абандоны:

Свернуть

Абандоны на Кольском п-ве

На Кольском полуострове довольно много заброшенных объектов, например, деревни или фактории, но они официально хоть и не жилые, по факту почти везде живут люди или регулярно приезжают охотники и рыбаки.

Деревня Поной
Деревня Поной
Идем знакомиться
Идем знакомиться

Тоже можно отнести и к военным объектам - они вроде как есть, но из-за относительно легкой доступности, почти всю технику и интересные вещи вывезли местные жители или специально нанятые государством "металлисты". Поэтому хорошо сохранившихся нежилых (тех, где нет хотя бы одной бабульки или одного дедульки, живущих тут почти круглый год) объектов на Кольском не так много. Да в общем, почти нет.

Река Поной, деревня Чальмны-Варрэ

"Чальмны-Варрэ" на саамском языке означает – глаза леса. Также, как мы позднее узнали, есть версия, что "Чальмны-Варрэ" переводится как "лес видимый глазу", "куда ни глянь - везде лес" или "видимый лес". А Чарнолусский В.В. переводил это странное название как "Черный глаз", утверждая, что так выглядит одинокая возвышенность среди болот, на которой и приютилась деревня. Чальмны-Варрэ - очень древняя деревня. Здесь давным-давно жили саамы.

Чальмны-Варрэ
Чальмны-Варрэ
Чальмны-Варрэ
Чальмны-Варрэ

Деревня расположена в местах давнего обитания Каменских саамов, которые издавна жили в наиболее удаленных районах полуострова и сравнительно мало контактировали с другими этносами. Каменские саамы известны по источникам с XVIII в. Они жили по среднему течению Поноя и кочевали на небольших пространствах, преимущественно в широтном направлении, по левому берегу реки. Их погосты (один зимний и два летних) находились недалеко друг от друга (в пределах 10-20 км), и они имели одно общее кладбище, находившееся на Поное, на острове, носившем саамское название Чальмны-Варрэ.

Каменские саамы занимали труднодоступный, удаленный от всяких путей район и вплоть до первых десятилетий XX в. жили довольно изолированно. Их внешние контакты ограничивались, как правило, нечастыми зимними выездами в Варзугу (летнего пути туда не было) - русское село на Терском берегу Белого моря, лежащее за многие километры от Поноя.

Наскальные рисунки
Наскальные рисунки
Наскальные рисунки
Наскальные рисунки

Только в 1917 г. в Чальмны-Варрэ поселилась первая семья коми-ижемца Ивана Артиева, которая положила начало возникшей здесь позже д. Ивановке, названной так по имени первопоселенца. В 1930 г., когда в Ивановке организовался саамско-ижемский оленеводческий колхоз, сюда переехали и саамы Каменского погоста. А в 1960-х годах в связи с проектом строительства на Поное электростанции и предполагаемым затоплением этого участка все население Ивановки переселилось в лежащий выше по Поною поселок Краснощелье.

Дело в том, что в высоких кругах решили, что дальнейшее существование деревни бесперспективно. Крупный оленеводческий совхоз, базировавшийся здесь, перенесли в Краснощелье. Туда же переселились и жители, разобрав свои дома. А дело в том, что в государственных планах предполагалось строительство крупной ГЭС на Поное. В центре Кольского полуострова должно было разлиться огромное водохранилище, затопив тайгу, болота, верховья некоторых рек».

Чальмны-Варрэ
Чальмны-Варрэ
Юра
Юра

В деревне даже остались три камня с наскальными рисунками, датируемыми вторым веком до нашей эры. Два камня увезли в Ловозерский музей, а третий до сих пор лежит здесь, прямо у воды.

Река Поной, ПВО

Здесь, похоже, господствующая высота района, и в пяти километрах на северо-востоке отлично видно сооружение тропосферной радиорелейной линии «Север». Это маленькая бетонная коробочка, рядом с которой стоят огромные полосатые красно-белые антенны прямоугольной формы. Воистину, исполинская конструкция. Кстати, ТРРЛ «Север» - это система, опоясывавшая в советское время все русское заполярье, и подобных объектов с такими же антеннами на наших северах есть достаточно много. Все они заброшены.

ПВО
ПВО
ПВО
ПВО

Сейчас об ограждении напоминает только старая проволока, лежащая на земле. Перед нами – мобильные РЛС: вагончики, каждый из которых имеет по две ажурных решетчатых антенны, сделанных из алюминиевой сетки. На вид они совершенно целые, но внутри – такие же разграбленные, как и радийки, что мы осматривали только что.

ПВО
ПВО
ПВО
ПВО

Рядом возвышаются караульные вышки; тут и там оборудованы укрытия для техники, всюду валяются в больших количествах пустые бочки из под топлива и кругом стоит солярный дух.

Удивительно, ведь весь этот огромный кусок земли, треугольный участок, ограниченный рекой Русингой, Поноем и морем, все тут некогда было занято совершенно невообразимым количеством различной техники, все это было огромным комплексом ПВО, связи и еще бог весть чего. Всюду, куда не посмотришь, можно увидеть какую-нибудь одиноко стоящую мертвую машину, или другое сооружение.

ПВО
ПВО
Дорога к ПВО
Дорога к ПВО

Подумать только! Какое несметное количество ресурсов целой страны тратилось на оборону, на создание всего этого высокотехнологичного оружия. И как бесславно это было уничтожено и превращено в лом цветного металла. Страшно представить, сколько сил надо, чтобы создать хотя бы одну РЛС, или мобильную радиостанцию, сколько это все стоило. И теперь эти мертвые останки былой мощи будут разобраны окончательно, вывезены в Мурманск, и наверняка, проданы за рубеж. Третья Мировая здесь уже закончилась. Во всяком случае, именно такое ощущение вызвало это место.

ПВО
ПВО
ПВО
ПВО

В части ПВО, находившейся тут, жизнь теплилась до 1994 года, после чего она была окончательно заброшена. Здесь был даже аэродром, который мы так и не посетили. Большая часть техники, насколько я понимаю, была брошена тут же. Растаскиваться это все начало еще раньше.

Река Поной, фактория Лахта

Фактория когда-то принадлежала рыбачьему колхозу, здесь заготавливали рыбу для всего СССР.

Вообще Лахта – это вовсе не деревня, как можно подумать сперва, а рыбообработочное предприятие, имеющее собственное название. Сейчас оно не функционирует.

Фактория в Лахте
Фактория в Лахте
Фактория в Лахте
Фактория в Лахте

Здание фактории, неплохо сохранилось. По углам висят рабочие непромокаемые куртки, лежат весы, висят сети, стоят разделочные столы и огромные деревянные бадьи с водой.

Необычное ощущение заброшенности и в тоже время готовности к работе. Кажется, что в любой момент может зайти толпа работников, и начать обрабатывать тонны рыбы.

На фактории когда-то работало всего шесть человек – сезонных работников, которые ежедневно обрабатывали по восемь тонн рыбы.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Поделиться

Лицензия Creative Commons
Произведение «Севпростор» созданное автором по имени Севпростор, публикуется на условиях лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная. Яндекс.Метрика