Еще кое-что об истории севера:

Свернуть

Интересные факты про народов крайнего севера

Обработка улова
Обработка улова
Переноска лодки на себе
Переноска лодки на себе

Украшения эскимосов, коряков, чукчей, эвенков

До XVIII в. эскимосы, протыкая перегородку носа или нижнюю губу, подвешивали моржовые зубы, костяные кольца и стеклянные бусины. Украшения из колец, стержней пера, бус, осколков раковин предметы вставлялись также в разрезы под нижней губой, иногда в целый ряд, заполняемый пуговицами из раковин и напоминающий второй ряд зубов.

Эскимоска с украшением под губой и носом
Эскимоска с украшением под губой и носом
Эскимосы украшают лица обильнее всех других народов
Эскимосы украшают лица обильнее всех других народов

Эскимос с украшением под губой
Эскимос с украшением под губой
Эскимоска с украшением под губой. Основа для других побрякушек.
Эскимоска с украшением под губой. Основа для других побрякушек.

Эскимоска
Эскимоска
Эскимоска
Эскимоска

Эскимосы
Эскимосы
Эскимос с украшением на лице
Эскимос с украшением на лице

Эскимос
Эскимос
Эскимос с шариками под губой
Эскимос с шариками под губой

Чукча с сережками
Чукча с сережками
Коряк с сережкой
Коряк с сережкой

Эвенка с сережками
Эвенка с сережками
Чукча с сережкой
Чукча с сережкой

Чукча с сережкой
Чукча с сережкой
Корячка с сережками
Корячка с сережками

Корячка с сережками в ушах
Корячка с сережками в ушах
Корячки
Корячки

Маски народов севера

«...Некогда пухли у людей лица, и они умирали. Тогда шаман велел сделать маски и носить их в виде процессии. Окончив процессию утром, он уносил их на закат. С тех пор и носят их на закат», - это предание Владимир Богораз записал у алюторских коряков на северо-западе Камчатки.

Коряки делали деревянные маски из ольхи, которые крепили к голове ремнями, из кожи, тогда они одевали их как шапку. Бороду, усы и брови обозначали сажей или кусочками меха, щеки - красной охрой. Личины служили как для обрядовых целей, так и просто для игр. Упоминаются и маски людоедов, чтобы напугать непослушных детей.

Маски могли изображать духов, могли наоборот отпугивать духов, приносящих недуги - кала. Кала, или калау - злые духи, которые проникали в жилище через дымоход и насылали болезни. Воображение коряков рисовало их с когтями, острыми зубами и одним глазом. Иногда коряки надевали маску, чтобы кала "не узнал" хозяина.

Часто, и этому пока нет правдоподобных объяснений, маски коряков изображают человека европейского типа - с удлиненным лицом, большим носом и заостренным подбородком.

Коряки в масках
Коряки в масках
Коряки в масках
Коряки в масках


Кроме того, у коряков имелся обряд, напоминавший славянские колядования - когда толпа ряженых ходила по домам в личинах, если их не узнавали, требовали у хозяина угощения. Обычно маски использовали на играх во время корякского осеннего праздника благодарения "Хололо".

Маски из травы надевали во время обряда "встречи и проводов кита", сопровождавшего его разделку. Травяную личину надевали на голову кита, чтобы он "не видел, как его режут". Травяные же маски носили женщины, которые "провожали" кита, когда обряд был окончен.

Для народов Севера «маски» имели ритуальное значение. Они надевались участниками шаманских, промысловых, праздничных, а также иных обрядов и несли в себе идею преображения человека в иное существо – животное, духа, предка. Маски передавали определенное состояние участвующего в обряде человека. Об использовании народами Сибири масок упоминается во 2-м 1-м тыс. до н.э.

Наиболее древними считаются маски, которые использовались для обрядов. И от них, скорее всего, ведут свое происхождение «шаманские маски», которые выделяются в отдельную группу.

Изготовление масок было прерогативой мужчин и специальных мастеров. Маски выполнялись из самых различных материалов: из дерева, бересты, красной меди, кожи, сукна, рогов и меха и прочих материалов

Для отдельных частей нередко использовались разные материалы. Часто в деревянных масках в прорезанные отверстия вставляли глаза из кусочков кости или бусин. Аналогичным способом делались и зубы – деревянные или костяные (маски эскимосов). Волосами служила кожа с медвежьим, козьим мехом, усы и борода – пучки шерсти.

Коряки в масках
Коряки в масках
Эскимос в маске
Эскимос в маске


Ханты и Манси во время «медвежьего праздника» использовали берестяные маски с длинным носом, а к некоторым пришивали кусочки меха – в качестве бороды и усов.

У Ненцев большеземельской тундры антропоморфные маски делали из сукна. Такие маски употребляли шаманы во время камланий. Надевая маску шаман преображался в своего духа-покровителя.

Весьма разнообразны Эвенкийские маски из кожи, а так же из дерева, которые раскрашивали, к ним прикрепляли длинную бороду, к некоторым маскам приторачивали тесемки, ремешки для удержания их на голове (иногда маски присоединялись к головному убору). В XIX–XX вв. у Эвенков появились кованые железные и жестяные Маски. Антропоморфные «маски-личины» у Эвенков использовали лишь шаманы.

У Чукчей маски делали из кожи. Антропоморфные маски использовались во время праздника в честь «Керектуна» – духа-хозяина моря. Волосяные маски называли так из-за взлохмаченных пучков меха на «лице» и на деревянном обруче вокруг.

У Эскимосов маски шили из кожи нерпы и украшали султанами белого медвежьего меха. Мужчины надевали их на праздники хозяина моря «Касака» и Кита «Полья». Изредка вместо масок раскрашивали сажей лицо. Эскимосскую шаманскую маску, изображавшую «Касака», надевали во время камлания, когда шаман просил хозяина животных о ниспослании хорошей охоты. Обруч и перья на маске (иногда только перья) указывали на небесное происхождение «Касака».

Эскимос в маске
Эскимос в маске
Эскимос в маске
Эскимос в маске

У Коряков были деревянные антропоморфные маски-личины (как хорошо проработанные, так и сделанные грубо). Скорее всего они использовались в обрядах изгнания злых духов «Калас» из зимних жилищ, а иногда во время праздничных пантомим. По форме корякские маски были овальные или заостренные книзу, типичная их особенность – маркирование растительности на лице. Оленные Коряки делали кожаные маски, изображающие злых духов-каннибалов, которыми пугали непослушных детей. Во время разделки китовой туши Коряки надевали на голову кита травяную маску, чтобы он не видел кровавой процедуры.

У Алеутов известны деревянные погребальные маски, их клали вместе с умершим знатным человеком или шаманом. Шаман активно пользовался своей «погребальной» маской в течение жизни. Некоторые Алеутские маски сделаны так, чтобы человек во время обряда мог удерживать ее на своем лице, зажав зубами. Часть алеутских масок символизируют духов шамана и выглядят фантастично, другие же представляют собой реальные изображения человеческих лиц.

Способ ношения народов крайнего севера своих детей и грузов

Эскимоска несет ребенка за спиной
Эскимоска несет ребенка за спиной
Эскимоска с ребенком
Эскимоска с ребенком

Эскимоска несет ребенка за спиной
Эскимоска несет ребенка за спиной
Эскимоска с ребенком
Эскимоска с ребенком

Женщина с ребенком
Женщина с ребенком
Как взрослая
Как взрослая

Эскимосы
Эскимосы

Эскимоска несет груз
Эскимоска несет груз
Эскимос несет дрова
Эскимос несет дрова

Защита и вооружение народов крайнего севера России

Во многих языках здесь слово «чужой» является синонимом слова «враг». Так, в корякском языке термином таннытан (танъг) обозначается «враг» и «чужой». То же значение он имеет и в чукотском языке. Ламутское старинное название юкагира булын имеет и второе значение «враг».

Судя по фольклорным материалам и историческим документам, наиболее враждебные отношения существовали между оленеводческими народностями — чукчами и коряками. Вся история их конца XVII - XVIII в., богато насыщена эпизодами этой борьбы. Первые письменные источники о чукотско-корякских военных столкновениях относятся к концу XVII - началу XVIII в. и прослеживаются почти до конца XVIII в.

Исторические материалы показывают, что оленьи стада являлись не только основной, но и единственной причиной военных столкновений между ними. Антагонизм чукчей и коряков на этой почве ярко прослеживается в преданиях обеих народностей. В этих сказаниях типичны такие концовки: «Согнал оленей как большое стадо, ибо их было так много, что их дорога от переднего до заднего протянулась через всю реку и через косу и ушла на гору», «Стадо угнали с собой», «Стадо забрали», «Забрал стада. . . Ушел домой, стал богат» и т. п.

Где же и когда следует искать истоки вражды между обеими народностями? В этом плане интересное соображение высказано И. Вдовиным. По мнению последнего, чукчи даже в XVII в. не имели еще установившегося оленеводческого хозяйства и поэтому основным источником существования у них служила охота на дикого оленя, и только в XVIII в. окончательно складывается пастушеское оленеводство, главным образом за счет насильственного отнятия стад у коряков.

Нательная защита чукчей
Нательная защита чукчей
Нательная защита
Нательная защита


Вероятно, мелкотабуное оленеводство, существовавшее у чукчей до конца XVII в., не могло полностью обеспечить их основными продуктами питания и оно в значительной степени дополнялось охотой на дикого оленя. Неудачный сезон охоты или большой падеж домашних оленей заставлял чукчей производить нападения на стада, принадлежавшие корякам. Однако набеги совершались лишь тогда, когда ощущалась нехватка в оленьем мясе, т. е. не были систематическими. Подобные взаимоотношения могли существовать еще задолго до прихода русских. На этой стадии они ничем не отличались от обычных взаимоотношений между двумя чуждыми племенами.

Итогом борьбы XVIII в. явилось большое увеличение оленьих стад у чукчей, а позднее расширение оленеводческих пастбищ на запад и на юг, что привело к расширению территории, занимаемой чукчами. Во второй половине XIX в. граница их расселения на юге распространилась до Палпалских гор и р. Пенжины, а на западе до р. Индигирки.

Иначе сложились взаимоотношения чукчей со своими восточными соседями — азиатскими эскимосами. По чукотским преданиям, столкновения между оленеводческим и приморским населением (в первую очередь с азиатскими эскимосами — айванами) вызывались нарушением родовых норм. Оленевод просит мяса или жира морских животных, айван ему в этом отказывает, тем самым нарушая закон гостеприимства. Происходит состязание в единоборстве, которое обычно оканчивается гибелью айвана. Победивший оленевод забирает желаемую пищу и с добычей возвращается домой.

Историко-этнографические материалы XVII—XVIII вв. не дают нам никаких указаний о борьбе чукчей с азиатскими эскимосами. Наоборот, по ним до известной степени можно проследить мирный процесс слияния обеих групп населения, который продолжается и по настоящее время. Враждебные действия, отраженные в преданиях, ничем не отличаются от обычных межродовых столкновений — кровная месть за убийство сородича, отплата за отказ в гостеприимстве и т. д.

Более агрессивный характер носили взаимоотношения чукчей (главным образом приморских) с жителями Америки и островов Берингова пролива. Военные столкновения на территории азиатского побережья существовали в пунукский период. На это указывают археологические находки пластинчатого панцыря.

Чукотский панцирь
Чукотский панцирь
Чукотский панцирь
Чукотский панцирь


Целью военных набегов на жителей американского побережья, судя по фольклору, являлось главным образом отмщение за обиды, захват женщин. Но, кроме этого, приморские жители азиатского побережья и американские эскимосы с глубокой древности были связаны оживленными обменными отношениями. Обмен носил столь резко выраженный военный характер, что трудно бывает провести грань между торговой экспедицией и военным походом. По преданиям, малейшее недоразумение в процессе обмена приводило к кровавой развязке. Даже самый процесс обмена совершался с оружием в руках и в полном вооружении. Экономическая заинтересованность населения обоих побережий в меновых сделках, с одной стороны, ослабляла внеэкономические поводы к войне, а с другой — оба эти интереса сливались. Таким образом, торговая экспедиция, смотря по обстоятельствам, могла кончиться или полюбовной сделкой или же кровопролитием: насильственным захватом продуктов, убийством мужчин и уводом в плен женщин и детей.

Вооружение и подсобные средства (транспорт) далеко не сразу отделились от орудий охоты и обычных средств передвижения. Как те, так и другие широко использовались на промыслах и в хозяйстве. Иначе обстоял вопрос с нательной защитой.

Характерной ее особенностью является раструбчатая нижняя часть. К ней прикрепляется щит для защиты верхней части туловища. Раструбчатая нижняя часть панцыря представляет собой юбку, постепенно расширяющуюся книзу. Она состоит из 9, 7 или 11 горизонтальных лент или полос из толстой кожи, скрепленных ремнями. Благодаря тому, что каждая последующая полоса находила на предыдущую, панцырь легко можно было при помощи скрепляющих ремешков собрать кверху и подвязать к поясу, с тем чтобы облегчить движение во время бегства и ходьбы. Грудь была защищена прямоугольной пластиной из двойной кожи сивуча или лахтака. Деревянный щит, обтянутый кожей, служил для защиты верхней части туловища, особенно спины и затылка. Он состоял из спинной части и боковых крыльев. Первая представляет собой доску, обтянутую с обеих сторон кожей, которая покрывает также и крылья. Крылья составлены из нескольких вертикальных дощечек, постепенно укорачивающихся к верхним концам.

Чукотская защита
Чукотская защита
Чукотская защита
Чукотская защита


Панцырь закреплялся на теле целой системой ремешков, петель и пряжек. На внутренней стороне крыльев имелись большие петли, в которые просовывались руки, с тем чтобы крылья можно было приводить в движение. Частое отсутствие правого крыла объясняется необходимостью оставить свободной правую руку для удара копьем или стрельбы. Левое крыло играло роль прикрытия для защиты груди и лица от ударов.

Район распространения ленточного панцыря все исследователи обычно ограничивают азиатской стороной Берингова пролива и близлежащими островами, т. е. районом обитания чукчей и азиатских эскимосов. Панцырь с о. св. Лаврентия также можно отнести к культуре азиатских эскимосов, так как, по исследованиям В. Богораза, жители этого острова являлись выходцами с Азиатского материка.

Трудно сказать, какой вид имели кожаные панцыри коряков и ительменов. Панцыри из моржовой кожи упоминаются и в корякском фольклоре. Более подробные сведения имеются о кожаном панцыре ительменов: «Куяки или латы делали они. . . из нерпичьих и моржовых кож на ремни искроенных, которые ремни один под другой подвязывали так, что они могли складываться как фижмы. Надевали их с левого боку, и как душегрейку завязывали на правом. Сзади пришивали высокую доску, для защиты головы, а спереди такую же к груди, токмо короче».

Ительменский панцырь имел большое сходство с чукотским ленточным панцырем. Он также состоял из ряда горизонтальных кожаных полос; грудь и спина защищались деревянным щитом или же двумя отдельными щитами, прикрепленными к раструб-чатой нижней части. Отличительную деталь составляла распашная, а не глухая нижняя часть. Следовательно, кроме чукчей, ленточный панцырь бытовал еще у коряков и ительменов.

Коряки в защите
Коряки в защите
Корякский панцирь
Корякский панцирь


Второй тип панцыря — костяной пластинчатый панцырь — был более широко распространен, чем кожаный. Он бытовал по обеим сторонам Берингова моря. Основу панцыря составляют костяные пластинки из оленьего рога. Каждая пластинка (длина 12 см, ширина до 3 см) имеет 3 пары дырочек, через которые проходят ремешки, связывающие ряд вертикальных пластинок вместе так, что они образуют сплошную полосу. Таким же способом скреплена вторая полоса, затем третья и т. д. Семь подобных полос, прикрепленных одна к другой горизонтально, составляют собственно паицырь. Как отдельные пластинки, так и ряды их слегка наложены друг на друга, с целью лучшей защиты от ударов стрел и копий. Два верхних ряда неполные, они закрывают лишь грудь и нижнюю часть спины, оставляя отверстия для рук. Панцырь застегивался с одного бока, на плечах поддерживался ремнями. Он закрывал почти все туловище, от лопаток сзади и груди спереди. Голову и лицо защищал щит, подобный щиту ленточного панцыря.

Кроме собственно панцыря и щита, в комплект входит еще один предохранитель на руку и один на ногу. Предохранитель на руку (наручник) сделан из оленьего рога: шесть длинных пластинок (длина 36.5 см) слегка наложены друг на друга и скреплены между собой с помощью ремешков, пропущенных сквозь дырочки, просверленные в пластинках. Он защищал наружную сторону локтевой части руки. К верхней и нижней частям наручника прикреплены небольшие куски толстой кожи для защиты локтя и кисти руки. Устройство предохранителя на ногу (наножника) такое же, как и наручника: ряд костяных скрепленных пластинок закрывал переднюю часть голени, кусок толстой кожи покрывал колено. Для защиты ступни к нижней части наножника прикреплен ряд из маленьких пластинок, так что он закрывал наружную часть ступни. Оба предохранителя укреплялись на конечностях при помощи ремешков и петель.

Коряки в защите
Коряки в защите
Коряк с панцирем
Коряк с панцирем


В. Богораз сообщает, что они делались из кожи и железа. На основании музейных коллекций можно добавить, что материалом для их изготовления служила также и кость. А. Норденшельдом во время экспедиции был приобретен пластинчатый панцырь такого же типа из клыка. Размеры отдельных пластинок в точности совпадают с вышеописанным экземпляром. Он имеет лишь три ряда пластинок и отсутствует щит, поэтому В. Богораз считал его неполным.

Что касается других племен северо-востока Сибири, то защитная одежда из костяных пластинок у них также имела место. Материалы по этому вопросу настолько скудны, что не представляется возможным реконструировать ее полностью, в музейных коллекциях она совершенно отсутствует. В своих дневниках и рапортах С. Крашенинников неоднократно упоминает о «костяных куяках» коряков. 3 В его работе имеется замечание, не оставляющее сомнения, что панцыри на Камчатке также являлись пластинчатыми: «Коряцкие куяки, которые они из мелких продолговатых косточек сшивают ремнями. . . не недостойны примечания».

У юкагиров, по фольклорным данным, воины носили панцыри из оленьих рогов, сшитых сухожилиями. Такая броня носила название лэбул. В исторических документах также имеются сведения о нападении юкагиров в куяках.

Интересным является вопрос об употреблении защитной одежды из китового уса. Ни одного экземпляра такой одежды не сохранилось. В. Богораз не слышал об употреблении подобного панцыря. Хаг, ссылаясь на информацию Херендеч (Herendech), сообщает, что чукчи зал. Пловер носили латы, сделанные из длинных полос китового уса, расположенных вертикально и связанных ремешками. 4 Из описания Хага не ясно, видел ли Херендеч лично такой панцырь или он восстанавливает его со слов населения. С. Крашенинников во время своего пребывания на Камчатке слышал о панцыре из китового уса у коряков, но найти его не мог, «а костяных де и усовых куяков нигде не нашел». 5 Сообщение К. Дитмара об этом виде панцыря мало убедительно, так как он сам не был у чукчей и получил сведения через вторые руки. Наиболее достоверным является сообщение Г. Миллера, где он пишет, что чукчи и коряки-олюторцы делали панцыри из пластинок моржового клыка и китового уса, которые скреплялись, чередуясь между собой. В подавляющем же большинстве исторических документов XVIII в. упоминаются только железные, лахтачные и костяные куяки.

Кроме кожаного панцыря, у ительменов употреблялась еще защитная одежда из сухой травы или стеблей растений. О ней известно по материалам С. Крашенинникова: «Куяки или латы делали они из рогож своих или чирелов». Что представлял собой этот вид нательной защиты — неизвестно. По косвенным данным можно предполагать, что для такой одежды использовались цыновки, плетенные из стеблей травы. С. Крашенинников указывает, что ительмены плели цыновки из высокой травы, растущей на морском побережье, из нее же делали специальную одежду. 9 Возможно, что такие цыновки и служили материалом для защитной одежды.

Военная защита
Военная защита
Нательная защита
Нательная защита
Нательная защита
Нательная защита

Последний вид нательной защиты составляли железные панцыри. Они богато представлены в коллекциях этнографических музеев Ленинграда. Все экземпляры приобретены на Чукотском полуострове.

Панцырь состоит из двух частей: собственно панцыря и наспинного щита. Конструкция панцыря тождественна костяному, с тем лишь отличием, что костяные пластинки заменены железными. Они расположены вертикально, образуя отдельные полосы, которые в свою очередь соединены друг с другом горизонтально. Семь скрепленных рядов данного экземпляра образуют распашную одежду, застегивающуюся с левого бока. Она покрывает нижнюю часть тела, несколько выше талии, и спускается немного ниже колен. Грудь защищает специальный нагрудник, состоящий из трех скрепленных вместе горизонтальных полос кожи морских животных. Спину и голову закрывает щит, подобный описанным выше, с одним правым крылом. В комплект панцыря входит один предохранитель на руку и шлем. Предохранитель  состоит из четырех рядов скрепленных железных пластинок, он закрывал наружную поверхность руки, от кисти до локтя. Шлем имеет вид конусообразной шапки с наушниками, на затылке он завязывается ремешками.

Борьба
Борьба
Игровая борьба
Игровая борьба

Борьба эвена и коряка
Борьба эвена и коряка
Детская борьба
Детская борьба

Борьба
Борьба
Маленький стрелок из лука
Маленький стрелок из лука

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Поделиться

Лицензия Creative Commons
Произведение «Севпростор» созданное автором по имени Севпростор, публикуется на условиях лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная. Яндекс.Метрика