Все про экспедицию:

Свернуть

Встреча с ледоколом и выгрузка на Греэм-Белл

С ледоколом мы должны были пересечься часов в четыре-пять утра, но, встав в это время, обнаружили, что Таймыр уже давным-давно идет перед Сомовым и встречу мы успешно проспали. Впрочем, как оказалось, мы ничего важного не пропустили, и самое интересное еще ожидало нас.

Вслед за ледоколом
Вслед за ледоколом

Сейчас же мы не увидели ничего, кроме маячащего вдали «Таймыра» и легкого ледяного крошева на воде.

Ледокол
Ледокол

Тем не менее, в каюты мы не спешили, и наше ожидание себя оправдало – льды стали появляться все чаще, принося вместе с собой нарастающее чувство какой-то невероятной свежести и мощи.

Лед
Лед

Признаться, я терпеть не могу слащаво-романтические описания севера, поэтому просто поверьте на слово – ощущения от вот такой ледяной массы кругом – совершенно фантастические и только в такие моменты начинаешь понимать, почему эти необъятные просторы зовутся Северным Ледовитым океаном.

Ледяное крошево
Ледяное крошево

Впрочем, через некоторое время мы как следует продрогли, и поспешили отогреваться в комфортные каюты, где и проспали еще пару часов. Больше – не утерпели. Уж больно хотелось посмотреть – что происходит на море. И как оказалось, такое желание возникло не только у нас. На смотровой площадке толпились тучи пассажиров, которые висели на поручнях, рассматривая ледокол и считая белых медведей. Хищников тут было – как тараканов и мы уже во всю предвкушали массовые встречи с ними на острове.

Лед стал толще
Лед стал толще

Лед
Лед

Помимо зевак, площадку оккупировали журналисты и пиарщики, которые азартно снимали ледокол и брали интервью у всех подряд. Еще бы – когда им еще удастся поймать такой антуражный «фон».

Интервью
Интервью

На площадке
На площадке

Александр Прилуцкий
Александр Прилуцкий

Фотографы и наблюдатели
Фотографы и наблюдатели

Оператор
Оператор

Подготовка к интервью
Подготовка к интервью

Сомов тем временем шел вперед, пробивая льды будто бы без особых усилий. Это и не удивительно – ведь ледокол уже проложил ему отличную дорогу. Тем не менее, со временем льды становились все толще, и водная трасса превратилась в тропу, и Сомов все труднее прокладывал себе путь. И, наконец, этот момент настал – наше судно застряло во льдах, не в силах двинуться дальше ни на сантиметр. Теперь-то и пришло время показать атомоходу себя во всей красе. Не прилагая никаких усилий, словно идя по открытой воде, «Таймыр» плавно подошел к «Сомову» и начал ломать ледяные заторы спереди, слева, и справа от судна.

Ледокол подходит слева
Ледокол подходит слева

Таймыр
Таймыр

Ледокол
Ледокол

Рулевой
Рулевой

Без труда пробивает лед
Без труда пробивает лед

Мощь
Мощь

Народ тут же невероятно возбудился, и с неистовой частотой начал щелкать фотоаппаратами и жужжать камерами. Никто не хотел пропустить ни единого движения «Таймыра». Наконец, азарт слегка спал, и люди принялись фотографироваться на фоне ледокола.

Операторы-журналисты снимают ледокол
Операторы-журналисты снимают ледокол

Народ позирует на фоне ледокола
Народ позирует на фоне ледокола

А фотографировать тут было что. Помните, какие невероятные ощущения на меня нахлынули утром? Так вот, про это уже можно забыть. То чувство и рядом не лежит с тем, что мы переживали сейчас. Силы природы пали под ударом человеческой мощи, и мы смогли увидеть, как гигантское атомное судно крошило огромные льдины с такой легкостью, словно бы их тут и не существовало вовсе. А вокруг расстилались необъятные белые просторы, и было ясно, что на самом деле, препятствие это – невероятной сложности. И раз уж человеку удалось его преодолеть, то нам в принципе доступно практически все, что мы захотим. Признаться, я сама себе завидую оттого, что мне удалось это все увидеть. Огромные потоки вспененной воды неслись вдоль бортов Таймыра, ворочавшегося во льдах, и страшно было даже представить себе, какая неистовая сила заключена в горящем атомным огнем сердце этого монстра.

Таймыр обходит справа
Таймыр обходит справа

Росатомфлот
Росатомфлот

Ледокол
Ледокол

Тем не менее, все когда-нибудь кончается. Закончилась и наша поездка на Сомове. Судно подошло на максимально близкое расстояние к берегу и встало «на причал». Хотя, мне тогда казалось, что стоим мы посреди моря, и до земли еще ехать и ехать.

Сомов
Сомов

Вокруг виднелись одни лишь айсберги. Впрочем, при более внимательном рассмотрении, вдали можно было увидеть триангопункт, а также несколько гигантских емкостей, в которых, судя по всему, хранилось топливо, которое и надо будет вывезти на землю.

Айсберг
Айсберг

Впереди нас ожидали сборы, и отъезд на остров. Тем не менее, на выгрузку было дано три-четыре дня, поэтому начальство нас не торопило. Лично я прожила в каюте еще пару суток. А вот Петька отбыл уже на следующее утро, улетев на остров на вертолете, вместе еще с двумя сотрудниками Нацпарка, которым предстояло расчистить от снега опорный пункт и подготовить его к проживанию.

Вертолет
Вертолет

Оставшись одна, от безделья, я решила посвятить все свое время наблюдением за выгрузкой. И могу сказать, что зрелище того стоило. Работали люди филигранно. Я, конечно, не специалист, но ловкость и слаженность рабочих поражала. Хотя, других вариантов просто не было. Каждый день простоя Сомова и Таймыра требовал гигантских денежных затрат, поэтому людям волей-неволей приходилось торопиться.

Таймыр
Таймыр

Впрочем, в вопросах выгрузки с судна я совершеннейший дилетант, поэтому рассказывать обо всем буду как обычный зевака.

Первыми на лед вышли гидрологи. Но, это я потом узнала, кто они. Поначалу выглядело все так, будто по льду ходит какие-то укутанные человечки и совершают странные манипуляции с помощью палок. Интуитивно было понятно, что эти специалисты проверяют надежность льда, однако, выполняемые ими действия оставались тайной за семью печатями.

Гидрологи
Гидрологи

Метки
Метки

Глядя на них, мне казалось, что выходить на лед пока могут только избранные, и терпеливо ждала, пока нам официально разрешат сойти. Но не таков оператор - Александр Прилуцкий. Видимо, профессия его обязывает к определенной решимости. Без лишних сантиментов и просьб, он заявил, что сходит на берег, и предложил мне тоже прогуляться. Я поначалу как-то побоялась – а вдруг нельзя, а вдруг медведи, но, увидев охранника с ружьем, расслабилась и тоже решилась спуститься.

Наблюдатели
Наблюдатели

Обсуждают что-то важное - не иначе
Обсуждают что-то важное - не иначе

Постепенно на лед высыпали и другие люди. Например, появился Ю.В.Карякин, решивший опробовать свою новую мотособаку. Испытания, судя по всему, прошли успешно. По крайней мере, выглядел он, хоть и озабоченным, но довольным.

На мотособаке
На мотособаке

Мотособака
Мотособака

Пассажиры
Пассажиры

Операторы и журналисты по-прежнему у всех подряд брали интервью, но при этом все ожидали обещанного масштабного зрелища – спуска зеленого танка. Возможно, он называется ПТС – плавающий транспортер средний. А может и как-то иначе. Специалисты, думаю, меня поправят.

Выгрузка вездехода
Выгрузка вездехода

Ожидание, наконец, принесло плоды, и выгрузка зеленого «крокодила» началась. Сначала с корабля сбросили доски, из которых рабочие сделали настил.

Руководство
Руководство

Полная готовность
Полная готовность

Затем, танк начали медленно спускать, пока он не встал ровнехонько на доски.

Рабочие спешат помогать
Рабочие спешат помогать

Любопытствующие
Любопытствующие

Танк встал на лед
Танк встал на лед

После этого осталось отстегнуть тросы, и завести мотор. Танк важно чихнул, и без каких-либо промедлений плавно двинул вперед.

Крокодил
Крокодил

Разумеется, все боялись, что лед под ним проломится, но к счастью все обошлось.

Подддал газу
Подддал газу

Хотя, так повезло не всем – в процессе разгрузки один из тракторов таки ушел под лед. Стоил он кучу миллионов, поэтому, можно понять, в какой истерике находился начальник экспедиции – А.Шадрин. Водителю злополучного бульдозера пришлось не сладко, и ему вряд ли можно позавидовать. Однако, в первые пару недель истерика у Шадрина не проходила, и разговаривал он исключительно матом, и исключительно криком. Хотя, его тоже можно понять, так как любая задержка и любая авария означала автоматическую потерю миллионов и миллионов рублей.

Спасики
Спасики

Процедура выгрузки вездехода заняла всего пятнадцать минут, но внимание людей так было ею поглощено, что, одного только танка оказалось достаточно. На остальное, судя по всему, зевак уже не хватило и все постепенно отвлеклись, занявшись своими делами.

Нестандартный танспорт для этих мест
Нестандартный танспорт для этих мест

Наблюдатели
Наблюдатели

Наблюдатели
Наблюдатели

На льду
На льду

Освобождающаяся палуба
Освобождающаяся палуба

Журналист берет итервью
Журналист берет итервью

Балок
Балок

Вид с Сомова
Вид с Сомова

Вертолетная разгрузка тоже привлекла немало зрителей. И вновь рабочие действовали невероятно быстро и ловко. Вертолет подлетал к судну и зависал в воздухе. Рабочие, уже стоя на выгружаемом балке, специальным крюком зацепляли тросы, и крепили их. Затем, быстро соскакивали на палубу, а вертолет поднимался в воздух, и улетал вместе с грузом куда-то в сторону острова Греэм-Белл Земли Франца-Иосифа. Вся процедура не занимала и пяти минут.

Ждут вертолет
Ждут вертолет

Хватают трос крюком
Хватают трос крюком

Рабочие пристегивают тросы
Рабочие пристегивают тросы

Вертолет уносит балок
Вертолет уносит балок

Вертолет
Вертолет

Груза было очень много, поэтому Сомов стоял на причале еще четыре дня, за которые люди, пребывая в дичайшем стрессе и постоянном аврале, пытались разгрузить судно, организовать два лагеря, и сделать кучу прочих важных дел. Об этом всем я расскажу в следующей части.

Выгрузка с Сомова
Выгрузка с Сомова

Выгрузка
Выгрузка

На льду
На льду

Выгрузка
Выгрузка

Выгрузка
Выгрузка

Человечки
Человечки

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Поделиться

Лицензия Creative Commons
Произведение «Севпростор» созданное автором по имени Севпростор, публикуется на условиях лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная. Яндекс.Метрика