Вайгач и Новая Земля на карте

Все про путешествие на Вайгач и Новую Землю:

Свернуть

Пассажиры до Вайгача

Мне не очень интересно вспоминать о самом начале этого похода. Печора, Печорская губа, что-то там еще. Мы были там много раз, сказано об этом уже много, и вряд ли я смогу заставить себя написать об этом ещё хоть слово.

Почти готовы
Почти готовы
Лагерь Ильи и Ольги на печоре
Лагерь Ильи и Ольги на печоре

Рыбаки на Печоре остановились поболтать
Рыбаки на Печоре остановились поболтать
Илья со своей девушкой
Илья со своей девушкой

"Севастополь"
Петя
Петя

И вот теперь все это оставалось позади, так как часа два назад мы уже покинули остров Песяков, за все предыдущие наши посещения ставший для нас чем-то вроде ворот из Печорской губы в настоящее море. Вот и в этот раз мы четыре дня прятались за мысом Бизекова, а потом, дождавшись идеальной погоды, ровно в полночь с приливом двинулись к нашей первой цели, — к бухте Лямчина.

Илья и Сева
Илья и Сева
Илья и Петя
Илья и Петя

Собирают дрова
Собирают дрова
Перекур
Перекур

Сушатся носки
Сушатся носки
Илья
Илья

Выходить отсюда с приливом не совсем правильно, но мне хотелось идти по морю днем, в тепле и на свету. Поэтому мы перегребли через сильные течения и сулои, бурлящие возле мыса, и теперь все то, что в нашем сознании все еще относилось непосредственно к Нарьян-Мару и цивильным местам, оставалось за нашими спинами.

В лодке нас было четверо, не считая собак. Вот, кстати, кто-то, наверняка, задастся вопросом: почему не двое — как обычно? Мы, в общем-то, и сами постоянно спрашивали себя об этом. Ну, как сказать? Как-то так взяло, и получилось, само. Началось все просто: Илья, знакомый нам виртуально по его жж varandej и уже пару раз бывавший у нас в гостях рассказал, что давно мечтает побывать на Вайгаче. И спросил, как мы смотрим на то, чтобы пересечься на острове и сопроводить его по интересующим местам — оружия Илья не имеет, а белых медведей он боится. Почему бы и нет, подумали мы: с нас охрана, с него интересная компания. Все равно мы идем на Новую Землю через Вайгач. А Илья просто прилетит туда на рейсовом вертолете к оговоренному сроку, где мы и встретимся. Но не тут-то было, в процессе все видоизменилось настолько, что мы стали ощущать себя чуть ли не гидами, полностью взвалившими на себя двух пассажиров и обслуживающими их. Илья выяснил, что на вертолет из Нарьян-Мара будто бы попасть нереально, поэтому чтобы путешествие у него не сорвалось, он попросился, чтобы мы взяли его вместе с Ольгой и всеми вещами на лодку. А мы почему-то подумали, что нам тоже так будет удобно — не придется с пердячьм паром спешить на Вайгач к оговоренному сроку, или задерживаться из-за непогоды, рискуя подвести ждущего там Илью. Ну и бензин он оплатит, что тоже неплохо. А сейчас я уже не чаял, как бы от них избавиться, но знал, что мириться с таким соседством нам придется еще неделю или даже немного больше.

Сидя в лодке, я невольно вспоминал, как мы в прошлом году возвращались с Новой Земли в Нарьян-Мар. Оба эти похода лично для меня как бы слиплись в один большой. Тот уже был немаленький, а теперь к нему прибавился еще и этот, поэтому я совершенно потерялся во времени. Как я уже сказал, остров Песяков остался у нас позади, а где-то за горизонтом лежал остров Матвеев, как главный ориентир и возможный промежуточный пункт перехода. Цель — Вайгач. Всего 170 км по прямой.

Я все думал про тот год, про то возвращение, опять удивляясь тому, как все всегда получается похожим одно на другое. В каждом новом походе ты вспоминаешь о прошлом разе, и всегда замечаешь повторяемость некоторых событий. Иной раз, это даже позволяет тебе предсказывать какие-нибудь конкретные неприятности или ништяки, которые ждут тебя на маршруте.

Сейчас как раз шла моя вторая вахта, и самое неприятное место на этом переходе уже закончилось — теперь мы находились далеко в море. Варандей с окрестностями угадывался на юге только по торчащим над горизонтом точкам самых высоких сооружений и стелющимся там же дымам гигантского завода. Справа от нас виднелась СМЛОП со стоящим возле нее танкером и пожарным корабликом. Море здесь постепенно разглаживалось: осталась позади та отвратительная толчея, через которую мы пробивались несколько часов, и которая почти всегда разбалтывает у здешнего берега, предваренного отмелью Пахтусова. Теперь мы двигались сейчас по колышущейся водной поверхности.

О да, я прекрасно уже это заучил, на хрен знает какой раз — на всем протяжении от Хайпудырской до Паханческой губы — идти всегда тяжело. Очень редко бывает так, что тебя не болтает мерзкими короткими волнами; там постоянно идут сильные течения; там ты постоянно мокрый и уставший. И когда мы оттуда выходили сегодня ночью, то нас тоже изрядно поболтало. Нет, там не было абсолютно ничего страшного, просто лодка никак не могла разогнаться, и ее постоянно заливало брызгами от мелких, но крутых волн. Правда, все самое неприятное мы прошли очень быстро благодаря легкому юго-восточному ветерку, задувавшему очень кстати нам в парус. Илья даже спросил тогда – надо ли ему уже начинать бояться. Меня это, надо сказать, даже несколько развеселило, но я ему лишь сказал, что поводов для беспокойства нет, и что это нельзя даже назвать полноценным волнением.

Печорское море
Печорское море
Коса
Коса

Море
Море
В лодке
В лодке

Еще я изрек ему что-то про то, что это, мол, полная фигня. Вот реально уныло, — говорил я, — это когда ты идешь в этих местах ночью, в полной темноте, не видя ничего вокруг, и болтаясь вслепую. Да-да, опять всплыло вот это самое воспоминание о прошлом годе, когда мы хорошенько отложив кирпичей после штормовки на Долгом, ночью побежали на Песяков. На самом деле, в том переходе тоже в конце концов не случилось ничего страшного, но он очень хорошо отпечатался в моей памяти из-за этой вот космической пустоты.

Представь: за спиной у тебя тарахтит мотор, перед глазами тускло горит красным компас, а вокруг — чернота. Картплоттер выключен, чтоб не высаживать в ноль и без того разряженный аккумулятор, так как в моторе у нас генератора вовсе нет. Ты уже натерпелся страху, переходя с НЗ на Вайгач, когда опять ничего страшного не случилось, но все-таки ты был очень напряжен, памятуя о приколах Карских Ворот. Потом ты реально напрягся при переходе с Вайгача на Долгий, когда попал в шторм на полпути. От этого шторма ты попытался спрятаться на острове за какой-то сомнительной косой, где позднее чуть не охренел на якоре после захода ветра, и откуда в диком ужасе убегал до более надежного укрытия.

Разогнало волну
Разогнало волну
Море бурлит
Море бурлит

Огни ночного Варандея
Огни ночного Варандея
Печорское море
Печорское море

И вот, ты идешь в полной темноте — снова весь напряженный и готовый к разным неприятностям. Но пока ничего не происходит. Только вдалеке виднеются огни Варандея. Когда ты возвращаешься сюда из того, новоземельского дикого мира, то тебе кажется, будто ты двигаешься в безвоздушном пространстве на космическом корабле, который как бы стоит на месте, ибо движение его незаметно глазом в такой пустоте. О да, ты летишь из далекого пустого космоса, и пересекаешь сейчас орбиту Марса, где начинают попадаться какие-то человеческие поселения и большие грузовые корабли, везущие мовилиум на Землю и еще что-то — на местные орбитальные заводы. А ты сидишь совсем один; о том, что ты здесь есть, никто даже не догадывается. Вот такие вот тут у меня возникали эмоции той прошлогодней ночью.

Илье эти космические аллегории явно нравились. В перерывах между нашими разговорами он пырился в свой фотоаппарат, пытаясь сфотографировать виднеющуюся вдалеке СМЛОП «Варандей», а я в тот момент уловил в воздухе сладкий и приятный нефтяной запах, распространявшийся от платформы по ветру. Море совсем разгладилось, ветер все ослабевал и ослабевал. Очередная вахта подошла к концу. Из люка появилась Ольга — спутница Ильи. Тоже с фотоаппаратом, насколько я помню. Она также пытаясь сфотографировать эту самую платформу.

Пора честно признаться, что наши попутчики меня изрядно раздражали. Сначала, пока мы договаривались о походе и встречались у нас в гостях, все было нормально, но в процессе заброски и подготовки лодки, разные их косяки копились и копились, вызывая в нас с Натальей все большее отторжение. Илья говорил что-то про недостатки их планирования из-за неопытности, но мы подозревали, что это плод изначально избранной умышленной стратегии. Тем более что все их косяки всплыли еще в Нарьян-Маре, а уж в путешествиях в городских условиях Илья, как нам казалось, должен очень хорошо разбираться.

Сам по себе Илья был вполне нормальным пацанчиком, хоть и напрягал нас своими вечными тягостными вздохами и испугами не по делу. Вот, например, прямо как там, у Песякова. С этим его вопросом о том, надо ли ему начинать бояться волн. Лучше б молчал и боялся тихо. Спросишь что-то у человека, а он в ответ начинает мычать нечто нечленораздельное — такое взбесило бы кого угодно. Однако все эти недостатки можно простить. А у кого их нет? В общем, Илья мне был скорее интересен, и вот эта его интересность перевешивала все минусы его характера.

Илья
Илья
Петя и Ольга
Петя и Ольга

Но вот Ольга, его спутница, вот она то была настоящим ходячим несчастьем. Медлительная и вечно сюсюкающая тетка пятидесяти лет, по непонятным причинам считающая себя охрененно опытной туристкой. И самое главное — паталогическая автостопщица. Вообще, автостопщик — это прямо какое-то клеймо, я их не люблю. Люди, возводящие халяву в ранг своего главного жизненного принципа. Про эту особенность автостопщика как-то рассказывала Юля Вершинина, и сидя в Нарьян-Маре мы перечитывали ее слова и поражались, насколько точно они отражают Ольгино поведение, будто про нее и писано. Нет, все мы, конечно, любим паразитировать на других, и любим халяву, но обычные люди используют этот ресурс крайне бережно. Ольга же вырабатывала его на полную катушку, не стесняясь. Она успела довести нас до ручки еще во время переезда из Петербурга в Нарьян-Мар. Но об этом я еще расскажу позже. Сейчас же она вылезла из люка, и у меня снова начало портиться настроение. Но я просто полез в каюту, меняясь местами с ней и Наташкой, предвкушая свои пару часов приятного спокойного сна.

Женщины там снаружи расселись по рундукам на руле, а мы с Ильей устроились на нашей большой двуспальной койке. Все-таки Илья, определенно, нравился мне. Но Ольга… До чего же противная тетка! И как он с ней может вообще находиться рядом, не говоря о том, чтобы иметь отношения в течение такого долгого времени?

Странное дело, но Илья был очень суеверным человеком. Почему-то он даже не хотел правильно ложиться на койку, головой к корме. «Господи, ну так же удобнее!», — пытался убедить его я, а он только мямлил что-то маловразумительно. Что негоже, мол, лежать ногами вперед, как покойник, и беспомощно пытался просушить свои промокшие в кокпите штаны, приспустив их с задницы, но не снимая полностью. «Кто бы мог подумать, что море окажется мокрым!», — думал я про себя, глядя на эти приспущенные штаны и вспоминая о том, что полкокпита забито их вечно мокнущими, никак не защищенными от воды вещами.

Петя и Илья
Петя и Илья
Гало
Гало

Ах, эти кучи мокрого барахла и горы странной еды! Как я уже упоминал, они успели поддостать нас еще на пути из Питера в Нарьянку. Как же, как же! Так как мы ехали на машине, то они заодно попросили по пути забросить и их «коробочку с едой», чтоб сэкономить на доставке. Мы без проблем согласились и предложили передать ее нам из Москвы в Питер с помощью транспортной компании, которой мы сами постоянно пользовались. Но транспортная компания наших попутчиков не устраивала из-за «дороговизны» и «ненадежности», поэтому, боясь, что «коробочку» потеряют, вещи буквально за пару дней до нашего отъезда взялась привезти лично Ольга. И не как-нибудь, а конечно же Автостопом!

К счастью с автостопом у нее что-то не срослось, потому что я даже боюсь представить, в какую операцию вылился бы перехват этой самой коробочки где-нибудь на кольцевой дороге. Так она «сэкономила на транспортной компании», приехав в Питер на поезде (в 3 раза дороже пересылки ее груза), ночью, привезя с собой килограмм под 70 разнообразного скарба в двух рюкзаках. Конечно, в последние дни перед стартом нам вообще было нечем больше заняться, кроме как встречать ее с поезда. От поездки на Московский вокзал в час ночи мне кое-как удалось отмазаться, и она напрягла кого-то знакомого, чтобы он довез ее до Парнаса, на который нам ехать все-таки пришлось.

Та ночь была упущена для отдыха, а потому и на следующий день у нас не сложилось ни полноценной работы, ни подготовки к походу. Над нами висела куча недоделанных дел, а дата отъезда сдвинуться не могла, так как места на пароме мы уже забронировали на тот момент. В течение следующего дня Ольга перераспределяла груз аж в пять коробок, а затем, расправившись с укладкой различных бесполезных предметов, вроде пустых пластиковых бутылок — начала приставать ко мне с просьбой помочь изготовить какую-то недоделанную «щепочницу», от чего я так же всячески увиливал, ибо был занят. На мой резонный вопрос, почему бы ей не обзавестись бензиновым примусом, она отвечала, что примус требует обслуживания, а она «девочка» и обслужить его не сможет. «Ну-ну», — думал я про себя, вырезая болгаркой из найденного в моем же сарае металлического листа некую круглую деталь для ее чудо-девайса, — «зато щепочницу ты можешь изготовить без проблем, ха-ха. Надо же! Вроде, сопротивлялся до последнего, а тут глядишь, и что-то режу уже». Щепочница эта, к слову, так и не была доведена ею до рабочего состояния — во всяком случае, при мне. Несмотря на то, что к ее допиливанию привлекался даже местный ненец на Вайгаче. Ну, просто потому, что он тоже умел держать в руках молоток и гвоздь для пробивания дырочек в какой-то там железке.

Ольга записывает впечатления на диктофон
Ольга записывает впечатления на диктофон
Сало с чесноком
Сало с чесноком

Ну а в настоящем времени мы продолжали двигаться к Вайгачу. Войдя в зону полнейшего штиля возле острова Матвеев, мы очутились на совершенно зеркальной водной поверхности. Сверху жарило солнце, и все тут выглядело совершенно безмятежным. Илья рассказывал мне что-то интересное про политику — ну какая-то там Украина, Саудовская Аравия, нефть, все дела — в общем обычный блоггерский треп, который неплохо развлекает. Я говорил ему о каких-то своих экстремистских идеях борьбы с природоохраной, и он со мной соглашался, ибо ему очень хотелось бы высадиться на Матвееве, но туда было нельзя из-за расположенного там заповедника со сторожами. Я слазил на нос и убрал бесполезный теперь парус. Так бы спокойно все шло и дальше, но меня сильно беспокоил наш мотор.

Вообще-то это хороший мотор. Китайский шестисильный подвесник, почти никогда не подводивший нас. Однако над ним явно висит некое проклятье, вечно заставляющее барахлить его систему питания. Ничего фатального с ним никогда не случалось, однако пара отказов в весьма стрёмных условиях все же происходила. Все эти отказы быстро нейтрализовывались мной. Вот как раз такой случай был в прошлом году, на том самом переходе, о котором я вспоминал в начале. Эх, да, были приключения еще какие.

В тот раз, после спокойной ночи и рассвета, погода утром испортилась. Мы шли вдоль Песякова, скачав на траверсе Варандея свежий прогноз. Ветер, помнится, усилился до 10м/с, зашел на северо-запад, дуя нам прямо в лицо, и по прогнозу погода должна была только ухудшаться вплоть до полноценного шторма. Пробивать встречные волны постепенно становилось труднее, и километров за пять до столь желанного мыса Бизекова, за которым мы намеревались спрятаться, мотор заглох.

Тогда мы встали на якорь у берега, и я судорожно стал думать, что же делать. Помню, со страху я даже сменил масло в моторе, заглянул в поплавковую камеру карбюратора, но все оказалось тщетным. В конце концов, мне кое-как удалось завести этот мотор — он вполне смог худо-бедно работать на подсосе, трясясь в предсмертных судорогах. Правда, скорость наша упала, и когда мы доковыляли так до мыса, где нам потребовалось пробиться через сильные отливные течения, скорость опустилась вообще до 1-2 км/ч. Ну, помнится, мы тогда все-таки доползли до укрытия, подготовились к штормовке на якоре, и я занялся мотором. И что бы вы думали? Причина неисправности заключалась в прослаблении болтов, крепящих карбюратор ко впускному коллектору! Просто карбюратор разболтался и начал подсасывать воздух — вот и все!

И вот сейчас, почти год спустя, опять начинается какая-то хренотень. До Вайгача остается около двадцати километров, но обороты постоянно плавают, и чем дальше — тем больше двигатель начинает трястись. Постепенно обороты падают все ниже и ниже; откручивание газа не вызывает никакой реакции. И вот оно — мотор глохнет. Все повторяется. Я даже не очень сильно пугаюсь, но все-таки нервничаю немного. Дергаю «шмургалку» и ничего не происходит. Подкачиваю топливо грушей, дергаю — и он только кашляет. Подкачиваю еще, откручиваю газ, дергаю — и он заводится, бешено взревывает, но потом опять глохнет.

Замолкший мотор привлек в кокпит Наташку из каюты, Илья же был изгнан наоборот, в каюту к Ольге, чтоб не мешал. Что тут поделать? В нашей ситуации мотор просто не может не быть починен, ибо другой вариант не рассматривается в принципе. Хотя, конечно, понервничать мне все равно пришлось. Я достал ящик с инструментами и принялся за разборку подвесника.

Диды утверждают непреложную аксиому о том, что если есть искра, то надо смотреть систему питания. Полностью с этим согласен, да и чисто логически — что может случиться с мотором, если зажигание работает, мотор заводится и тут же глохнет? Конечно, это карбюратор! Естественно, я оказался прав, но чтобы докопаться до этого, мне пришлось открутить карб, затем полностью разобрать его. Тут, конечно, ничего сложного нет. Однако, работа усложнялась тем, что крохотные детальки крохотного карбюраторчика я раскладывал прямо на корме, осознавая, что одним единственным неловким движением что-то из кучи можно смахнуть за борт. Да, я знаю, как это бывает: не в силах ничего сделать, ты провожаешь взглядом уроненный предмет, исчезающий в черной бездне; и в тот момент ты осознаешь необратимость происходящих событий. Я старался быть очень и очень осторожным, разглядывая так и сяк очередную детальку.

Пассажиры наши, тем временем, похоже, решили, что мы потерпели кораблекрушение и начали обдумывать план спасения, вспоминая Титаник и утонувших в ледяной воде пассажиров. Дошло даже до того, что Илья начал вслух рассуждать о возможности доплыть до Вайгача на нашей байдарке. Интересно, как он себе это представлял – мы бросаем тримаран (с имеющимся на нем исправным парусом и даже веслами) посреди моря, и поочередно, как мужик-коза-капуста переправляемся на берег, захватив с собой пару консервов и палатку? Или может, Илья планировал оставить нас на лодке, а сам вместе с Ольгой уплыть на байдарке на Вайгач?

И меня, и Наташку все это страшно удивляло, но, держа в руках корпус карбюратора, я все равно старался быть максимально собранным, зная, что только от точности моих действий и зависит сейчас наша судьба. «Вот ты про нашу байдарку говоришь!», — думал я с раздражением, — «Но сперва научились бы вы с Ольгой весла держать нужной стороной. Вы же даже со стоящей на якоре лодки на берег доплыть не можете, мне самому на байде приходится вас все время туда-обратно возить. Нет, ну понятно, когда человек просто лезет к тебе с советами — это естественно и простительно. Но когда ты размышляешь о Титанике и байдарке при первой же неисправности в моторе — это какой-то пиздец!» Определенно, мое раздражение сейчас было близко к его пику.

«Да вот же оно!», — я увидел, наконец, инородное тело, засевшее внутри хитрого изогнутого штуцера карбюратора. «Вот причина всех бед!» Засор явно напоминал кусок полиуретанового шланга. Какой-то пластиковый заусенец попал в клапан поплавковой камеры и перекрыл его собой напрочь. Я ковырял его иголкой, дул в штуцер ртом. После нескольких попыток мусорина поддалась и со свистом вылетела. «Можно собирать обратно!» Раздражение тут же прошло, уступив место радости. Наташка помогала мне, держа в руках мелочи и подавая гаечные ключи. Тут я все-таки утопил одну детальку, некую пружинку поплавка. Но эта штучка, выглядела как-то совсем малозначительно. Я решил, что и так сойдет, вернул на место ось поплавка, закрутил крышечку поплавковой камеры. Потом, внутренне перекрестясь, поставил карбюратор на коллектор, предварительно намазав фланец герметиком, затянул шестигранники, подкачал бензин, и дернул несколько раз стартер.

Ольга
Ольга
Фотографы
Фотографы

В бухту Лямчина зашли ночью. Я, честно, не помню, сколько тогда было времени, так как мне было совершенно все равно из-за усталости и пережитых приключений. Помню точно, солнце светило прямо с горизонта и стояли сумерки. Все трое людей на лодке, кроме меня, сидевшего на руле, вылезли на крышу каюты, фотографируя проплывающие мимо острова. Я пытался согнать их куда-нибудь, так как не видел совершенно ничего из-за этих повисших на лодке гроздей фотографов.

Илью, в конце концов, удалось усадить в кокпит, где он расположился с печальным и тревожным лицом. Я никак не мог прочитать, что же все-таки скрывается за этой унылой маской. Может, ему не нравится снег, лежащий под скалами? Или, может, он думает про каких-нибудь медведей?

Напряженный Илья
Напряженный Илья
Подходим к Вайгачу
Подходим к Вайгачу

Илья и Ольга
Илья и Ольга
Илья смотрит на Вайгач
Илья смотрит на Вайгач

Сейчас нам предстояло обойти остров Цинковый, с тем, чтобы найти там стоянку для наших товарищей. Но мне совершенно не хотелось их охранять и возиться с ними еще несколько дней. Вроде как, где-то здесь должна находиться изба, в которую их можно будет поселить. Возможно, в этой избе живет некто местный, и тогда их можно будет выгрузить рядом, сплавив под охрану этому самому местному. Такая мысль мне была не особо приятна, но все-таки так получилось бы проще.

Во всех этих вписках и усаживаниях на шею всем кому ни попадя, тоже крылась еще одна причина нашего с Наташкой раздражения. Не знаю, что конкретно в наших товарищах заставляло их действовать всегда именно по такой стратегии, но они постоянно всех напрягали. Я уже писал, что изначально речь шла о том, чтобы мы просто встретились на Вайгаче и там сопроводили по их точкам. Но потом как-то само собой получилось так, что договоренности изменились. Мы сами не заметили, как все это произошло, и вот — мы уже берем их груз к себе в машину, вписываем Ольгу вместе с нами на паром, а потом еще и везем всех их на лодке к Вайгачу, где сопровождаем по всем запланированным ими маршрутам. И я точно помню тот момент, когда мы с Натальей поняли, что где-то что-то идет не так.

Ехали мы тогда на машине, проезжая Ижму. До места погрузки на паром оставалось километров шестьдесят. На пароме мы должны были встретиться с Ольгой. Илья-то заранее купил себе билет в Нарьян-Мар и собирался прилететь туда через пару дней на самолете. Но Ольга работы не имела, кроме каких-то разовых мизерных заработков, поэтому жестко экономила на всем подряд. Из-за того, что билет для пассажиров машине на паром стоит всего 700 рублей, она решила вписаться с нами за компанию. Мы забронировали на нее место в каюте, но предупредили, что до парома она добирается сама, нас этот вопрос не должен касаться вообще — не успеет, пусть едет на другом пароме, тем более что они там ходят регулярно. А нам и своих сложностей хватало.

Бывшая Коми-Трофи
Бывшая Коми-Трофи
Комяцкие лошади
Комяцкие лошади

Грейдер после Ижмы
Грейдер после Ижмы
Петя и Сева
Петя и Сева

Итак, в тот день я крутил руль и давил на педали уже часов шестнадцать и дико устал. Перегруженная машина буквально скребла пузом по земле. И в тот самый момент нам позвонила автостопщица Ольга, едущая в Ираель на поезде из Москвы. Ираель, если что — это поселок с железнодорожной станцией, находящийся примерно в 150 километрах от того места, куда должен был прийти паром. Дорога там имеет весьма разное качество, но последние километров 70 — это грейдер, довольно трудный для преодоления с нашим перегрузом. И вот, значит, звонит Ольга, разговаривает с Наташкой, пока я еду, и рассказывает, что она пообщалась со всеми пассажирами в поезде, и ей доходчиво и вполне аргументировано объяснили, что любимым автостопом из Ираели до парома будет никак не добраться. Но выход есть, она все уже придумала! Нам нужно доехать ночью до парома, выгрузить где-то в грязи на обочине Наташку, собак, и часть груза, с трудом засунутого в машину, а мне метнуться по грейдеру обратно в Ижму, до которой она, пожалуй, доехать все-таки сможет.

У меня это предложение вызвало настоящее бешенство. Как? Ехать из Москвы, не выяснив всех деталей заброски? Своей ленью ставить под угрозу все предприятие? Ведь мы можем не успеть на паром, или поломать машину на всех этих катаниях, и тоже не успеть, а мы и так из-за сложной подготовки к походу, из-за этого трехдневного переезда без отдыха и нормального сна, уже сами были на грани. Какого черта! Мы везем ее вещи, создавая дополнительный перегруз почти на сто килограммов, мы ей организовали паром, мы ее на лодке повезем на Вайгач, а тут еще надо выгружать с трудом укомплектованный груз и часа четыре катать ее по грейдеру туда-сюда, пока Наташка в грязи в поле будет сидеть с собаками и кормить комаров.

Я тут же остановился и начал звонить Илье, требуя у него вразумить свою женщину. Тот только мямлил что-то и говорил, что сейчас попытается узнать, что там и как с транспортом. Но почему же все это нельзя было узнать заранее? — недоумевал я. Или почему хотя бы не оплатить такси?

В итоге Ольга тогда приехала самостоятельно и в срок, на каком-то дальнобойщике. Но мы уже напряглись.

Ольга
Ольга
Наш паром
Наш паром

На барже
На барже
После погрузки можно расслабиться
После погрузки можно расслабиться

Следующий акт нашего спектакля начался в Нарьян-Маре. После первого потрясения прошли сутки. Мы очутились на лесозаводе возле нашей лодки, но там стояла довольно холодная погода. И тут выяснилось, что Ольга не имеет нужной одежды. У меня от такого в очередной раз разрывало шаблон, и я опять звонил Илье с просьбой сделать что-нибудь. «Мы в 100 километрах от моря», — говорил я ему, — «а Ольга уже ходит замерзшая и с синими губами!».

Позднее, к счастью, на море установилась хорошая теплая погода, которая стоит и сейчас. Мы подходим к Вайгачу по штилю и в относительном ночном тепле. Ольга так и сяк вертится в люке каюты, пытаясь что-то там сфотографировать. Я смотрю на нее и припоминаю, что тогда, еще в Городе, чем дальше продвигалась подготовка, тем веселее нам становилось.

В тот же день выяснилось, что Ольге некуда пойти ночевать. То есть данный вопрос при подготовке вообще никак не поднимался. Она почему-то, не спросив нас, решила, что поставит палатку рядом с нашей лодкой. Если бы спросить об этом она догадалась заранее, то узнала бы, что лодка наша зимовала в оживленном месте у магазина и автомойки, и никаких палаток там не поставить в принципе.

Стоянка у магазина Крепежа
Стоянка у магазина Крепежа
Петя беседует с Михаилом - хозяином этого места
Петя беседует с Михаилом - хозяином этого места

На лесозаводе
На лесозаводе
Причал
Причал

— Ну куда же я пойду? Тут нет автостопщиков, у которых можно вписаться! А гостиницы тут дорогие.
— А про съем комнаты на пару дней ты узнать не могла? Во вконтакте есть локальные группы объявлений Нарьян-Мара, с помощью которых можно найти даже место для стоянки лодки! Вот это вот место у магазина я нашел за 15 минут, что мешало тебе, или Илье проработать эти вопросы заранее в спокойной обстановке? — с интернетом Ольга явно была на Вы. Глаза ее намокали, она начинала плакать, изображая, что не понимают, что от нее хотят. Какой-то их местный знакомый также предлагал ей расположиться на его дачном участке, но этот вариант так же не подходил. Поставить палатку там Ольга боялась.
— Но там же обязательно придут какие-нибудь алкаши!

В общем, в конце концов, она пролезла ночевать на соседний автосервис, откуда ее, разумеется, не прогнали, потому что считали, что коли она с нами, то и ей надо помочь. Но нас это выбешивало все больше и больше. Дело в том, что владелец местных построек и вообще всей близлежащей территории и так предоставил нам за небольшие деньги место для лодки. Кроме того, он очень сильно помог нам в прошлом году со всеми нашими сборами и отправкой груза — как-то даже по-дружески. Поэтому сейчас мы чувствовали себя в долгу и не хотели никого здесь напрягать в принципе. Но ведь мы отлично понимали, что мешаем в любом случае, собирая лодку и раскладывая вещи. Мы затрудняем работу сервиса, магазина и автомойки; возможно, даже отпугиваем клиентов своим присутствием. А тут еще и Ольга с этими вписками на ночевку! Она-то уйдет через какое-то время и никогда больше тут не появится, а мы еще вернемся, чтобы вновь поставить лодку, и опять будем напрягать людей, что объективно уже очень неудобно чисто по-человечески. И еще вдобавок, с этого момента на нас будет проецироваться все недовольство по поводу полученного из-за Ольги геморроя. Здешние люди не могут отказать нуждающемуся, но этим нельзя же так навязчиво пользоваться! Конечно, в том, чтобы принимать помощь — нет ничего плохого. Но сперва ты должен исчерпать все другие способы помочь себе самостоятельно. Ты должен заранее подготовиться к любым неприятностям, так как попадаешь в это место не из тундры, а из самой Москвы, где есть высокоскоростной интернет, телефон, и прочие возможности выяснить и решить все вопросы загодя.

Тримаран после зимовки
Тримаран после зимовки
Пришел местный поболтать
Пришел местный поболтать

Илья и Ольга собираются
Илья и Ольга собираются
Баржа
Баржа

Но и это был еще далеко не конец. Когда через пару дней в Нарьян-Мар прилетел Илья, то оказалось, что и он не подумал о месте для ночевки! И вместе с Ольгой остался на автосервисе. То есть теперь там поселилось уже двое москвичей. И вот тут мы окончательно поняли, что все происходит совсем не так, как предполагалось. Мы вообще не были способны понять, как — ну как можно прилететь в город и не подумать о ночлеге? Будучи при этом такими специалистами именно по урбанистическому туризму в населенке. Да, было дело, и у нас тоже как-то раз сорвалась вписка в Печоре — заранее забронированную квартиру продлили предыдущие жильцы, а с собаками в гостиницу нас не пускали, поэтому пришлось ночевать на вокзале, а потом искать ночевку через знакомых. Тогда мы за деньги поселились на турбазе с большими удобствами. Но Илья же опытный в поездках по цивильным местам человек, он же специализируется на путешествиях по городам. Как он не мог пробить вопрос ночевки? Это не укладывалось в наших головах.

Ладно, мы согласились, что сегодня поздно, но на следующий день попросили найти жилье вне автосервиса, и Илья с готовностью согласился. Заранее скажу — он ничего не нашел (да и не искал наверняка, так как тут уже была отработана бесплатная вписка), и еще три ночи с Ольгой провел на автосервисе рядом с нашей лодкой, несмотря на разъяснительные беседы с нашей стороны и его ежедневные обещания сделать все по-человечески. Наши доводы о злоупотреблении гостеприимством он принимал только на словах, но на деле все время нарушал свои же обещания. В итоге мы таки мы не выдержали и объяснили Илье, что если дальше будут какие-то подобные накладки, мы не станем их нигде сопровождать. Понимая, что они уже потратили деньги на подготовку, мы по любому довезем их до Варнека (поселка на Вайгаче), но в случае конфликта — просто высадим там. Кажется, Илья внял, и забегая вперед скажу, что дальше подобных проблем с ним не возникало.

А теперь у нас Вайгач. Отползает вправо берег острова Цинкового, впереди на пляже появляется покосившаяся избушка. Сначала я вздыхаю с облегчением, думая, что там никого нет. Но несколько минут спустя там появляются собаки и крошечная фигурка человека. Илья впадает в некоторый ступор перед перспективой идти и знакомиться самостоятельно. Я его успокаиваю, и соглашаюсь пойти вместе с ним. 

— Ну, — говорю, — доставай махорку!
— Я забыл ее купить, — печальным голосом отвечает мне Илья.
— Как так? Ведь мы же говорили вам, что вам нужно взять табака на подгоны местным!
— Я забыл… Зато у меня есть мешок пальчиковых батареек…
— Кому нужны ваши батарейки? Здесь все хотят курить! С табаком для вас были бы открыты любые двери!
— Очередной наш кося-я-я-як, — говорит Илья, совсем скучнея, а я, тем временем, прошу Наташку достать пакет махорки из моих личных запасов, думая о том, что пять кило сыра-пармезана они купить себе не забыли.

Избушка становится все ближе. Наташка дает мне пачку табака и лезет на нос к якорю. Илья и Ольга сидят с серьезными лицами. Я злюсь.

Отчаливаем к Вайгачу
Отчаливаем к Вайгачу

Комментарии   

#11 RE: Пассажиры до ВайгачаКирилл 30.10.2017 08:15
Не хватает вам великодушия. Все, что произошло, вы могли увидеть совсем в другом свете, если бы только были способны вместить в себя большее. Некрасивый текст от некрасивых людей.
Цитировать
#12 RE: Пассажиры до ВайгачаМихаил 30.10.2017 11:40
Поведение "автостопщиков" здесь спорное, но бесспорно отвратителен ответ Ильи, к которому он предусмотрительно закрыл комменты.
"Во-первых, мы вас о себе предупреждали, а во-вторых, и лодка-то ваша говно".
То есть, ребята напросились на лодку в надежде сэкономить, а потом ещё и поливают её грязью в своём блоге! В надежде, видимо, натравить на вас какие-то проверяющие органы.
Это просто дно.
Я полностью на вашей стороне. Удачных вам походов и поменьше непорядочных людей.
Цитировать
#13 RE: Пассажиры до ВайгачаИван 30.10.2017 20:04
:)
Если бы я не пересекался с Ольгой-суп то возможно бы и удивлялся предвзятому к ней отношению. А пересекался я с ней на одной из полян академии вольных путешествий. Где в первый же раз был шокирован тем как она буквально вырвала у меня из рук пакет с принесенной в общий котол едой. Поэтому размышления автора на тему патологической халявы при чем наглой, живо мне ее напомнили. Автору сочувствую, не каждый вынесет столь долгое общени с подобным субьектом.
Цитировать
#14 Чужаки в дороге!Василий 30.10.2017 20:35
Ну ребята вы даёте! Одно вас прощает, если хотели денег при этом заработать! А так брать чужих (в полном смысле) людей в дальняк и экстрим, это же смерти подобно! Наверняка вы в лице пассажиров нажили себе вражин на всю оставшуюся жизнь!
Цитировать
#15 RE: Пассажиры до Вайгачаsevprostor 30.10.2017 20:43
Цитирую Василий:
Ну ребята вы даёте! Одно вас прощает, если хотели денег при этом заработать! А так брать чужих (в полном смысле) людей в дальняк и экстрим, это же смерти подобно! Наверняка вы в лице пассажиров нажили себе вражин на всю оставшуюся жизнь!


Да не, мы ж реально лохи) И мысли никакой не было заработать на них. Просто в команду людей брали, чтоб до острова помочь им добраться, раз на вертолет вписаться не удавалось.

На счет вражин - ну не знаю, с Ильей мы почти сразу после публикации переписывались по поводу текста. Вроде из друзей в ВКонтакте не викинул пока) Он конечно обиделся, но со временем скорее всего отойдет.
Цитировать
#16 RE: Пассажиры до ВайгачаИлья 31.10.2017 08:37
Цитирую Иван:
:)
Если бы я не пересекался с Ольгой-суп то возможно бы и удивлялся предвзятому к ней отношению. А пересекался я с ней на одной из полян академии вольных путешествий. Где в первый же раз был шокирован тем как она буквально вырвала у меня из рук пакет с принесенной в общий котол едой. Поэтому размышления автора на тему патологической халявы при чем наглой, живо мне ее напомнили. Автору сочувствую, не каждый вынесет столь долгое общени с подобным субьектом.


И вы считаете, она присвоила эту еду для личного употребления? Или всё ж таки припасла её для общего котла, и возможно по каким-то причинам не успела пустить в ход?
Цитировать
#17 RE: Пассажиры до ВайгачаНиколай 02.11.2017 18:42
У Вас сработанный, схоженный за много лет семейный экипаж, где все привычки традиции мнения давно известны, и тут приходят новые люди, которых по большому счету вы не знаете. Конечно это напрягает. Да вас Исус бы выбесил. Но вы должны были этот момент заранее просчитать, и либо не брать на борт пассажиров (именно пассажиров, членов экипажа надо довольно долго учить), либо терпеть и молчать, а не писать постфактум как вам все не понравилось. Это просто некрасиво с вашей стороны.
Цитировать
#18 RE: Пассажиры до Вайгачаsevprostor 02.11.2017 19:20
Цитирую Николай:
У Вас сработанный, схоженный за много лет семейный экипаж, где все привычки традиции мнения давно известны, и тут приходят новые люди, которых по большому счету вы не знаете. Конечно это напрягает. Да вас Исус бы выбесил. Но вы должны были этот момент заранее просчитать, и либо не брать на борт пассажиров (именно пассажиров, членов экипажа надо довольно долго учить), либо терпеть и молчать, а не писать постфактум как вам все не понравилось. Это просто некрасиво с вашей стороны.


И не говорите, нет чтоб везти себе пассажиров, и при этом терпеть и молчать. Посмели у себя на сайте что-то там про свои мысли высказать. Уроды!
Цитировать
#19 RE: Пассажиры до ВайгачаАлександр 03.11.2017 10:49
Цитирую sevprostor:
Цитирую Николай:
У Вас сработанный, схоженный за много лет семейный экипаж, где все привычки традиции мнения давно известны, и тут приходят новые люди, которых по большому счету вы не знаете. Конечно это напрягает. Да вас Исус бы выбесил. Но вы должны были этот момент заранее просчитать, и либо не брать на борт пассажиров (именно пассажиров, членов экипажа надо довольно долго учить), либо терпеть и молчать, а не писать постфактум как вам все не понравилось. Это просто некрасиво с вашей стороны.


И не говорите, нет чтоб везти себе пассажиров, и при этом терпеть и молчать. Посмели у себя на сайте что-то там про свои мысли высказать. Уроды!


терпеть и молчать)))) как же это круто. Что плохого в описании взаимоотношений с пассажирами? Да и другим наука. Заранее все моменты не просчитаешь, при подготовке такого путешествия без того много гемора. К тому же тут-то комменты не закрыты, и дадена ссыль на мнение другой стороны.
Цитировать
#20 RE: Пассажиры до ВайгачаНиколай 08.11.2017 08:38
Цитирую sevprostor:
Цитирую Николай:
У Вас сработанный, схоженный за много лет семейный экипаж, где все привычки традиции мнения давно известны, и тут приходят новые люди, которых по большому счету вы не знаете. Конечно это напрягает. Да вас Исус бы выбесил. Но вы должны были этот момент заранее просчитать, и либо не брать на борт пассажиров (именно пассажиров, членов экипажа надо довольно долго учить), либо терпеть и молчать, а не писать постфактум как вам все не понравилось. Это просто некрасиво с вашей стороны.


И не говорите, нет чтоб везти себе пассажиров, и при этом терпеть и молчать. Посмели у себя на сайте что-то там про свои мысли высказать. Уроды!

Ничего Вы не поняли
Цитировать

Поделиться

Лицензия Creative Commons
Произведение «Севпростор» созданное автором по имени Севпростор, публикуется на условиях лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная. Яндекс.Метрика