Карта канинского похода

Все про поход на Канин:

Свернуть

Из Архангельска в Питер на мотоцикле

Теперь, когда билеты на самолет до Архангельска лежали в наших карманах, мы почти расслабились. Почти – это потому, что в самолет надо было сесть с двумя собаками, а покупать клетки, которые обязательно требовались новыми аэрофлотовскими правилами, мы не хотели. Единственным, что «облегчало» ситуацию, было то, что здесь, в Нарьян-Маре, был всего один зоомагазин, а в нем – всего одна клетка, так что при всем желании, мы бы это требования авиакомпании выполнить не могли.

Когда мы пришли в Нарьян-Мар два дня назад, на причале нас встретил наш друг, с которым мы договорились заранее, что он купит у нас катамаран и мотор. Так что теперь мы были налегке и с деньгами. Уже не наш катамаран теперь стоял в одной из местных марин, а наш друг, пусть он будет Иваном, например, — любезно принял нас в своей огромной квартире.

Нарьян-Мар
Нарьян-Мар
Иван
Иван

Без преувеличения можно сказать, что благодаря этому замечательному человеку, мы, что называется, катались как сыр в масле. В его дом постоянно приходили разные интересные люди: то просто знакомые, то товарищи, нарьян-марские яхтсмены. Мы непросыхая пили спиртные напитки и от пуза ели местные мясные деликатесы. Сами мы себе такого роскошества никогда не позволили бы.

Охранник
Охранник
Идем на стоянку
Идем на стоянку

Испытания
Испытания
Поехали кататься
Поехали кататься

Осмотр
Осмотр
Осмотр ката
Осмотр ката

Кстати, о нарьян-марских яхтсменах нужно сказать особо. Вот, например мы, земельские жители, иногда собираемся и идем в небольшой поход на Ладогу, или на Белое Море. Так, в матрасный алкотур. Эти же товарищи в похожем формате могут пойти на Новую Землю. А что такого? Она близко, все необходимые пропуска можно получить у знакомых чиновников. Собрался, прыгнул в лодку, да пошел на недельку-другую. Конечно, они об этом ничего не пишут в Интернете, но очень увлекательно рассказывают вживую. Люди эти уже не молоды, и, несмотря на пройденные сложные маршруты, совершенно не кичатся своими достижениями и не имеют никаких «понтов». В таком обществе мы и проводили свой досуг.

В марине
В марине
Ожидание
Ожидание

Вообще, я очень люблю Нарьян-Мар. Включая этот визит, мы уже побывали тут трижды. И каждый раз я поражался уюту этого города и приятной атмосфере, царящей здесь. Видимо, все дело в людях, населяющих эти места. Весь городок можно пройти вдоль и поперек пешком за пол часа.

Голуби
Голуби
Тигр
Тигр

Тем временем, момент нашего отлета приближался. И следующим утром Иван отвез нас в аэропорт. Конечно, как и ожидалось, с собаками у нас возникли сложности. Естественно, никто не хотел пускать нас на борт. Но здесь, как мы и планировали, в нашу пользу сыграла изолированность города: мы просто сказали, что в единственном местном зоомагазине нет клеток. В каком-нибудь другом месте это не прокатило бы, но здесь персоналу ничего не оставалось, как пустить нас в самолет под обещание того, что собаки будут вести себя хорошо.

Далее никаких приключений нас не ожидало, и после всех процедур пассажиров отвезли к самолету – какому-то французскому подобию Ан-24. Через некоторое время мы уже сидели в салоне и пялились в иллюминаторы. Да, теперь-то путешествие точно подошло к концу. Впрочем, в Архангельске нас ждал наш колясыч, на котором мы должны будем доехать до дома, но это уже мелочи.

Почти весь свой воздушный путь мы проделали над плотной завесой облаков. Но ближе к Архангельску, внизу начала проглядывать земля, а вскоре, воздух под нами и совсем очистился. Мы видели сплошные леса, реки. Позднее показались деревушки, и совсем скоро мы уже снижались над городом.

Под крылом...
Под крылом...
В самолете
В самолете

Вид с самолета
Вид с самолета
Архангельская область
Архангельская область

Как и в позапрошлом году, Архангельск встретил нас жарой и ясной солнечной погодой. На стоянке перед аэропортом нас уже ждала машина: Иван позаботился о том, чтобы тут нас встретил какой-то его знакомый. Перед тем как ехать, мы получили свой багаж, а затем я сходил в службу авиабезопасности, забрать свое оружие. После этого мы затолкали весь свой скарб в автомобиль, Ниву, и двинулись на Силикатный, на дачу нашего друга Максима, где в его гараже нас дожидался мотоцикл.

После полярных морей, то что находится на «Земле», всегда воспринимается как-то по-особенному. Мы ехали по объездной дороге, и по ее сторонам мелькали мелкие елочки и сосенки. Ярко светило солнце, кругом сновали другие машины. Водитель что-то рассказывал про здешние проблемы, про одолевших южан, про какие-то местные выборы, и прочую традиционную ерунду. Я же сидел и наслаждался ездой. Вскоре мы свернули на уже знакомую нам улицу, проехали еще немного, и оказались возле забора, от которого мы уезжали полтора месяца назад. Здесь же нас уже встречал и Максим.

Сборы в обратную дорогу заняли у нас три дня. Сперва мне пришлось долго раскочегаривать мотоцикл, так как за время простоя у него сел аккумулятор, а в левом карбюраторе, почему-то раскисла резинка иглы поплавка и перестала держать бензин. Видимо, потому что она была из китайского ремкомплекта. Пришлось нам купить зарядное устройство и новые фирменные питерские ремонтные комплекты для карбюраторов. Затем я сменил масло и отвес на терминал грузовой компании бочки с нашим грузом. На следующий день, уже вечером, мы окончательно собрались, чтобы покинуть Архангельск.

Покидаем Архангельск
Покидаем Архангельск
Выезжаем
Выезжаем

Перед отъездом мы, конечно, заглянули к Максиму на чай, душевно распрощались, и тронулись. В меркнущем вечернем свете мы переехали через оба моста, перекинутые через разные рукава Двины, выехали на трассу, и устремились домой, к югу. Очень скоро стемнело, но нам хотелось быстрее добраться до дома, поэтому мы и не думали останавливаться. Я не помнил точно, сколько нам ехать до начала более-менее диких мест, поэтому мы решили двигаться, покуда хватит сил.

Транспорта на дороге становилось все меньше и меньше. Разок мы перекусили в какой-то дальнобойщицкой столовой, заправились, и снова двинулись дальше. Где-то там впереди нас ждал Брин-Наволок, с которого мы свернем на трассу Р-1, и там уже сможем найти себе укромное местечко.

Когда до поворота оставалось не более пары десятков километров, на обочине я вдруг заметил мотоцикл, стоящий в полной темноте, и ковыряющегося возле него человека. Конечно же, я сразу остановился и пошел спрашивать, не нужна ли ему помощь. Ковыряющимся оказался очень сильно пьяный местный житель, у которого случились какие-то проблемы с его «Восходом». При осмотре мотоцикла оказалось, что у него отвалился бак, а от штуцера топливного краника, в свою очередь, отвалился бензошланг. Разумеется, весь бензин вытек на землю, и теперь абориген тщетно терзал несчастный кикстартер мотоцикла, но мотор без бензина никак не хотел работать. В кромешной темноте мы кое-как вернули бак и шланг на место, я налил ему литров пять бензина из своей канистры. Восход тут же завелся. Местный долго благодарил меня и звал в гости, но мы отказались от приглашения. Потом он спросил меня, как ему проехать до какой-то, не помню какой деревни, ибо совершенно не понимал, где он находится. Я посмотрел то место по навигатору, указал мотоциклисту, в каком направлении он должен ехать, мы пожали друг другу руки, и после этого разъехались в разные стороны.

Скоро мы уже двигались по разбитому асфальту, который быстро сменился прекрасным грейдером. Так мы добрались до деревни Самодед. Почти сразу после этой деревни, в сгоревшем сосновом лесу находилось место, где мы стояли на том пути. Несмотря на темноту, мы безошибочно нашли нужную отворотку от трассы, заехали на песчаный проселок, и уже скоро рулили между мертвых сосен.

Будучи в Архангельске, мы купили себе новую палатку, и ставить ее сейчас, несмотря на темноту, было сущим удовольствием. Да и вообще все было прекрасно: теплая тихая погода, полная тишина, ровная и сухая земля под нами. Мы поужинали и легли спать.

Цветок
Цветок
Колючки
Колючки

Следующим днем мы проехали Плесецк. Переход получился небольшим: ехать было лень, поэтому остановились мы немного не доезжая Каргополя. По пути на грейдерах мы видели, по-моему, аж две группы мотоциклистов, которые уныло ползли на своих тяжелых эндурах в сторону Архангельска. Видимо, они были настолько уставшими, что даже не ответили на мои приветствия.

В том месте, где мы решили устроить очередную ночевку, мы также останавливались на том пути просто попить чаю, а теперь мы забрались немного поглубже, вломились в лес и нашли себе совершенно изумительную полянку для лагеря. После времени, проведенного в тундрах, мы наслаждались лесом, ягодами, травами и различными кустиками. Да и вообще, вот эти вот места – они какие-то совершенно исключительные. Никаких болот и буреломов, никаких непролазных чащоб. Только чистый светлый лес, кое-где мох, и кое-где песок.

Клевер
Клевер
Шиповник
Шиповник

Во время утренних сборов мы постоянно слышали близкие голоса людей. Это местные жители приехали в лес для сбора ягод и грибов. И действительно, когда мы с треском выбрались из зарослей на проселок, то увидели деда с бабкой, с рюкзаками и ведрами, тоже садящихся на мотоцикл. Дальше нам встретилась «Буханка».

Выезжаем из леса
Выезжаем из леса
В полях
В полях

Минут через сорок мы въехали в Каргополь. Тут нам требовалось решить, куда направиться дальше. Можно было поступить по-простому, и ехать через Пудож. А можно было отправиться по новой для нас дороге напрямик к Вытегре. Подумав, мы предпочли второй вариант: во-первых, это было короче, а во-вторых, – интереснее. Нам предстояло продолжить двигаться по трассе Р-1 и преодолеть ее самый интересный участок Солза-Прокшино. Про него ходили какие-то ужасные легенды, что он, мол, труднопроходимый и все такое. На деле оказалось, что ничего сложного нас там не ждало, хотя, поначалу, большой знак на дороге, предупреждающий о том, что проезда там нет, заставил нас немного помедлить. Прочитав надпись еще раз, я понял, что на самом деле, знак как бы говорит, что вы, типа, езжайте, но дорожная служба за ту дорогу ответственности не несет.

Вереск
Вереск
Пень
Пень

По прекрасным грейдерам мы очень быстро доехали до Солзы. На другом конце деревни, у дороги стоял знак границы Архангельской и Вологодской областей. И сразу за знаком дорога резко сужалась, превращаясь в проселок. Начались глубокие плавные ямы, кое-где заполненные водой, но в целом, ничего страшного мы тут не увидели. Далее мы съехали по спуску, и тут, к нашему удивлению, увидели огромную шоссейную фуру, стоящую посреди дороги и ее озадаченного водителя, ходящего вокруг. Я остановился.

«Ну и что же там плохого впереди?», - спросил водитель, будто, сам у себя. Я ответил ему, что ничего плохого там нет, просто подъем и несколько луж, и сам спросил, проедем ли дальше мы. Водила хмыкнул и сказал, что, мол, если уж он там проехал, то нам и подавно на этой дороге ничего не грозит. После этого он ушел вперед, смотреть на новые напасти. Я тоже прошел немного дальше, чтобы взглянуть за поворот. При этом я увидел, что задний бампер фуры оторвался и волочился сейчас по земле на кабелях фонарей. Видимо, там такой махине пришлось не сладко. Но, в самом деле, раз уж он там пролез, то мы, точно проскочим, ничего не заметив.

В брызгах
В брызгах
Преодолеваем лужи
Преодолеваем лужи

Так оно и оказалось. Дорога была неровная, вся в колеях и ямах, но ехали мы совершенно непринужденно. По пути встретили местного на иже-колясыче, потом разминулись с каким-то автомобилем-кросовером. Так мы и добрались до следующей деревни, где началась хорошая отсыпная дорога, а дальше уже стоит Прокшино, после которого мы выехали на большую асфальтовую дорогу, ведущую к Вытегре. Необслуживаемый участок тут составил всего двадцать или тридцать километров.

Гать
Гать
Дорога
Дорога

Выбрались
Выбрались
Урал
Урал

Солнце садилось и светило прямо в глаза, когда мы в клубах непроглядной пыли въехали на территорию Ленинградской области. Вскоре потемнело, и путь к Подпорожью мы проделали в полной темноте. Но, в конце концов, появились огни города, который мы проехали без остановки, перемахнули через Свирь по плотине и отправились на дачу к Наташкиным родителям, где нас с нетерпением ждали.

Я не буду рассказывать о встрече и нашем дачном отдыхе. Однако, тут тоже не обошлось без приключений. Когда мы ехали прошлой ночью, было довольно холодно и влажно. Визор моего шлема постоянно залепляло пылью с обоих сторон, и поэтому мне пришлось его поднять и ехать без него. Но никакой специальной вещи, которой можно было бы закрыть лицо, у меня не было. Результатом такой езды стал простуженный зуб, который на следующий день жутко разболелся. Мое лицо распухло, и мы поехали в поликлинику. Быстро исправить эту неприятность можно было только удалением зуба, что мы и сделали. К вечеру я уже был в полном порядке, а на следующий день мы собрались поехать в Петрозаводск, к Наташкиной бабушке.

Чтобы было интереснее, мы двинулись в сторону деревни Вознесенье, решив добраться до Петрозаводска по дороге, идущей вдоль Онежского озера. Само Вознесенье, расположенное на левом берегу Свири, оказалось очень уютным местом. Вдоль главной улицы стояли деревянные дома, а возле сельмага паслись козы, за которыми никто не смотрел, и которые переходили с места на место совершенно самостоятельно. Пока Наташка покупала что-нибудь перекусить, я с любопытством наблюдал за тем, как молодые козлы боролись меж собой. Животные вставали друг напротив друга, затем с разбегу сталкивались головами, а рога их при этом издавали звонкий деревянный стук. Так они становились на дыбы, продолжая бодаться, потом один из них сдавался, они расходились снова, и затем опять бились лбами с разбега.

Моста через реку здесь нет, но в Вознесенье работает паромная переправа. Мы без всяких проблем заняли место на барже, и уже через десять минут съезжали на грейдер на другом берегу. Дорога эта оказалась ровной и приятной. Главное было с ходу вырваться вперед, чтобы опередить другие машины и не ехать всю дорогу в пыли.

В скором времени справа начала проглядывать Онега меж деревьев. На одном из отворотов к ней, мы, конечно, свернули и подъехали к озеру. Здесь мы перекусили булочками и кефиром, купленными в Вознесенье. Недалеко впереди, если смотреть по берегу, виднелась деревня. Тут же стоял и одинокий лодочный гараж. Где-то слышались голоса гуляющих местных. В общем и целом ничего интересного тут не было, поэтому мы решили двигаться дальше. Однако, так как грунт здесь был песчаным, выехать оказалось не так-то и просто: не имея двухколесного привода я тут же застрял и зарылся единственным колесом по самую ступицу. Пришлось мне достать лебедку и трос. Трос, к слову сказать, хлопчатобумажный – постоянно рвался. Но несколько раз связав его, нам все-таки удалось дотащить мотоцикл до твердого места и вырваться из этой песчаной ловушки.

Лимонница
Лимонница
Брусника
Брусника

Когда мы проехали ближайшую деревню, то грейдер сменился ужасным карельским асфальтом. Разбитая дорога была сплошь залеплена свежими заплатами, но от этого становилось только хуже. Нас ужасно трясло, от такой дороги я очень быстро устал. Было бы гораздо лучше и правильнее снять весь этот асфальт вообще, и засыпать трассу песком. Так, по моему мнению, дорога стала бы качественнее при несравнимо меньших затратах на ее обслуживание.

Въехали в Петрозаводск мы уже вечером. Быстро проскочили через город, выбрались на Мурманское шоссе, и очень скоро добрались до дачного поселка Лучевое. Здесь жила Наташкина бабушка, и здесь мы переночевали и провели пару дней. Собственно, ничего интересного тут не происходило. Утром, как обычно, мы собрались, и двинулись в сторону дома.

Брусника
Брусника
Черника
Черника

Переход получился длинным, около пятисот километров, но про него я тоже не могу поведать ничего ценного. Все дороги в северном приладожье сейчас очень хороши. Их недавно отремонтировали, народу тут мало, поэтому ездить в этих местах – одно удовольствие.

Отмечу лишь, что по пути к Сортавале мы свернули в Питкяранту. За время наших поездок я абсолютно стер имевшуюся у нас резину, поэтому нам нужно было срочно ее заменить, так как местами на лысых колесах уже проглядывал корд. За день до этого, на сайте бесплатных объявлений, я нашел человека продававшего старые ураловские колеса, созвонился с ним и договорился встретиться.

В Питкяранте мы без труда нашли дом продавца, на участке возле которого лежало огромное количество разнообразного железного хлама. Члены семьи, живущей здесь, дружно работали над какой-то машиной, поодаль стоял Днепр, приготовленный к продаже.

Тут я купил колесо с резиной, среди мусора нашел рычаг сцепления и его взял тоже. На этом мы распрощались и устремились дальше.

Уже в темноте мы медленно ползли по забитому машинами Приозерскому шоссе. Здесь образовалась многокилометровая пробка, вызванная постройкой новой развязки в Лемболово. Но, в конце концов, мы кое-как по обочине доехали до этой развязки и увидели причину пробки. Виной всему был стометровый участок со снятым асфальтом, перед которым все тормозили и еле-еле переползали его с черепашьей скоростью. Подумать только! Такая огромная пробка образуется оттого, что некоторые граждане не могут проехать быстро сто метров слегка-неровной дороги.

Но вот, затор остается позади. Через каких-то полчаса мы въезжаем в наш поселок заросший летней зеленью. Несколько поворотов, и мы едем по нашей улице. Между деревьев мелькает наш дом, подсвеченный прожектором. Вот и все, путешествие окончено. Теперь мы дома.

Комментарии   

#1 Из Архангельска в Питер на мотоциклеsevprostor 24.12.2013 12:22
О том, как мы попали в Нарьян-Мар и путешествии вокруг Канина мы писали тут: sevprostor.ru/expeditions/spb-n-m.html А эта часть - о том, как мы возвращались из Нарьян-Мара и ехали на мотоцикле из Архангельска в Питер.
Цитировать

Поделиться

Лицензия Creative Commons
Произведение «Севпростор» созданное автором по имени Севпростор, публикуется на условиях лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная. Яндекс.Метрика