Карта путешествия

Все про это путешествие:


Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /home/sevprostor/web/sevprostor.ru/public_html/components/com_content/models/articles.php on line 491

Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /home/sevprostor/web/sevprostor.ru/public_html/modules/mod_articles_latest/helper.php on line 136

    Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /home/sevprostor/web/sevprostor.ru/public_html/templates/newsvpr/html/mod_articles_latest/slider.php on line 45
Свернуть

Глава IV, река Поной

Между Чальмны-Варрэ и Каневкой (7.07.08 – 8.07.08)

Дождь не прекращался, моросил не переставая, но нам он был не страшен. Всего то и надо, что надеть кепку с козырьком, натянуть на нее капюшон и раскатать болотники так, что бы они полностью закрыли ноги.

Ветер дует в спину, и мы летим вниз по Поною, как под мотором. Сильный порывистый ветер, неравномерно обтекающий парус, иногда довольно страшно раскачивает лодку.
Одним из таких сильных порывов, у меня из руки вырвало шкот. Я, конечно, попытался его удержать, но парус заполоскало и нас начало раскачивать с такой силой, что мы стали опасаться оверкиля. Немного напуганные этим инцидентом, мы решили убрать парус и идти на веслах.

Появилось солнце
Появилось солнце
Ужин
Ужин
Наша байдарка
Наша байдарка

Река здесь начинала дробиться на множество узких рукавов, впереди у нас лежало Нижнекаменское озеро. Проскочив одну из узеньких проток, заросшую по берегам кустарниками, мы оказались вдруг на открытом пространстве. Кругом стоял туман, сыпала морось; было видно, как ветер несет клубы этого тумана перемешанного с каплями воды. Я вновь поднял парус, и мы понеслись вперед.

Буквально сразу путь нам преградила топкая коса, покрытая травой и кустами. Пришлось повернуть и искать путь обхода, на большой скорости обруливая камни, тут и там торчащие из воды. Блуждая в этом лабиринте, мы шли галфвинд, и периодически ветер задувал совсем уж неистово. Байдарка ложилась на борт, мачта угрожающе изгибалась, рулить становилось невозможным. Чтобы не кильнуться, не сломать мачту, или не налететь на какой-нибудь очередной камень, мы снова решили пойти на веслах. 

От озера, собственно, одно название. На самом деле это какой-то заболоченный разлив, глубиной не более двух метров, система из бессчетного количества рукавов и проток между крохотными островками, заросшими мелкой растительностью. Цивилизация здесь опять заканчивается, но по пути, на озере, мы встретили две идущие вверх моторки. По словам местных, выход из озера в Поной найти очень сложно. Что бы держать верное направление, нам посоветовали ориентироваться по горе Медвежьей, которая должна постоянно оставаться за спиной.

По началу, никакой горы мы не увидели, нам мешал туман, и мы шли по компасу, но потом туман немного рассеялся, дождь прекратился, и нам открылась вся панорама. Вот и гора! Ветер немного успокоился, и мы можем спокойно идти под парусом на большой скорости. Теперь я уверен, что сегодняшний переход сложится удачно. Дно озера устлано водорослями, повсюду из воды торчат камни. Необычные такие камни – подобных мы еще не видели. И дело не в форме, размере или цвете, а в том, что на них растет мох и какие-то диковинные цветочки - будто бы на камень надета разноцветная мохнатая шапочка. 

Неожиданно я заметил, что трава на дне озера, под напором течения наклоняется в определенную сторону, то есть как раз туда, куда нам нужно – в Поной. Прозвав ее «указующим перстом» мы тут же последовали в нужном направлении и довольно быстро и неожиданно легко вышли в реку. А ведь Краснощельцы даже предлагали Руслану и Зине, перевезти их на моторке через озеро. Они рассказывали, будто бы даже опытные рыбаки с трудом находят из него выход. А за «услуги» аборигены просили аж пять тысяч! 

Ниже озера и после впадения реки Лосинга, Поной стал гораздо шире, болото закончилось, трава на берегах уступила место мхам и различным ягодам. С невысоких гор в реку с шумом текли ручьи. Появился хвойный лес, скалы и камни. Наконец-то, нас окружали настоящие нордические пейзажи. Гигантское болото Тульлампе, простирающееся от самого Краснощелья, осталось позади. 

Буквально за несколько часов мы прошли около пятидесяти километров, и теперь можно искать место для стоянки. По ходу движения мы увидели чум, в котором были люди, и горел костер. Рядом стояла зачаленная моторка. Пройдя еще пару километров вниз по течению, мы нашли подходящее местечко, где и высадились. Поставив палатку, мы решили отметить отделение и выпить спирта. Достав из гермы все продукты, мы неожиданно придумали напиток, который назвали «Понойским коктейлем». Готовится он так: в кипящую воду кладется смесь для глейнтвейна, чернослив, изюм, кусочки лимона. Минут через пять-десять варево заливается в кружки, добавляется сахар и немного спирта – отличный согревающий напиток готов. 

Почти весь следующий день шел дождь, но к вечеру, наконец-то, распогодилось, и мы отправились дальше. Не успели мы пройти и нескольких километров, как опять начало моросить. Но, не смотря на это, желания останавливаться, не было. Ветер дул нам в спину, мы довольно быстро шли под парусом и на веслах, да и после целого дня сидения в палатке, хотелось пройти как можно больше. Есть у нас такая особенность – мы не можем нормально отдыхать, если не пройдем достаточное количество километров. Нам надо преодолеть большой отрезок пути, чтобы почувствовать удовлетворение. Мы двигаемся дальше, а берега становятся все выше. Реку обступают вараки, заросшие соснами и мхом. 

Пройдя сорок-пятьдесят километров, мы встали не доходя до впадения реки Лебяжьей, часам к четырем утра. На месте нашей стоянки мы нашли пару старых кострищ, а кругом было натоптано множество троп. Ниже по течению, в шестистах метрах от нас, находится первая турбаза. Мы решили вести себя тихо, но все же разожгли костер. Неизвестно, как относятся к пришельцам хозяева этой базы, поэтому, когда мы уже легли спать, я чутко реагировал на любой шорох. 

Небольшой переход (09.07.08)

После ночного перехода мне совсем не спится и меня очень напрягает это скопище моторок рядом с нами, которое, типа, «Турбаза». Я шатаюсь без дела, а Наташка ругается, что я ее постоянно бужу. Дождь, шедший несколько дней, прекратился совсем. Появились комары. Мы уже успели заметить, что эти твари появляются с улучшением погоды, а значит можно ожидать, что этот день будет сухим.

Я рассматриваю, от нечего делать, карту и на глаз определяю, что до Каневки нам осталось еще семьдесят-сто километров. Каневка будет важным рубежом, за которым река, судя по карте, вновь кардинально поменяет свой характер. В полвосьмого, выкурив очередную сигарету, я пошел в палатку. Может теперь мне удастся заснуть? 

Заснуть мне удалось. Мы встали около полудня, позавтракали, собрались, и в три часа дня вышли. Переход на ночной образ жизни давался тяжело, хотелось спать. Нужно перестраиваться обратно, на нормальный режим. Идем мы медленно, напрягаясь. Ветер теперь дует в лицо. Постепенно погода портится, и вскоре начинается дождь. Опять дождь! Сначала он просто моросит, а затем начинает лить по-настоящему. Проходим очередную турбазу, «Порог», идем еще несколько километров, но идти под дождем совсем не комфортно, и мы встаем на первом же попавшемся ровном месте. 

Встреча с рыбоохраной и начальством турбазы (10.07.08)

К огромной нашей радости, с утра дождя нет. Зато ветер теперь дует в лицо. Похоже, он конкретно переменился. Пройдя немного, мы увидели впереди моторку, идущую нам навстречу. Видимо рыбаки. Мы, конечно, хотим разминуться с ними, поворачиваем, но моторка поворачивает тоже. Ее экипаж явно хочет подойти к нам. Мы налево – и они туда же, мы направо – они за нами. Познакомиться, что ли решили? 

Наконец, лодка сблизилась с нами. В моторке сидело трое серьезных мужчин, с очень официальным выражением лиц. Они были одеты в крутые шмотки: мембранные куртки, какие-то непромокаемые чулки с ботинками. На их куртках были нашиты шевроны с надписью «Серебро Поноя». 

- Здрасте, - поздоровались мы с ними.
- Здравствуйте. Куда путь держите?
- На море.
- До моря вам не дойти.
- Почему? – слегка напугались мы, сразу же подумав о пограничниках в устье.
- Да пороги там... Непроходимые.
- Ничего, пройдем. А Бревенный порог обнесем, наверно. Раз уж он такой страшный.
- Ладно, ребята, причаливайте, будем знакомиться.

Мы высаживаемся на берег, уже поняв, что это рыбохрана. Та самая, которой нас так много пугали. 

- Старший инспектор рыбоохраны Имярек, - представился самый молодой и строгий на вид.
- Петя, Наташа, - ответили мы и предъявили паспорта.
- Ну, для начала, покажите ваш маршрутный лист, - начал инспектор стандартную процедуру проверки.
- А мы не спортсмены, без категорий, нам маршрутный лист не дали. Мол, в МКК ответственность за нас не берут.
- Сообщаю на будущее, что разрешение на сплав по Поною, как по семужьей реке, кому бы то ни было, дает Госкомрыбохрана, находится она в Мурманске.
- Ах вот оно что! Мы то узнавали про разрешение в Мурманрыбводе, но нас там послали куда подальше, сказали, что не дают они уже разрешений, - ответил я, с умным видом упомянув этот «мудвод», что бы показать, что мы, мол, не лыком шиты. На самом деле, мы ни у кого не спрашивали никаких разрешений, но точно знали, что упомянутая инстанция таких разрешений не дает. Эту информацию для нас пробивала Ира.
- Да, теперь их дают в Госкомрыбохране. Теперь то у нас будет порядок, и этот Мурманрыбвод больше не при делах.
- Ясно.
- Рыбу ловим? – осведомился инспектор.
- Нет. У нас нету даже снастей.
- Оружие?
- Нет, только ракетница.
- Хорошо. Вдвоем идете?
- Да. У нас товарищи остались в Ивановке, из-за непогоды.
- Ну, погода вроде налаживается.
- А вы сами откуда? – спросил один из спутников рыбохранщика.

Мы, конечно же ответили, что из Питера. В разговор вступил и третий мужик, расспросил нас о том, о сем; осведомился, не заходили ли мы на «Порог». Когда мы ответили, что нет, мол, что нам там нечего делать – наш собеседник очень удивился.
- Вряд ли нас там кто-то сильно ждет. Зачем мы будем туда вторгаться? – сказал я.
- Ну как это? Чаю хотя бы попить! Заходите на «Пачу». Я начальник этой базы, она будет примерно через 12 километров. Зайдите туда в столовую, скажите, что вы от меня, вас там покормят.
- Ага. Спасибо большое! Зайдем.
- Кстати, - вспомнили тут мы – А вы ничего не знаете о Поляке? Тут перед нами шел...
- А, как же! Был у нас, сейчас он на «Американской» базе, это сразу после Каневки. Зайдите туда, может успеете, пока он не улетел.
- Ну ладно, - вмешался инспектор, - мы поехали, нам пора.
- До свидания, удачи!

Разъехались.

Уфф... Все обошлось. Не смотря на то, что рыбу мы не ловили, не охотились и беспорядки не нарушали, было страшновато. Кто знает, какие у рыбохрановцев правила и указания сверху, на счет туристов. Придрались бы еще к отсутствию разрешения на сплав, или к отсутствию регистрации плавсредства. Но туристы здесь – явление очень редкое, и к счастью все разрешилось нормально. Нас даже пригласили на одну из баз. 

Пройдя около двенадцати километров, у впадения реки Пача, мы увидели оставленные моторки. Видимо база где-то тут. По противоположному левому берегу прогуливался замученного вида мужичок, обмахивающийся березовой веточкой от полчищ кровососов. Мы решили уточнить у него, где конкретно располагается турбаза.

- Здравствуйте, - крикнули мы, приближаясь.
- Ммм – пробурчал незнакомец.
- Не подскажите, база – тут?
- Sorry, I ‘m French, - ответил он. - I don’t speak Russian.
От неожиданности мы сразу растеряли все наши, и без того скудные знания английского языка.
- Эээ... База... Бейс! Она... Хиа? – спросил я громко, как у глухого, четко выговаривая слова и выразительно кривя губы, будто француз умеет читать по губам.
- Oh, camp? Yes, it’s here!
- Петька, - сказала Наташка, - они, видать, базу кемпингом кличут.
- Оу, ес, кэмп! - прокричал я французу, на ломаном английском.
Мужчина махнул рукой в сторону противоположного берега, и мы увидели тропу.
- Спасибо, сэнк ю! – сказали мы и двинулись к берегу.

О, это был первый иностранец, встреченный нами тут. Как это дико смотрится – представитель цивилизованной Европы, чистенький, в наших северных дебрях! Отмахивается от комаров веточкой, хе-хе. Высадившись, мы прихватили на всякий случай деньги с документами, и пошли искать турбазу. 

Лагерь располагался метрах в двухстах от берега, в сосновом бору. Направившись туда по дороге, мы минули вертолетную площадку, и вскоре увидели строения турбазы. Это были добротные рубленые домики, построенные по всем современным понятиям о комфорте. В окна были вставлены вакуумные стеклопакеты, а у крылечек стояли специальные стойки для удочек.

Француз
Француз
База "Серебро Поноя"
База "Серебро Поноя"
База "Серебро Поноя"
База "Серебро Поноя"


В лагере не было ни души. Около десяти минут мы бродили по тропинкам, мимо деревянных домиков, но так никого и не встретили, будто база вымерла. В дома к иностранцам ломиться глупо. Что же делать?
Мы увидели длинное строение, которое вполне может быть столовой, помялись возле него, подождали – может, кто увидит нас и выйдет. Я выкурил сигарету (стандартная трех-пяти минутная пауза), и, не дождавшись никого, постучался. Из дома выглянула женщина. Наконец-то хоть одна живая душа!

Мы поздоровались, представились, рассказали про встречу с начальником лагеря и про его предложение заглянуть в гости. Женщина нас тут же пригласила в дом, усадила за стол и принялась хлопотать вокруг нас. Там оказалось еще двое женщин – местных поварих. Они сразу начали нас расспрашивать о том, кто мы и как здесь оказались.
- Ой, а это вы так отдыхаете? А где вы ночуете, в палатках? А плывете на чем? Ах, как интересно, какие вы молодцы, - удивлялись и восхищались они.

Это была кухня столовой. Здесь оказалось очень жарко натоплено, мы сняли с себя всю нашу теплую одежду и довольные начали пить кофе с оладьями и сгущенкой. 

Пока мы ели, гостеприимные женщины рассказывали нам про базу. Оказалось, что на Поное располагаются три базы, принадлежащие фирме «Серебро Поноя», и эта – самая комфортная из всех. Есть еще четыре «американские» базы, ниже Каневки, принадлежащие иностранному собственнику.
Иностранцы предпочитают базы попроще, чтобы быть ближе к природе, а здесь в основном отдыхают крупные русские бизнесмены и политики. Отдых на базах не рассчитан на офисный планктон или гламурных чуваков: сюда приезжают состоятельные люди, истинные фанаты рыбалки. Неделя пребывания здесь стоит от шести до восьми тысяч евро. Рыбу ловят в основном по принципу «поймал-отпустил», т.е. рыбалка здесь является не способом пропитания, а скорее дорогим хобби.

Как мы поняли, хозяева лагерей очень заботятся о состоянии поголовья лососёвых в Поное. Они тесно взаимодействуют с различными международными научными организациями, которые занимаются изучением проблем лососевых и выработкой рекомендаций по сохранению их запасов. Судя по тому, что инспектор был одет в их фирменную одежду – тутошняя рыбоохрана тоже тесно с ними связана и ими обеспечиваема. 

На кухне базы "Серебро Поноя"
На кухне базы "Серебро Поноя"
Иностранцы
Иностранцы

Природа здесь очень красивая, очень много животных, птиц. Какая-то птичка даже вывела птенцов в местном мангале. Так мангал теперь используется не по назначению, пока птенцы не оперятся и не улетят из «гнезда». Поварихи рассказали, что на левом берегу есть место, где прикармливают здешнего медведя. Он даже в палатку чуть не залез, к поляку. 

Услышав про поляка, мы оживились, и начали расспрашивать о нем, но девушки вспомнили не много, - только то, что зовут его Мартин, шел он на байдарке, и заходил к ним на базу, в гости, около месяца назад. 

Наевшись, мы начали прощаться, и поинтересовались, не знают ли девушки, есть ли в Каневке магазин, и до скольки он работает. Девушки спросили, что мы хотим купить, и к нашему удивлению и радости, дали нам в дорогу необходимые продукты, т.е . чай, растворимый кофе, конфеты, немного фруктов и прочие ништяки. 

После кофе, выпитого на турбазе, печений, оладий и общения с персоналом, жить стало веселее. Мы тепло распрощались с гостеприимными работницами базы и отправились дальше. Сегодня мы планируем остановиться немного не доходя Каневки, чтобы завтра, как можно раньше оказаться в деревне.


Каневка (11.07.08)

Когда мы подходили к Каневке, то первым делом заметили интересную закономерность – все поселения располагаются на берегах Поноя строго по очереди, то на левой, то на правой стороне. То есть, Краснощелье на левом берегу, Чальмны-Варрэ на правом, деревня Каневка на левом.

Наташка даже стала рассуждать – интересно, это специально так устроено, или случайно получилось? Может, изначально была такая задумка – что бы каждому поселению на каждом берегу доставалось как можно больше территории, деревни располагаются поочередно на разных сторонах. А может, это просто так совпало – удобные места на реке попадаются именно в таком порядке.


Перекур
Перекур
Каневка
Каневка
Каневка
Каневка

Первым делом, как и в Краснощелье, мы увидели ряд лодочных сарайчиков. Однако на этом совпадения закончились – сарайчики тут выглядели более старыми и покосившимися. Вокруг лежало много древней техники: остовов вездеходов и тракторов. Каневка уже не походила на аккуратный дачный поселок, а выглядела именно как обычная деревня – с длинными невыкрашенными домами, рассчитанными на несколько семей, и расположенными у самого берега Поноя.

Каневка разделена рекой Югонькой на две части, которые соединяются подвесным мостом. Это не очень удобно – ведь, для того, чтобы перевезти крупную вещь из одной части деревни в другую, приходится пользоваться лодкой. Видимо, деревня сначала располагалась по одну сторону реки, а потом разрослась и перекинулась на другой ее берег.

По размерам Каневка оказалась меньше Краснощелья, да и народу не было видно совсем.
Мы двигаемся по реке вдоль деревни, к тому месту, где местные жители оставляют свои лодки, чтобы и нам там высадиться. На этом «причале» мы встречаем первых аборигенов. Это несколько человек, мужчин и женщин, пенсионного возраста. Один мужичок привез домой дрова, а другие – собираются на рыбалку.

Мы, как обычно, здороваемся. Чтобы наладить контакт, о чем-нибудь поговорить, я спрашиваю про магазин:
- А магазин у вас тут где?
- Да закрыт уже магазин то, до часу он.
- А почта есть?
- Есть. Тоже до часу.
- А сколько сейчас? Часов то у нас нет.
- Да уже два. А что вам в магазине надо? У нас там нету нихрена, - говорит кто-то из рыбаков, а его товарищ-старичок весело замечает – Ждут, когда мы сдохнем, хе-хе, хер че завезут хорошего! - У вас тут наверно только воздухом снабжение?
- Ну да, а как еще? Раз в неделю самолет с Ловозера летает, ну и вертолет бывает тоже.

На берегу появляется еще одна женщина из местных.
- О! Туристы!? В магазин что ли? – спрашивает она с любопытством. Она сразу начинает настойчиво рекомендовать нам найти завмага и начпочты, чтобы те специально для нас открыли магазин и почту.

В магазине нам, вроде как, ничего не надо, а чего-нибудь вкусненького тут, судя по всему не купить. Да и без почты мы можем обойтись, оставив записку с текстом телеграммы и деньги местной почтальонше. Бегать и кого-то искать неохота, и мы отказываемся.
- Да ладно вам, я сейчас туда иду сама, пойдемте, я вас провожу, и начальника почты попрошу карточку для таксофона продать. Что вам эти записки? Вы лучше позвоните, голос услышите родной, вам это полезно будет, - уговаривает аборигенша.

Нас расспрашивают кто мы, откуда, куда идем:
- Из Питера, да? Ооо... Ах на море? Ого! А как пороги то пройдете? У нас там пороги. Много. И Бревенный, да. А как же его обнесешь то? Там сплошные скалы кругом. И не провести там лодку... Ну вам виднее. А то смотрите, у нас тут туристы гибли...
«Неужто все так серьезно», подумал я в ответ на это, и спросил - А туристов много бывает? - Да не, вот в прошлом году двое каких-то было, и все.
- А поляк? Не заходил? – задаем мы наш стандартный вопрос.
- Какой еще поляк? Не было никаких поляков.

Дрова
Дрова
Каневка
Каневка
Позирую
Позирую

Путешественники здесь – явление нечастое. Я отправляюсь вслед за аборигеншей в деревню. Наташка остается на берегу общаться с рыбаками.

Когда мы подошли к дому начальницы почты, то моя провожатая зашла внутрь и стала звать хозяйку: «Ивановна!.. Ивановна! Туристы приехали! Открой почту, карточку им надо!». В доме возникло какое-то шевеление, Ивановна отозвалась, что мол, щас, иду; и вскоре обе женщины появились на пороге. Та что меня провожала – ушла по своим делам, а почтальонша, вернее, как выяснилось, ее заместительница, повела меня на почту.
Отворив мне свою контору, и продав за сто рублей карточку, она даже предложила мне приобрести тушенки: тушенка была плохая, и я отказался.
Из таксофона я без проблем позвонил домой и описал диспозицию, пообщался с отцом. Да, цивилизация. У нас дома невозможно провести ни кабельный, ни спутниковый инет, а тут – звони в любую точку мира.

Я вернулся к реке, рыбаки куда-то исчезли, зато вернулась женщина, водившая меня к почтальонше и новый персонаж: маленький пьяный лопарь, впаривающий Наташке рыбу.
- Две семги, всего двести пятьдесят рублей! Или две бутылки водки, - говорил он, показывая руками размер рыбин, которых при нем не было.

Подошел я, и предложил вместо литра водки 250 грамм спирта.
- Двести пятьдесят грамм?
- Дык это поллитра водки, бери, - включилась в торг тетка.
- А, поллитра? Ну ладно, че, мне не жалко, сейчас схожу за рыбой, - сказал рыбак, а я тем временем закурил, и он не упустил случая стрельнуть у меня сигарету - О! Что куришь? Угости, чужие вкуснее!
- Житан. Вот, возьмите.
- А вы молодцы, что идете так. Я то ходил по Бревенному, на моторке.
- В самом деле? И как там? Вполне реально? – стали спрашивать мы, очень возбужденные неожиданной информацией. Похоже, этот мужик может предоставить нам весьма ценные разведданные.
- Ну а че? Я, правда, пьяный был... По правому краю там надо, слева струя сильнее. Камень там в начале, жандарм, главное его обойти, а дальше уж как вынесет. Я то до конца не дошел, на какой-то камень наскочил, меня из лодки и выкинуло.
- Надо же. Думаете мы пройдем?
- Да пройдете. Главное справа идите.
Мужик удалился за своей рыбой, а Наташка, взяв у меня карточку, пошла звонить своим родителям.

- Ах какой замечательный человек, - глядя ему вслед, иронично сказала тетка, та что меня водила к почтальонше – Какой коммуникабельный. С Ловозера он, не местный. Рыбак. Ко всем подход найдет. Я мысленно усмехнулся и приготовил спирт.

Скоро появилась Наташка, а затем и лопарь. Он пришел без рыбы, развел руками:
- Продал я уже ее, нету.
- Ну на нет и суда нет, - я спрятал спирт обратно в байдарку.
- Слушай, а нет ли у тебя газа? – неожиданно спросил лопарь.
- Не, нету. Мы на бензине горелку гоняем.
- Ну ладно, жаль.

Мы начали собираться в путь. У своих лодок весело переговаривались рыбаки, мужчины и женщины – здесь рыбалкой занимаются все. Мы попрощались с публикой, наш собеседник-лопарь пожелал нам удачи, и мы ему пожелали того же. Погода улучшалась. Стало тепло.

Деревня оставила у нас приятные впечатления. Чистая, населенная доброжелательными и общительными людьми. Нам, путешественникам, они очень удивились – это тут большая редкость.

Комментарии   

#1 Глава IV, река Поной, 2008 год, июльИрина Ванеева 26.03.2013 09:11
Здравствуйте - я одна из тех поварих на Паче - которая задавала вам много вопросов.Очень интересно читать ваши мемуары,как ваши дела - где были ещё за это время?
Цитировать
#2 Глава IV, река Поной, 2008 год, июльБожий бык 26.03.2013 09:12
Да много где были Ирин.
Цитировать

Поделиться

Лицензия Creative Commons
Произведение «Севпростор» созданное автором по имени Севпростор, публикуется на условиях лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная. Яндекс.Метрика