Карта путешествия

Все про это путешествие:

Свернуть

Глава II, река Поной

К вечеру все наконец-то готовы, и байды полностью собраны, слава Богу! Настало время нести их и наш груз к озеру. Долго и довольно тяжко мы носим все наши пожитки через болото, делаем по нескольку ходок. К счастью, у воды есть хорошее место с высоким бережком, и хорошим дном, где можно удобно загрузиться. Комары жрут как бешеные. Перед выходом Наташка и Ира успевают искупаться.

Чурозеро
Чурозеро
Отплытие
Отплытие
река Поной
река Поной

Первыми стартуют Миша с Ирой, затем мы с Наташкой. Поход начался! Руслана и Зину, на их «щуке», приходится ждать очень долго, они устроили там еще и купание. В общей сложности мы ожидаем их больше часа, из-за чего уже начинаем нервничать и раздражаться. Решаем, что мы должны сопроводить их до Поноя, где и разойдемся каждый своей дорогой. Но Миша говорит, что делиться нельзя, что, мол, пройдем, решим. Ля-ля, три рубля. Ничего конкретного он сказать не может.

Пока мы ждем, над озером поднимается сильный ветер, и разгоняются волны. Это приносит долгожданное избавление от комаров и жары. Через некоторое время Руслан с Зиной, наконец, отчалили. Мы устремляемся к протоке, соединяющей Чурозеро и Элнйок, а они догоняют нас под своим огромным парусом – ветер пока еще дует. Как только они входят в протоку, где ждем мы, их парус уныло повисает – ветра тут уже нет. Мы идем вперед, а Руслан, Зина и Аркадий остаются где-то позади, за поворотом – аутригеры не дают им нормально грести.

Скоро мы находим выход в Элнйок и покидаем Чурозеро, где мы снова ждем Руслана. В том месте, где озерная протока соединяется с рекой – небольшой перекатик, а ветви кустов и деревьев низко нависают над водой. Как пройдет там Руслан на своей каракатице? Не зацепится ли мачтой? Еще на озере он сказал, как сильно вихлялась и скрипела вся его ненадежная хреновина. Мы останавливаемся, чтобы дождаться его, и наши женщины опять начинают роптать на тему того, что раз уж они с нами шли только на заброску, почему бы нам не распрощаться с ними прямо здесь, и не двинуться вперед уже самим, без этого балласта. Миша на этот счет опять говорит, что надо дождаться, и дойти вместе хотя бы до Поноя, а затем можно будет уже и расстаться. Я молчу – все-таки Миша самый старший и опытный из нас, правильнее будет послушать его.

Через какое-то время, Русланов тримаран появляется таки из-за поворота, целым и невредимым, и мы придумываем регламент движения: мы с Наташкой, как самые быстрые, идем в авангарде, и после выхода в Поной ищем место для ночевки. За нами движутся Миша с Ирой, а Руслан с Зиной идут, как идется, вплоть до того, как увидят нашу стоянку. Мы их дождемся уже на биваке. Миша с Ирой стартуют первыми, но вскоре мы их обгоняем и уходим вперед, как и договаривались.

Ночь. Болото. Полчища комаров, от которых нет никакого спасения. Репелленты не помогают, их действие длится не более получаса, и нам приходится до глаз заворачиваться в нашу одежду. Гребля из-за комаров делается неритмичной и прерывистой – постоянно приходится бросать весла, чтобы убивать тварей, впивающихся в руки и лицо, забивающихся в уши и ноздри, под одежду. Мы идем по извилистому Элнйоку. Картина совершенно безрадостная. В сумерках все окружающее кажется плоским. Временами думается, что мы находимся в Ленобласти, скажем, на реке Тихой, только сильно увеличенной. Отличие только в комарах и в сознании того, что за прибрежными кустарниками и смешанным лесом скрываются огромные болота, покрывающие большую часть этого региона.

По ходу движения, утомленные тяжелым днем сборов и природными условиями, мы даже успели с Наташкой поругаться из-за какого-то пустяка, затем помириться. Чтобы не отрываться слишком далеко, мы перестаем грести и с полчаса дожидаемся Мишину лодку. Потом уже вместе, пройдя еще немного, мы выходим, наконец, в Поной. Ура, господа! Поной ничем не отличается от Элнйока. «Типичная подмосковная река», как говорят многие. Не знаю, не был в Подмосковье. Опять болото, кусты и трава на берегах. Но нам надо уже искать место для ночевки.

Место мы ищем очень долго: медленно, почти не гребя, двигаемся вперед и пристально осматриваем заросшие болотистые берега. Места, чтобы комфортно воткнуть хотя бы одну палатку, просто нет. Кругом кочки, трава, сырость и комары. В результате, мы высаживаемся на берег в том месте, где можно нормально вылезти из байд, и где есть небольшой намек на ровную, не заросшую кустами площадку. Слава Богу! Здесь действительно можно кое-как разместиться. Еду мы готовим на горелке, параллельно разжигая костер, опять кормим несметные количества комаров. Через час появляются и Руслан с Зиной. Руслан постоянно ловит рыбу. Похоже, они принципиально не хотят грести.

Переход до реки Сахарной (1.07.08)

Я с утра весь раздраженный, даже не пойму почему. Злился, ругался. Наташка, похоже, тоже раздражена. Как-то я кинул в нее бутылкой с сушеными овощами, но промахнулся, и бутылка упала в реку. Пришлось срочно сесть в байду и догонять эту несчастную бутылку, чтобы не уплыла. Мне кажется, что причиной моего раздражения стало взаимное непонимание в нашей группе, и наша низкая скорость. Отношения с новыми людьми как-то сразу не завязались. Стало совершенно очевидно, из разговоров, что Руслан и Зина хотят идти с нами до конца, и вовсе они не хотели уходить ни на какую Варзугу, как клятвенно обещал Миша. Также было очевидно, что они – совершенно неподготовленные новички, впервые взявшие в руки весла именно тут, и что проходить помногу с таким тормозом на хвосте мы не сможем. Ведь за вчерашний день мы прошли не более двадцати километров!

После моего раздраженного буйства, появился Руслан и начал говорить что-то вроде того, что, мол, «Ага, кончилось твое терпение! Домой захотелось, к маминым пирожкам!». Воблин. Ну да ладно, я пропустил все это мимо ушей, внутренне усмехнулся и продолжил сборы.

Первыми, как и вчера, стартовали Миша с Ирой, вторыми – Руслан с Зиной, ну а мы, собирались медленнее всех и вышли спустя минут двадцать после ухода наших компаньонов. Очень скоро мы обогнали Щуку Руслана. Экипаж ее при этом не греб, а Руслан спокойно ловил рыбу. Ага, даже не гребут. Такими темпами, поход действительно может затянуться и на пятьдесят, и даже на шестьдесят дней.

Чуть позже мы обогнали Мишу, а потом, спустя часок, остановились на обед. В этом месте был высокий песчаный берег с соснами, стояли жерди от чума, и было старое кострище, на котором мы и приготовили еду. Когда мы с Наташкой уже заканчивали обедать, подошли Миша с Ирой, и потрапезничали с нами. После обеда мы пошли вместе, и чтобы не отрываться от товарищей, нам с Наташкой приходилось едва шевелить веслами.

На пути нам встретилась небольшая шивера, наверно, первая на реке. Ее мы проскочили без всяких приключений, хотя, Миша перед ней возбужденно вскричал: «Да там перепад 2 метра! Надо вылезать и идти осматривать!».  Разумеется, никаких перепадов тут не было и в помине, мы уговорили Мишу ничего не смотреть, и, проскочив шиверку первыми, сфотографировали то, как проходят ее они.

По ходу нашего движения, берега постепенно становились лучше, выше и суше. Среди растительности попадалось уже меньше зловредных кустарников, болота немного отступали от реки. Дул легкий встречный ветерок, избавлявший нас от комаров во время движения.

Хорошее место для стоянки обнаружилось не доходя до впадения реки Сахарной, перед порогом, предшествующем этой впадающей в Поной реке. В этот день мы опять прошли всего двадцать километров.

Ужин
Ужин
Берега
Берега

На месте нашей стоянки ранее был чей-то вполне конкретный лагерь. Были тут следы от палаток, скамьи вокруг кострища, и даже каркас то ли туалета, то ли душевой кабины. Руслан и Зина появились как раз к ужину. Они привезли с собой рыбу. Ну что ж, они хотя бы приносят реальную пользу – сегодня мы сэкономим банку тушенки. После ужина мы с Наташкой отправились спать, хотелось выспаться на ровном месте. А все остальные еще долго сидели у костра, выпивали и болтали.

Просушка
Просушка
Ужин
Ужин

Тут же мы сделали интересное открытие: юмор у людей, судя по всему, зависит от региона проживания и национальности. Татарские шутки Руслана нам казались всегда очень глупыми и плоскими. Ира понимала Руслана, но совершенно не могла понять нашего юмора. Мы же очень хорошо понимали Мишу, и он понимал нас. Мы могли долго с ним разговаривать, глумиться над чем-нибудь, и нам было весело и интересно. Ира при этом сидела с кислой физиономией. Она, несмотря на свой возраст, вообще казалась нам взрослым ребенком. Не знаю даже почему, что-то в ней было ужасно инфантильное. Стоило появиться Руслану, как нам с Наташкой становилось скучно, и единственным разумным решением было пойти спать, или заняться своими делами – ну не сидеть же с ними и тупить, или напиваться.

От Сахарной до Краснощелья (02.07.08)

После завтрака я, Миша, Ира и Наташка снова сходили смотреть предстоящий порог. Ничего страшного - камни и небольшие волны. Можно было и не смотреть. Затем, как обычно, начались сборы. На этот раз, наш экипаж собрался первым, мы вышли и стали удерживаться на месте, напротив лагеря, ожидая Мишу. Мы договорились, что пройдем порожек первыми, а они пойдут за нами след-в-след.

Тут случился забавный казус. После того как Миша с Ирой собрались тоже, и уже садились в байдарку, Миша сказал Ире, что надо надеть спасик и юбку. Но Ира не хотела одевать ни спасжилет, ни юбку. Ей, видите ли, не удобно. Миша настаивал, говорил Ире, что она не имеет опыта, и должна слушать его, что впереди у них порог, и там может случиться какая-нибудь неприятность, в которой спасжилет спасет жизнь. Все было бесполезно – Ира отпиралась, как могла и ругалась. В конце концов, они достигли компромисса: Ира пойдет без спаса, но в юбке. Ну и ну! А ведь предлагали ему и других матросов – отказался в пользу вот этого. Ира ему симпатичней показалась.

Порог
Порог
Прохождение порога
Прохождение порога
Миша и Ира
Миша и Ира

Порог мы прошли без всяких приключений и впечатлений, дождались, когда его пройдут наши компаньоны. Потом мы сразу ушли вперед, договорившись встретиться на обеде. Обедали неподалеку от впадения реки Кукша, на крутом песчаном берегу. Этот берег был не совсем удобен, но выбирать было не из чего – в других местах всюду была высокая трава, комары и заросли кустов. Впрочем, при наличии горелки нам было без разницы. Под конец обеда нас, как всегда, догнали Миша с Ирой, и быстро проглотив порцию каши, ушли дальше. А мы занялись перегрузкой нашей байды, немного упорядочив напиханные в нее пожитки.

Надо сказать, что каждый экипаж в нашей группе имел полную автономию и независимость от других. Во всяком случае, еще до похода провозглашалась именно такая концепция. Я не знаю как у Руслана с Зиной, но и у нас, и у Миши с Ирой, запасов провианта было на сорок дней с запасом у каждого. Забегая вперед, скажу, что в магазине мы были всего единожды за весь поход, и ничего значительного мы там не приобретали. Конечно, сорокадневный запас пищи и прочего барахла, влезает в байдарку с трудом, но если подойти к делу загрузки творчески, то все непременно поместится. А с каждой новой перезагрузкой места будет становиться все больше и больше. Многие сомневались во вместимости Нэриса, но вот живой пример: места – как в третьем Таймене.

Увязая сапогами в иле, я распотрошил наши трюмы, Наташка перебрала все продукты, и когда все было затрамбовано обратно, наш корабль стал немного комфортабельнее. Теперь можно идти дальше!

После впадения реки Тичка, ландшафт меняется вновь. Песчаные берега становятся еще выше и еще суше, комаров становится несколько меньше, а хвойных деревьев здесь становится еще больше. Светит солнце, комары на середине реки не трогают, жарко и после обеда нам грести совсем лень. Вскоре мы догоняем Мишу, и дальше, вплоть до очередной стоянки идем вместе.

Встаем на высоком песчаном берегу с цивильной стоянкой, чумом и даже столом, изрезанным инициалами людей, бывавших тут. Я не удержался и тоже оставил на этом столе информацию о нас. До Краснощелья остается километров десять. За ужином мы опять весело и интересно общаемся с Мишей, до тех пор, пока не появились Руслан и Зина.

Ужин
Ужин
Перезагрузка
Перезагрузка

Руслан, при своем появлении, включил отвратительную музыку на КПК, щедро заряженном в этот погожий день от солнечной батареи. От этого музыкального сопровождения, от «Ласкового Мая», или чего-то ему подобного, на меня навалилась смертная тоска. Что бы чем-то занять себя, я отправился к верной байдарке, совершенствовать грузовую обвязку. Товарищи, тем временем, настоятельно предлагали мне выпить спирта, посидеть с ними, но я упорно отказывался, и, закончив с обвязкой, пошел к Наташке спать. Насчет завтрашнего дня было решено, что Руслан и Зина, дабы сократить разрыв, встанут и выйдут первыми, пока мы все еще спим. Потом мы проснемся, не торопясь позавтракаем, и отправимся в Краснощелье, что бы там снова воссоединиться.

Я уже готовился ко сну, а наши компаньоны продолжали посиделки. Руслан, раззадоренный своей музыкой и спиртом, стал что-то громко орать, дико раздражая этим нас. Мы попросили его быть сдержаннее: что, мол, разорался? Ночь, лес, тишина... Руслан сказал на это: – А че, в городе то не поорешь, за сумасшедшего примут. А тут нормально. – Мы тоже можем принять за сумасшедшего, – раздраженно ответил я, и завалился спать. Нет, громкие звуки совершенно не мешают ни моему, ни Наташкиному сну! Но мы терпеть не можем, когда без дела и по пьяни орут в лесу, и тем более, когда включают такую ужасную музыку. Чудное завершение дня! Когда же у него сядет этот аккумулятор?

Следующим утром мы действительно не обнаружили Руслана и Зины. Уходя, они оставили нам котелок вареной рыбы. Несмотря ни на что, Руслан, конечно, обеспечивает нас рыбой. Молодец, что тут сказать. Может еще и наладятся отношения.

Мы быстро позавтракали и отправились в путь. Шли наравне с Мишей, гребли не спеша. С самого утра поднялся встречный ветер, поэтому нам с Наташкой приходится дополнительно притормаживать, чтобы не отрываться. Похоже, тут дело не только в разных байдарках и физической подготовке, но и в технике гребли. Да, Мишин Таймень сам по себе медленнее нашей лодки, но вдобавок к этому, Миша с Ирой гребут прямыми веслами, а мы – развернутыми. Гребок прямым веслом получается слабым, а развернутые весла позволяют использовать энергию мышц гораздо более эффективно. Поэтому, затрачивая те же усилия, мы развиваем существенно большую тягу. Руслан и Зина, кстати, гребут тоже прямыми веслами – вот и плетутся как черепахи. Не иначе, по Мишиному наущению. Хотя, сам Миша неоднократно сетовал на их малую скорость.

Краснощелье (03.07.08)

Уже на подступах к Краснощелью почувствовалась цивилизация. На здешних лугах начали появляться шесты для сушки сена, в отдалении стал слышаться звук моторов. Сначала мы не могли понять предназначения этих шестов и шутили насчет них, что они приготовлены для голов различных путешественников. Вот, мол, вместе с собакой – нас семеро, а вон, там как раз стоят семь шестов, Гы-гы. Да, придем в деревню, а там уже Руслан с Зиной на вертеле жарятся, туземцы теребят в руках непонятные вещи, играют с веслами и другими штучками из личных вещей Руслана и Зины. Из паруса, наверно, себе уже юбок понаделали и танцуют ритуальные танцы у костра. То же самое ждет и нас, ха-ха-ха.

Шесты для сушки сена
Шесты для сушки сена
Краснощелье
Краснощелье
Берег Поноя
Берег Поноя

Потом мы встретили и аборигена, который на вопрос о том, сколько километров до деревни, ответил, что осталось два поворота. Еще через некоторое время мы увидели на берегу несколько парней. Скорее всего, это туристы – уж больно они крепкие, здоровые и приятные на вид. Вспоминая жителей беломорской деревни Гридино – вечно пьяных, морщинистых и беззубых уродов, мы не могли предположить, что так выглядят местные жители. Мы спросили у них про магазин, на что нам ответили «в деревне у людей спросите, вам покажут». Через полчаса, мы, наконец, добрались до деревни, сразу увидев среди скопления моторок у берега тримаран Руслана, а затем и его экипаж, попивающий чай рядом.

Краснощелье стоит на высоком песчаном правом берегу Поноя, а за ним, в глубине берега виднеется сосновый лес. Места тут совсем неплохие. Деревня большая, и когда мы двигались по реке вдоль нее, то видели множество детей, резвящихся на пляжах. Это очень радовало наш глаз: не все так плохо с демографией, как иногда кажется.

При ближайшем рассмотрении деревня оказалась очень чистенькая и аккуратная, с ухоженными домиками и приятными доброжелательными жителями. Живут здесь лопари и коми, и, насколько мы поняли, они, конечно, пьют, но не особо много. Алкоголизм среди коренных жителей севера – это больная тема. Там это главный разлагающий фактор, ведущий людей к быстрому вырождению, поэтому мы с Наташкой всегда обращаем на это внимание первым делом.

Краснощелье
Краснощелье
Забой частных оленей
Забой частных оленей
Уходим из Краснощелья
Уходим из Краснощелья

Занимаются местные жители, как правило, оленеводством. Пару оленей мы даже видели в чьем-то дворе. Мы поняли процесс оленеводства так: летом олени уходят пастись к морю, а зимой – возвращаются сами обратно, либо вылавливаются в положенном количестве пастухами и содержатся в местных хозяйствах. Олени, по сути, существуют сами по себе, не особо обременяя своих хозяев. Это не какие-нибудь коровы, и естественных врагов, кроме, разве что медведей, у них нет.

Нам рассказывали, что оленеводы, со всеми северными надбавками получают около двадцати тысяч рублей в месяц, занимаясь своими делами и не беспокоясь о своих оленях. Занимаются местные жители еще и рыбалкой, и охотой. Квоты на вылов рыбы им выдаются на общих основаниях, за деньги. Не знаю, хорошо это или плохо, но возможности ловить рыбу на законных основаниях, они лишены. Ведь квота, для местных зарплат, стоит дорого, а действует она в течение нескольких часов. Да и лов рыбы сетями – браконьерство (местные другими способами и не рыбачат). А ведь для лопарей, например, рыбная ловля – это исконное занятие, но теперь они занимаются этим незаконно. И все-таки, несмотря ни на что, моторы на лодках аборигенов, в основном – импортные, мощные и недешевые – значит, деньги у них водятся.

Согласно новой президентской программе, в каждом населенном пункте теперь есть спутниковый таксофон, из которого можно позвонить в любую точку мира. Но мы телефоном не воспользовались и отправились на почту, чтобы отправить домой телеграммы. По пути на почту, мы посетили магазин, ассортимент которого был небогат.

Мы здесь купили консервированных ананасов и персиков, также всякой мелочи, вроде репеллентов и сгущенного кофе, из которого Миша собирался «сделать Бейлис». Посмотрим, что это будет за «Бейлис». Небогатый ассортимент объясняется тем, что местные деревни снабжаются исключительно по воздуху, самолет летает один раз в неделю. Помимо телефонной связи, тут есть даже интернет. Так что, местное население никак нельзя назвать дремучим.

Перекур
Перекур
Костер
Костер
Петя и Наташа
Петя и Наташа

В общем, деревня оставила у нас только положительные эмоции. Здесь даже местный алкаш был чистеньким и выглаженным – идиллия прямо. Несомненно, на Поное Краснощелье является центром цивилизации.

Перед выходом мы попили на берегу чаю и пообщались с парой молодых рыбаков - коми. Откуда же эти коми тут взялись, да и еще являются тут основной национальностью? Ребята этого не знают.

Кстати, встреченные нами на берегу парни, все же оказались аборигенами. К счастью, мы ошиблись, и деревенские жители могут быть красивыми, здоровыми и трезвыми. Это действительно, очень приятно. На вопрос о турбазах, расположенных ниже, рыбаки ответили, что все нормально, к путешественникам там относятся хорошо, главное – не мусорить. Так они понемногу развеяли первую «Понойскую страшилку». Упомянули они и еще один «ужас Поноя» – порог Бревенный, страшный и непроходимый, где струей разбивает об скальную стену, где гигантские валы и огромные плиты. Даст Бог, и мы увидим это собственными глазами.

Быстро попив чаю, мы отправляемся дальше. Стало прохладнее, ветер усилился, и немного поменял направление, уйдя на север. За некоторыми поворотами реки он теперь начинает дуть в спину. Тут мне подумалось, что похоже, на реке ветер всегда дует либо в морду, либо в спину. Бокового, видимо, не бывает. Я стал задумываться об установке паруса.

Берега ниже Краснощелья – песчаные, сухие, покрыты преимущественно хвойным лесом. Места здесь относительно густонаселенные. По ходу движения мы неоднократно встречаем моторки. Среди них пару раз попадаются и какие-то особенные, одинаковые плоскодонки с надписями и эмблемами. Вдоль берегов тянутся бесконечные луга, всюду стоят шесты для сена. Цивилизация.

Розжиг костра
Розжиг костра
Пристали
Пристали
Ужинаем
Ужинаем

Мы то отрываемся в авангард, то ждем Мишу и идем рядом. Со временем мы совершенно теряем привязку к местности: привязаться по двухкилометровке здесь не представляется возможным. Река очень извилиста, но на карте все эти повороты не обозначены. К вечеру мы начинаем чувствовать усталость, и встаем на каком-то песчаном пляже.

Еще днем стало заметно холоднее, а ветер все усиливается. На биваке мы разжигаем костер, чисто для тепла и уюта. Руслан и Зина появились как всегда вовремя – мы уже готовим ужин. Руслан тут же отправился на рыбалку – значит, мы опять будем есть рыбу, и опять сэкономим тушенку. За ужином Миша приготовил свой Бейлис, который оказался совершеннейшей отравой. Пить его пришлось ему самому.

Подготовка к переходу в Чальмны-Варрэ (4.07.08)

Когда мы проснулись следующим утром, шел дождь, стоял дубак. Идти особого желания ни у кого не было. Завтракали, а потом и обедали мы все в палатке Руслана, пищу готовили на его газу. Ох, эти газовые горелки – как мало от них толку! Знай только - баллоны меняй. Вот понимаю, бензин. А что этот газ? Ну ладно, главное есть кипяток, каша и крыша над головой.

Зина, Аркадий и оленья шкура
Зина, Аркадий и оленья шкура
Миша ставит парус
Миша ставит парус
Перекур
Перекур

Я и Миша занимались в этот день подготовкой парусов – ветер был попутный. Миша вострил свой прошлогодний латинский парус, корявый, но вполне работоспособный. Крепление мачты на его байдарке было, пожалуй, слишком хлипко, поэтому ему пришлось возиться еще и с этим узлом.

Тем временем, я свой парус успел испытать. Работал он просто на ура, хотя и был чрезмерно пузат из-за слабой тентовой ткани, и как следствие – недостаточно хорошо управляем. Во флюгере на сильном ветру, его слишком сильно колбасило. Он раскачивал лодку и был даже опасен. Все-таки нужна какая-то другая система.

Руслан поймал рыбу
Руслан поймал рыбу
Местный рыбак и Руслан
Местный рыбак и Руслан
Аркадий
Аркадий

Днем около нашей стоянки остановился мотор. Там оказались рыбаки, которые предложили купить рыбы. От рыбы все отказались, но Руслан заметил у рыбаков оленью шкуру, которую выменял на пол литра спирта. Зина довольная тут же понесла ее в палатку, а Наташка даже грешным делом подумала о том, что может и нам шкуру поменять, прикольная она на вид.

На деле оленья шкура бесполезна для нас. Она тяжелая и большая – куда мы ее засунем в байдарку, и так места нет. Позднее оказалось, что мы очень правильно сделали, что не купили такую обузу - эти не выделанные шкуры валяются в каждой рыбачьей избе, жутко линяют и портятся.

О чудо! Без особых уговоров и пререканий мы собираемся, и в девять часов вечера трогаемся в путь. С таким ветром переход обещает быть легким и далеким. Как оказалось, мы стояли в этот день, километрах в трех выше впадения реки Пятчема. Река тут вновь становится узкой, течение ускоряется. Мы, не напрягаясь, летим под парусами и на веслах одновременно, по полному фордаку, не отрываясь далеко от Миши с Ирой.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Поделиться

Лицензия Creative Commons
Произведение «Севпростор» созданное автором по имени Севпростор, публикуется на условиях лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная. Яндекс.Метрика