Экспедиция на Варандей

В 2011 году нам впервые удалось совместить путешествие и работу: мы отправились в экспедицию. Путь наш пролегал по реке Печора от одноименного города и до самого моря, а затем, через поселок Варандей на острова Долгий и Матвеев. На Варандее и островах мы выполнили поставленные нам заказчиком задачи, после чего вернулись в Нарьян-Мар и оттуда отбыли домой.

Надо признать, что в качестве, собственно, путешествия, данное мероприятие было весьма скучным, так как мы почти не увидели ничего нового. Будучи скованными обязательствами мы сперва торопилсь к Варандею и шли почти без остановки, а потом, начиная с Матвеева, беспрестанно скрывались от непогоды. Оно и не удивительно, так как время нашего пребывания в море выпало как раз на начало сезона штормов и ненастья. Хотя, как мы узнали позже, сентябрь там выдался вполне погожим, но к нам это теперь не имеет никакого отношения.

С другой стороны, экспедиция была интересна тем, что во-первых мы ходили за деньги, а во-вторых - с определенными целями. Все-таки это вызывает весьма приятные ощущения, когда ты находишься где-либо не просто так, а имея какое-то конкретное задание.

Но все-таки в будущем нам хотелось бы оставаться свободными, не скованными рамками планов, заданий, договоров и тому подобным. Ну а дальше, как водится, постепенно будут публиковаться рассказы и картинки.

Карта варандейской экспедиции

Все про экспедицию:

Свернуть

Прибытие в Печору и козни судьбы, 2011 год, июль

Перво-наперво я должен сообщить, что отправлялись мы не просто в путешествие, а именно в экспедицию, первой целью которой было выполнение определенных задач в сфере экологического мониторинга акватории, прилегающей к варандейскому нефтяному терминалу. Второй и неофициальной задачей, поставленной нашим заказчиком, стала разведка и фотографирование флоры и фауны островов Долгий и Матвеев. Я не могу не сказать огромное спасибо этому человеку, пожелавшему пока остаться инкогнито, так как если бы не его предложение, то никакого путешествия, скорее всего, в этом году не состоялось бы.

Время, на которое было намечено выполнение экспедиционных задач, приходилось как раз на конец бархатного сезона в Баренцевом море, и мы сознавали, что освободившись, вполне можем оказаться вынужденными вернуться домой из-за непогоды. Все-таки опыт наших прошлых путешествий подсказывал нам, что уже в середине августа могут начаться шторма, погожих дней станет очень мало, и вообще, ничего хорошего в море не будет. Однако, мы все равно строили всевозможные радужные планы, надеялись на свое везение, на новое мощное судно, и на то, что управимся с работой достаточно быстро.

Водохранилище печорской ГРЭС
Водохранилище печорской ГРЭС

Итак, ночью седьмого июля наше путешествие началось. И началось оно сразу с мелких неприятностей, когда мы прибыли в город Печора, откуда нам предстояло стартовать. От моря нас отделало примерно восемьсот километров реки, но все дело осложнялось тем, что наш багаж, как оказалось, задержится еще примерно на четыре дня. Эх, наша нерасторопность!

От Печоры до Нарьян-Мара, 2011 год, июль

Встречный ветер, конечно, был довольно свеж, но мотор тащил себе наш катамаран вниз по реке, и мы спокойно двигались к городу. Вот впереди показалась уже и труба ГРЭС на правом берегу, а на левом – скопище автомобилей, ожидавших парома на берегу. На Печоре нет ни единого автомобильного моста, кроме одного железнодорожного, поэтому желающие пересечь реку или отправиться в какое-либо отдаленное селение, пользуются паромами. Паромы, представляющие собой большие ржавые баржи, толкаемые буксирами-толкачами, постоянно маячили где-то в поле зрения: какой-то плелся позади, другие же постоянно попадались навстречу.

На катамаране
На катамаране

Судовой ход на Печоре неширокий и очень извилистый, а сама река для судоходства довольно сложна, и поэтому нам приходилось идти именно судовым ходом, чтобы ненароком не наскочить на какую-нибудь мель, часто расходясь со встречными паромами. Так как я был еще совсем неопытным судоводителем, эти непрекращающиеся расхождения и вечное выискивание где-то впереди навигационных знаков, порой плохо заметных, очень напрягало меня, тем более, что я страшно хотел спать. Шутка ли – я не смыкал глаз уже целые сутки, собирая катамаран, а потом загружая его вещами.

От устья Печоры до Песякова, 2011 год, июль

Сможем ли мы сделать что-либо более крутое, чем то, что было два года назад? Сможет ли что-то изменить наше сознание так же сильно, как это сделало то, что мы пережили тогда? Нет, вряд ли что-либо сможет оказать такое же влияние на нашу жизнь, как путешествие 2009 года, которое даже сейчас казалось чем-то совершенно невероятным, не смотря на то, что мы сами пережили эти события.

Под гудение мотора катамаран полз по ночной Печоре вниз. Мимо проплывали берега, которые я узнавал и вспоминал, как мы в тот раз проходили мимо них на веслах. Заприметил протоку, в которую мы тогда свернули — сейчас нам следовало идти прямо, по судовому ходу. Как же утомительно было сейчас сидеть, держа румпель в руках и обозревать это все! Неужели тогда мы действительно шли без всякого мотора и смогли забраться так далеко? Сейчас нам было лень и хотелось скорее найти укромное место для ночлега.

Ночь прошла спокойно, и утром мы двинулись дальше. Целый день мы наблюдали знакомые, но унылые пейзажи: впереди из-за горизонта медленно вставали низкие берега, надвигались на нас, а потом исчезали за горизонтом сзади; я узнавал некоторые места, мы миновали одну деревню, затем прошли мимо какого-то нефтяного предприятия далеко в тундре. Время тянулось невообразимо медленно, но к вечеру, наконец, показался Болванский Нос, за которым нас ждало море. В сумерках я увидел возле левого берега, у деревни Зеленое корабль береговой охраны, и на всякий случай включил рацию. Но пограничникам на все было наплевать, и мы беспрепятственно прошли дальше. Скоро на горе, которая венчает Болванский Нос, показались знакомые развалины метеостанции. Здесь мы и решили заночевать. На пристани стояла чья-то моторка, а на берегу я заметил человека. Что ж, собак нам, значит не спустить. Ну и ладно, постоим на якоре, все равно делать здесь совершенно нечего.

Море
Море

Экспедиционная работа

Новый Варандей с моря
Новый Варандей с моря

Очередным утром мы увидели, что море успокоилось настолько, что можно было продолжать путь. Благо, до первой цели нашей экспедиции, — Варандея, где нас уже явно очень заждался наш заказчик, оставалось всего сорок километров.

Уже сейчас, прямо на Песякове, нам предстояло приступить к выполнению экспедиционных задач: я набрал в полиэтиленовый пакет немного грунта с обсохшей литорали и зачерпнул воды, с тем, чтобы потом перелить ее в бутылочку. Было непонятно, идет сейчас прилив, или уже начинается отлив, поэтому, быстро убрав с палубы палатку и собравшись, мы принялись выводить катамаран из нашего уютного убежища.

Остров Долгий

Начиналась ночь, холодало, с востока дул неприятный ветерок, а море стало весьма неприветливым и неспокойным. Нет, ничего страшного пока не происходило, но мы двигались по какой-то отвратительной толчее из волн разного размера, а со всех сторон, по краям, небо почти заволокло серыми тучами. Однако, несмотря на непогоду, нам хотелось поскорее попасть на Долгий, и я направил катамаран в сторону острова, еще невидимого отсюда, но лежащего где-то километрах в тридцати.

Перед выходом
Перед выходом

Небольшой шторм и большие сложности

Прилив подбирался пока неторопливо, а прибой с грохотом разбивался на песке в нескольких метрах от баллонов, но я отлично понимал, что с таким ветром, как сейчас, неизбежно будет нагон, и в определенный момент вода начнет прибывать очень быстро и поднимется при этом значительно выше, чем обычно. Я приготовил оба якоря, распутал и уложил поудобнее бухту троса. По всему нам в ближайшие часы предстояло весьма веселое времяпрепровождение.

Дело осложнялось еще и тем, что катамаран стоял носами к берегу, а его надо будет еще и успеть развернуть на 180 градусов ровно в тот момент, когда это станет физически возможным. Вообще, план действий был очень прост: как только лодку начнет хорошенько подмывать, мы с Наташкой очень быстро ее развернем, и с помощью двух якорей, закрепленных на берегу, попытаемся удержать перпендикулярно волнам. В ином случае, если катамаран повернет лагом к волне, мы вполне можем рассчитывать на самые плачевные последствия, от отрыва баллонов, до поломки рамы.

Первое время я бегал вокруг, пытаясь самого себя убедить в том, что я сейчас занят некой бурной деятельностью, но скоро стало понятно, что пока следует отдохнуть, а там уж будет видно. Когда прибой рушился на литорали, вода от отдельных волн даже докатывалась уже до баллонов, но я все-таки полез в трепещущую и пригибающуюся на ветру палатку, где Наташка преспокойно готовила оладьи. Вообще, она отличается тем, что в стремных ситуациях всегда сохраняет непоколебимое спокойствие, в то время, когда я во всю уже схожу с ума.

Остров Матвеев

Западный берег Долгого проползал справа от нас. Вот и давешняя изба с крестом, к которой мы ходили сегодня: при взгляде с моря, подход к этому месту выглядел действительно удобным. Но теперь это нас ни сколько не волновало, так как мы двигались в сторону острова Матвеева, лежащего где-то неподалеку на севере.

Погода была хорошая, но в равновесии, установившемся в атмосфере, ощущалась некоторая неустойчивость. С юго-запада порой накатывалась высокая зыбь, иногда задувал попутный ветерок, но в целом все было совершенно спокойным.

Маяк на о.Матвеев
Маяк на о.Матвеев

Через некоторое время мы поравнялись с Гольцом, небольшим островом, расположенным рядом с Долгим. Отсюда я, наконец, смог разглядеть в подзорную трубу какую-то вертикальную черточку на горизонте. Видно, это маяк, стоящий на Матвееве. Что-ж, несмотря на сгущающиеся сумерки, этот маяк отлично вырисовывается на фоне закатного неба, и мы сможем прекрасно по нему ориентироваться.

Поделиться

Лицензия Creative Commons
Произведение «Севпростор» созданное автором по имени Севпростор, публикуется на условиях лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная. Яндекс.Метрика