Путешествие от Приозерска до Архангельска на карте

Все про ладожско-беломорское путешествие:


Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /home/sevprostor/web/sevprostor.ru/public_html/components/com_content/models/articles.php on line 491

Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /home/sevprostor/web/sevprostor.ru/public_html/modules/mod_articles_latest/helper.php on line 136

    Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /home/sevprostor/web/sevprostor.ru/public_html/templates/newsvpr/html/mod_articles_latest/slider.php on line 45
Свернуть

Белое море: от Беломорска до губы Воньга

Я опустил за борт руку, обмакнул ее в бурлящую воду и облизал палец. Вода по-прежнему была пресной, хотя и Беломорск отсюда уже виднелся как какая-то невразумительная куча построек, а шлюза, из которого мы вышли полчаса назад, было не различить. Да, внутренне я ликовал. Теперь мы в море, мы на свободе!

Беломорск
Беломорск
Беломорск
Беломорск

Беломорск
Беломорск


С погодой нам очень повезло. Ветра почти не было, светило солнце, и несмотря на то, что уже наступила середина сентября, стояла такая теплота, что мы разделись до футболок. Наша лодка в данный момент подползала к воображаемому краю подробной навигационной карты, и дальше начинался лист с меньшим масштабом. Поэтому я предпочитал держаться подальше от берега, по широченной дуге огибая Выгнаволок.

Сейчас как раз шел отлив, и слева от нас обнажались камни, окружающие далекие луды. Постепенно мы повернули к северо-западу.

Белое море
Белое море
Луда
Луда

Белое море
Белое море

Где-то впереди виднелись острова Кузова. Мы же решили направиться к острову Нохкалуда, до которого отсюда оставалось еще километров двадцать. Дело в том, что углубляться в шхеры, не зная точно характера дна, мне не хотелось, а эти лудки, к которым мы шли, стояли в море обособленно, между ними можно было в относительной безопасности встать на якоре, ну и просто, наконец, вылезти на сушу на большом и абсолютно пустом острове.

Кемские шхеры
Кемские шхеры
Кемские шхеры
Кемские шхеры

Кемские шхеры
Кемские шхеры


Солнце неуклонно катилось к горизонту, и ветер совсем затих. А мы, будто бы вися в пространстве и никуда не двигаясь, по-прежнему пребывали в эйфории. Да, это море. Теперь соленое и настоящее. Два года мы не были на море, и уже три – не ходили по нему на лодке. Да и лодка – она ведь тоже предназначена именно для моря, и вот, сейчас она впервые попала в его воды.

Вода, кстати, здесь стала абсолютно прозрачной и сероватой. В воздухе ощущался такой приятный и родной запах йода и сероводорода. Мы сделали это! И пусть ничего сложного не было во всем пройденном пути, но как непрост он оказался в целом, если смотреть с момента начала постройки нашей «Амдермы». За этими размышлениями время пролетело незаметно. Наша цель находилась уже совсем близко, движение лодки стало ощутимым, я разглядывал острова. К моему удивлению, между Нохкалуд обнаружилось очень сильное течение. Даже на полном газу мы еле-еле продвигались между двух каменных круч, высившихся по сторонам.

Луда
Луда
Луда
Луда

Кемские шхеры
Кемские шхеры

Сами острова тоже вблизи выглядели совсем не так, как представлялось сначала. Воображение рисовало нам лес, характерный для Карельского берега, но Нохкалуды оказались действительно настоящими лудами, то есть огромными каменными куполами, поросшими травой. Лишь кое-где можно было заметить жидкий кустарник, но в основном острова состояли из слоев какой-то породы и куч булыжника.

Каменный остров
Каменный остров
Только камень и больше ничего
Только камень и больше ничего

Кемские шхеры
Кемские шхеры

Постепенно мы преодолели пролив, и далее, между трех луд из этой группы, я заглушил мотор. Наташка отдала якорь. Глубины под нами было метров 10, если судить по якорной веревке. Течение тоже присутствовало, но не такое сильное, как в проливе. Я отдал на всякий случай и второй якорь, после чего мы все вместе с собаками собрались на сушу.

Конечно же, ветерок по-прежнему слегка тянул с северо-запада, да и течение того же направления никуда не исчезло. Поэтому грести на надувной байдарке с одним лишь веслом мне было исключительно сложно. Тем более, оказалось, что остров, до которого мы сейчас пытались добраться, имел явно большие размеры, чем нам казалось с лодки. Теперь-то я мог оценить истинные масштабы этого каменного бугра торчащего из моря. Видя плавник, лежащий на булыганах возле воды, я понимал, что этот остров просто огромен, а тот, что располагался слева от нас – имел вообще какие-то циклопические размеры. Постоянно вертящаяся байдарка выводила меня из себя, но проявив немного терпения я все-таки догреб до берега. Собаки тут же выскочили и унеслись вперед, скрывшись за ближайшими валунами, а мы с Наташкой вылезли, уже не торопясь.

Плывем на байдарке к острову
Плывем на байдарке к острову
Прозрачная вода
Прозрачная вода

Драконьи яйца
Драконьи яйца

Я вытянул лодку на камни и оглянулся. Тримаран со светящимся над ним клотиковым огнем на фоне здешнего окружения казался просто спичкой, колыхающейся на воде. Страшно было подумать, что его удерживают на месте только две нитки якорных веревок, и случись что – течение унесет его неизвестно куда. Также я подумал о том, что в случае ухудшения погоды, например, добраться на надувнушке до трима будет просто нереально сложно. Но погода стояла совсем тихая. Мы разбрелись каждый по своим делам. Я надеялся встретить тут какую-нибудь дичь, а Наташка охотилась за хорошими фотографиями.

Цветение
Цветение
Разноцветная листва
Разноцветная листва

Шведский дёрен
Шведский дёрен

Первым делом я, конечно, отправился к вершине острова. По крутому подъему я пробирался между больших камней, где-то перескакивал, где-то карабкался. Все это длилось очень долго, но в конце концов, я оказался наверху. Опять посмотрел на тримаран, который как ни в чем не бывало покоился вдали; окинул взглядом окружающее пространство, испещренное другими островами.

Каменная лестница
Каменная лестница
На склоне
На склоне

На островке
На островке

Те самые попсовые Кузова, судя по всему, имели такое же устройство, как и наши Нохкалуды, и я даже затруднялся представить себе, каковы вблизи эти округлые каменные кучи. Прямо-таки какой-то космический масштаб. Я обошел вершину острова кругом, понял, что ничего интересного тут нет, и отправился обратно на спуск, по которому сейчас сюда забиралась Наташка.

Вечереет
Вечереет
Кемские шхеры
Кемские шхеры

Кемские шхеры
Кемские шхеры

Развернуть больше фотографий острова

Программа, рассчитывающая приливы, VXTide, показывала, что выйти нам нужно с самого сранья, чтобы успеть подойти к Рабочеостровску по отливу. Я, конечно, понимал, что применительно к Белому морю, в котором вообще все очень сложно, данные расчеты могут быть очень неточны, но, тем не менее, рано утром мы вышли.

Кемь
Кемь
Кемь
Кемь

Кемь
Кемь

В Рабочеостровске нам предстояло затариться продуктами и топливом на весь остальной путь до Архангельска вокруг Белого моря. Наташка предполагала немного поработать сидя в лодке, а я предвкушал сложный день, который весь будет посвящен постоянной беготне туда и сюда, поискам такси, магазина, и тому подобных хлопот. Я решил идти напрямик, южнее Якострова, так как у нас имелась подробная карта подходов к порту.

Кемь
Кемь
Кемь
Кемь

Кемь
Кемь

При приближении к Рабочеостровску стало понятно, что воду мы упустили, и сейчас она стремительно уходила из залива, струясь между островов. Но я безоглядно доверился карте, на которой значились даже отдельные камни, лежавшие в нужных местах и в реальности. Такая точность вселяла в меня уверенность в благополучном исходе, и мы аккуратно пробирались среди мелей к более-менее глубокой Кемской Салме.

Кемь
Кемь
Кемь
Кемь

Кемь
Кемь

Уже как на ладони просматривался поселок, виднелась и сама Кемь, но туда, опять же, судя по карте, пройти по такой воде не получится. А если и получится, то там можно ненароком и застрять до следующего прилива. Поэтому, едва вырвавшись из узких опасных проходов, я тут же повернул в лодку чуть правее, куда-то в серединку между причалом и виднеющимися домами. Там просматривались тоже какие-то постройки, и стояла на осушке пара лодок, очень характерных серых местных карбасов.

Кемь
Кемь
Кемь
Кемь

Кемь
Кемь

Я в тот момент еще не осознавал, насколько карбасы тут популярны, но за сегодняшний день в окрестностях я повстречал уже две такие лодки. Я размышлял о том, что может, тут вообще какой-нибудь рыболовецкий колхоз? Все это было жутко интересным, и я наделялся разузнать что-нибудь о местном мироустройстве, когда окажусь в поселке.

Аккуратно встать на якорь в салме при отливе, не зная здешних особенностей, представлялось сложной задачей. Течение из залива так и перло, норовя оттащить нас куда-то на середину. Переставляя так и сяк кормовой якорь, натягивая веревки по-разному, минут через десять, я все-таки добился желаемого. Тримаран встал надежно и неподвижно. Носовая веревка собрала на себя большую бороду из водорослей, корпус тоже облепило разным мусором. Настало время собираться в город. Я сложил в байдарку все наши шесть канистр, и один газовый баллон, затем кое-как взгромоздился на эту кучу. Наташка пожелала мне удачи, и я погреб к обсохшему карбасу.

Рабочеостровск
Рабочеостровск

По пустырю, упиравшемуся в недалекие кусты, гулял человек с собакой, впереди виднелся лодочный гаражик. Байдарка уткнулась в нашу, и мне пришлось вылезти в эту хлюпающую грязь, чтобы дотащить все содержимое до пляжа. Несешь пару канистр, возвращаешься, несешь еще пару, опять возвращаешься, и так до победного конца.

Я подвязал лодку к валявшемуся там бревну, сложил канистры в кучу, огляделся вокруг. Одна тропинка шла в кусты, к тому пустырю, а другая — к гаражу. Я сперва выбрал не ту, и, продравшись через заросли, оказался на пустыре. Куда с него идти дальше, я не знал, и решил попытать свое счастье возле гаража. Дело в том, что я вообще не представлял, где я нахожусь. Мне требовались какие-то ориентиры для вызова такси.

За гаражом обнаружилась улица, которая, проходя между огородов, привела меня к многоквартирному дому с адресом. Напротив дома стояли бочки и бидоны, подписанные фамилиями и номерами квартир. Очень интересно! Видимо, питьевую воду здесь привозят централизованно, а в водопроводе она, надо полагать, какая-то неправильная. Ну что же? Теперь придется вернуться обратно на пляж, и в несколько приемов тащить сюда все свое барахло.

Когда мы отъезжали от заправки в городе, спустя полтора часа, то, беседуя с водителем, я параллельно пытался вспомнить, как мы тут ехали в 2007 году. Тогда мы с Наташкой отправлялись в наше первое морское путешествие на байдарке и так же ехали с вокзала на такси. Вспомнить не получалось, я не узнавал вообще ничего. Собственно, об этом я водителю и рассказывал. Он все это слушал с явным интересом, и, в свою очередь говорил о своих походных и рыболовных похождениях. Говорил и про погоду, что, мол, лета-то, считай, и не было, и что нам страшно повезло сейчас попасть сюда именно в это время, когда не льет дождь, не дует ветер, и светит солнце. «Это, видимо, все сместилось, будто на месяц», — продолжал водитель, — «вот август совсем плохой был, а сейчас, как в августе».

Беседа сворачивала то туда, то сюда. Мы двигались обратно к Рабочеостровску, шлепая колесами по трещинам в асфальте. Справа показался какой-то полностью обсохший залив — видимо, вода до сих пор еще уходила, и возле самой дороги в этом заливчике стояли прямо на литорали лодки. Те самые серые карбасы, построенные все по одному проекту, крашеные одинаковой краской, и отличающиеся лишь небольшими деталями. «Это у вас тут что, колхоз какой-то на таких лодках работает?», — наконец спросил я. «Да нет, какой колхоз? Просто лодки», — ответил мне водитель.

Рабочеостровск
Рабочеостровск
Рабочеостровск
Рабочеостровск

Рабочеостровск
Рабочеостровск


Оказывается, где-то здесь есть некая мастерская, в которой строятся такие вот традиционные карбасы. Они изготавливаются из досок и имеют классические обводы. Ставят на них как подвесные, так и стационарные моторы. Почему все они имеют одинаковый цвет, для меня оставалось загадкой, но эти лодки мне очень нравились. Вообще, признаться честно, я нигде больше такого не видел, чтобы подобные народные посудины изготавливались централизованно, одним мастером, и в таких количествах приобретались местным населением. Это очень радовало меня, так как поморский карбас, по-моему, не просто некое утилитарное изделие, но и элемент здешней культуры. Слава богу, что такие вещи до сих пор приносят людям пользу. На этом мы приехали к тому месту, где я садился. Общение заканчивалось.

Для меня же начиналась очередная бесконечная челночная переноска канистр от дороги на пляж. Только теперь они были тяжелыми, и носить их приходилось по одной. Отнесешь канистру на двести метров, поставишь, вернешься, потащишь следующую. Все это продолжалось бесконечно долго. Газовый баллон так и остался пустым, ибо, как сказал мне таксист, газовая станция для бытовых баллонов находится только в Сегеже. Ну да ладно, в другом баллоне еще что-то оставалось. Постепенно вся эта канистренная куча передвигалась все ближе и ближе к пляжу. Еще пол часика, и я таскал бензин, уже скользя сапогами по няше, составлял у кромки воды, и неизменно возвращался на берег.

Рабочеостровск
Рабочеостровск
Рабочеостровск
Рабочеостровск

После того, как топливо оказалось на лодке, настала очередь продуктов. У местных я выяснил, что один магазин есть прямо тут, но он закрыт на обед,  а другой – находится по дороге в Кемь. Конечно, я отправился в открытый, но идти до него оказалось не близко. Покупая там блок сигарет, я подумал, что таскать продукты отсюда, пожалуй, будет нелегко, поэтому, отправился обратно.

И действительно, к тому моменту как я оказался у большого деревянного дома, в котором располагался здешний магазин, возле дверей собралось несколько человек, ждущих открытия. Через пару минут там внутри что-то зашевелилось, и двери со скрипом распахнулись. Зашевелились и ожидающие, а радостная продавщица затараторила что-то вроде «Ой, а я смотрю, ктой-то там стоит? А уже времени-то, времени – пять минут четвертого! Не заметила, как прошло». Я пропустил всю публику вперед и вошел последним, доставая из кармана длинный список продуктов.

Собственно, шопинг тут оказался до безобразия простым. Мне даже не потребовалось ничего делать. Когда я начал мямлить что-то из списка, то у меня попросили говорить яснее и по порядку. Продавщица извлекала из разных мест нужные мне товары, все найденное вычеркивалось. Работницы магазина явно были привычны к таким покупателям. Меня сразу же спросили, не на море ли я собрался, и я тогда понял, что никого здесь не напрягаю такими долгими и нудными покупками. Продуктов набралась изрядное количество. Все это я не смог бы утащить за раз. Мне выдали пару коробок, ящик и мешок. И снова я принялся таскать эти богатства. Сначала коробку. Потом другую. Потом мешок и ящик. Я распрощался с радушными продавщицами, вышел на улицу, и по уже привычному маршруту направился к пляжу.

Так получилось, что всю дорогу я шел параллельно паре местных рыбаков, которые обсуждали свои рыболовные дела, шутили друг над другом, и косились при этом на мой мешок и заляпанные грязью бродни. Они тоже все явно понимали, и я прямо чувствовал на себе их любопытство. Но они его тщательно скрывали и продолжали матерно и весело общаться. Один шел пешком, таща деревянный ящик с сетью, а другой катился рядом на старом велосипеде, подкалывая товарища. Иногда оба они начинали громогласно ржать, и я от этого всего опять начал испытывать какое-то непонятное удовольствие.

Рабочеостровск
Рабочеостровск
Рабочеостровск
Рабочеостровск

Рабочеостровск
Рабочеостровск

Рабочеостровск
Рабочеостровск
Рабочеостровск
Рабочеостровск


Следующим утром я вылез из каюты и огляделся. Окружающее пространство полностью скрывалось в тумане. Стояла полнейшая тишина, и сперва можно было вообще не понять, где же мы находимся. Но стояли мы между островов Горелых, неподалеку от Рабочеостровска. В еле-видные очертания этих островов сейчас то проявлялись в тумане, то исчезали опять. Над всем этим светило солнце, но тут внизу было холодно и промозгло. Но местечко оказалось явно неплохим.

Вчера вечером мы пришли сюда уже в сумерках, и стоило нам спрятаться за один из островов, как Рабочеостровск пропал из виду, и стало казаться, будто мы совсем одни во всем белом свете. Зато тут прекрасно работал быстрый интернет, острова защищали нас от любых неожиданностей, и Наташка решила, что мы будем стоять здесь еще три дня, пока она будет работать, а я займусь какими-то хозяйственными делами. По прогнозу значилось, что как раз спустя три дня на море начнется шторм, и к этому времени мы перейдем в губу Калгалакшу, где пару дней переждем непогоду и отправимся дальше.

Туман
Туман
Белое море
Белое море

Луда
Луда

После завтрака туман немного рассеялся. Мы все вместе отправились на ближайший из островов. Надо сказать, что Степа вчера уплыл туда самостоятельно, поэтому в байдарке было посвободнее. Наташка сидела в обнимку с Севой, а я – с бензопилой и топором.

Едва мы достигли гладких камней Горелого, как Сева тут же унесся обследовать остров, по своему обыкновению; Наташка убрела куда-то, чтобы пофотографировать цветочки, а я выволок байдарку повыше на сплошной камень, взял пилу, топор, и двинулся к залежам плавника. Наконец-то у нас будут нормальные дрова! Без смолы, без влаги. Чистая энергия, голимый углерод! Вряд ли кто-то будет спорить с тем утверждением, что плавник – это самое лучшее на свете печное топливо. Он еще и пахнет очень приятно.

Водоросли
Водоросли
Морской виноград
Морской виноград

Водоросли
Водоросли

Развернуть больше фотографий туманного Белого моря

Вечером от тумана не осталось и следа. Я пилил бревна на крошечные чурки, потом колол их на еще более крошечные полешки. Затем отвозил их сюда – они теперь лежат в кормовом трюме, заполняя его чуть ли не до верху. Потом мы еще немного погуляли.

Сева
Сева
Петя рубит дрова
Петя рубит дрова

Наша лодка
Наша лодка

Позднее Наташка работала, а я видел, как на остров прилетело стадо казарок, и пытался за ними охотиться, но что-то пошло не так, и я вернулся ни с чем. С этими казарками вообще была сплошная неудача: я увидел их с лодки, сплавал на остров, и долго-долго подбирался к ним, прячась за кочками. Подполз на выстрел, поднялся и шмальнул пару раз из двухстволки, по сидячим. Все было как на стрельбище – но оба раза почему-то промазал. Бывают в жизни огорченья!

Ну а теперь вечерело. Я пихал в печку свежие полешки, мы пили чай. Торчать тут оставалось еще пару дней. Я уже начинал мучиться бездельем. С охотой мне явно не везло; рыба, как обычно, не ловилась; на лудах не было решительно ничего интересного.

Белое море
Белое море
Водоросли на камнях
Водоросли на камнях

Туман ушел
Туман ушел


На следующий день я бесцельно бродил по другому острову, такому же пустому и скучному, как соседний. Да, тут было красиво, но эта красота быстро приедалась. На островке имелись какие-то остатки старых строений, но и они особенного интереса для меня не представляли: непонятная стена длиной метров тридцать, сложенная из булыжников, и явно, очень упорными людьми, и основание то ли от палатки, то ли от сарая, в середине которого валялась проржавевшая труба от буржуйки. Больше я не видел ничего примечательного.

Степа
Степа
Наш тримаран
Наш тримаран

Острова Горелые
Острова Горелые


Так мы перешли в новый день, во второй половине которого тронулись по направлению к Воньге. Наташка доделала всю имевшуюся работу, все отправила. Больше нас ничего не держало. Практически по зеркальному морю мы двигались вперед, ведомые навигатором, даже не видя, куда именно мы идем. Опять пошли воспоминания о том, как где-то в этих же местах мы шли на байдарке в седьмом году, и только лишь знакомились с морем. На карте я видел знакомые названия, а время неспешно уходило. Так мы очутились в губе Поньгоме, неподалеку от деревни Кузема, пересекли ее, и аккуратно забрались в самый дальний ее угол, в губу маленькой речушки, отгороженную от остального мира несколькими островами. На берегу я заметил чей-то крупный лагерь и несколько огорчился, так как не рассчитывал встретить тут людей. С другой стороны, мы оба как-то не были расположены к прогулкам, и просто встали на два якоря подальше от берега, чтобы никому не мешать. Степа тут же спрыгнул в воду и был таков, но я по этому поводу даже не злился, так как знал, что весь следующий день мы простоим тут же. Тем более, что в этом месте ловился куземский Интернет, я скачал свежий ГРИБ, увидел ожидающуюся погоду, и полностью на этом успокоился.

Ветер раздул ночью. Вся лодка прямо-таки загудела. Забарабанил по крыше дождь, застучала в борта рябь. Но мы были готовы к непогоде, надежно защищены губой, и все это нисколько нас не напрягало. Хотя ветер раздувал очень неслабо. Утром я сходил за водой, как раз к речке, где лагерь и стоял. Там, как оказалось, жили какие-то туристы с надувными мотолодками, Степа, естественно, побирался у них. Мы немного пообщались, я наполнил бутылки водой. Возвращаться на тримаран против ветра было тем еще развлечением, но я справился.

Так и проходили наши дни на море. Мы опять переночевали, а утром вдруг решили, что нам пора идти. Следующей целью была избрана Гридина губа, то место, где закончился наш поход 2007 года, и откуда мы теперь собирались перейти на Терский берег, примерно в те места, где финишировали в 2008.

Губа Воньга
Губа Воньга
Карельский берег
Карельский берег

Губа Воньга
Губа Воньга

Все фотографии этой части, в том числе не вошедшие в рассказ, можно посмотреть тут.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Поделиться

Лицензия Creative Commons
Произведение «Севпростор» созданное автором по имени Севпростор, публикуется на условиях лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная. Яндекс.Метрика