Все про ладожско-беломорское путешествие:

Свернуть

Переход по Волго-Балту до Белого озера

Ночь выдалась холодной, поэтому, когда я встал с рассветом, все в кокпите было мокрым от густой и совершенно ледяной на ощупь росы. Однако я предполагал, что день сегодняшний будет столь же жарким, как и вчерашний, поэтому расстраиваться не стал, и только напялил на себя всю имеющуюся под рукой теплую одежду, включая зимние бахилы. Наташку я решил не будить, и снялся с якоря самостоятельно.

Онего
Онего
Закат
Закат

Пляж на Онежском озере
Пляж на Онежском озере
Брызги
Брызги

Онежское озеро в этих местах совершенно непримечательно: справа от нас на берегу виднелась полоска леса, за которой угадывалось болото, а впереди блестела крышами и окнами очередная деревня. С озера дул утренний ветерок, нас болтало волнами, но ничего особенного не происходило.

Чуть позже встала Наташка, и через каких-то пару часов мы остановились на якоре неподалеку от устья реки Вытегры. Здесь я занялся в очередной раз привязыванием кранцев всюду, куда их только можно было привязать. Наташка готовила завтрак. Солнце поднималось все выше, и я, в ходе своего ползанья по лодке, постепенно снимал с себя одежду, надетую утром, пока не разделся до футболки. Ну что же? Кранцы привязаны, и теперь можно идти вперед!

Поначалу я, конечно, очень волновался, проходя между волнорезами устья, а потом и берегами мутной реки Вытегры, но вскоре успокоился. Погода стояла отличная, вокруг — никого. Нас окружали только нескончаемые болота, поросшие кустарниками, и все тут казалось абсолютно диким.

Поселок в устье Вытегры
Поселок в устье Вытегры
Озорное устье
Озорное устье

Устье Вытегры
Устье Вытегры
Озорное устье
Озорное устье
Вытегра
Вытегра

Знак
Знак
Устье Онежского Канала
Устье Онежского Канала

Но вот, впереди появилась моторная лодка, а потом еще одна. Болота постепенно сменились предвестниками близкой промзоны: вдоль берегов появлялось все больше ошвартованных теплоходов, там и тут постоянно перекладывались с места на место десятки кубометров леса, наваленного громадными кучами возле реки. Иногда в эту унылую картину вкраплялись скопления изб. И вот, перед нами показались ворота шлюза.

Мотолодка
Мотолодка
Предместья порта
Предместья порта

На подходе к шлюзу
На подходе к шлюзу
Хранилище топлива
Хранилище топлива

Я связался с диспетчером, и услышал, что надо ждать. В узком канале я началу растерялся, так как на первый взгляд приткнуться было совершенно некуда, поэтому мы ушли налево и встали на якоре возле одной из здешних стенок. Позднее я понял, что можно было и пойти направо, в протоку, идущую к городу. Как оказалось, там, помимо больших пароходов, стояли и маленькие лодки. Но мы уже худо-бедно закрепились здесь — оставалось только дождаться, когда нас позовут.

И вот, наконец, я увидел, как ворота шлюза распахнулись, после чего оттуда выполз большой пароход. Диспетчер предупредил меня и еще одну лодку, находившуюся где-то неподалеку о том, что нам нужно пропустить попутный толкач с баржей и идти сразу за ним. Минут через десять появился этот буксир, и я тотчас устремился за ним.

Заход в шлюз
Заход в шлюз
Шлюз 1
Шлюз 1

Диспетчер назвал мой рым и борт. Наташка на носу изготовилась с крюком, а я аккуратно направился в указанное место. Когда до рыма оставалось метров десять, я включил на моторе нейтраль, а немного погодя — задний ход, и наддал газу, чтобы затормозить. Наташка вытянула свой крюк, уцепилась за рым, но лодка не успела остановиться, а крюк уже зацепился, из-за чего палка с треском сломалась, а мы, как и в первый раз, ударились поплавком о стенку. К счастью, теперь все что можно было обвешано кранцами, и удар пришелся именно в кранец. От удара кранец оторвало, но корпус остался без повреждений.

Я сильно занервничал: ведь перелезть на поплавок Наташке будет очень сложно, и совершенно не понятно, как оперативно пришвартоваться к рыму. Я поддал еще газу — лодка пошла назад. Потом я включил передний ход, пытаясь подойти к рыму. Наташка пыталась ухватиться за него обломанной палкой, но все это не давало никакого результата. Лодка опять прошла вперед, и опять я сдал назад, потом опять вперед — и опять проскочил. Тем временем, Наташка смогла, наконец, вылезти на поплавок, и с очередной попыткой ухватилась за рым. В рации я услышал голос диспетчера, который даже предложил идти к другому рыму, коли у этого у нас ничего не выходит, но я ответил, что почти все готово. Веревка была успешно продета и завязана на утки.

В камере
В камере
Швартующаяся яхта
Швартующаяся яхта

В камеру вошла еще одна лодка — какая-то гафельная историческая яхта. За ней ворота начали закрываться. От всех шлюзующихся судоводителей пошли рапорта. Диспетчер ответил, что мол, следите за швартовами, наполняется камера, и затем начал спрашивать у всех данные судов, судоводителей и маршруты следования. Настала и наша очередь. Р92-38, Россия, Богородский Петр — отвечал я на его вопросы. Приозерск-Архангельск!

Наполненный шлюз
Наполненный шлюз
Зеваки
Зеваки

Первый шлюз
Первый шлюз

Последний пункт ввел его в явное замешательство, но он ничего не ответил. Однако через несколько секунд в эфире появилась девушка, местный диспетчер движения: «Яхта 9238 Вытегре-1» «На приеме 9238» «Хм, 9238, а Архангельск в другой стороне находится — это ничего?» В этом вопросе явно чувствовался сарказм и легкая издевка. Ну конечно! — думал я, - какие-то лохи непонятные пришли, сначала ошвартоваться пол часа не могли, а потом оказывается, что у них еще и географический кретинизм! Меня это несколько взбесило, и я ответил, - «Нет, все правильно. Я иду туда по Северо-Двинской водной системе».

Диспетчершу этот ответ удовлетворил, и она замолчала. Мы же с Наташкой начали шутить друг с другом на тему ее неполного служебного соответствия, что она, мол, нифига не шарит в Единой Глубоководной Системе, и все такое. Ах, если бы мы в тот момент могли знать, что тетка, несмотря на свою неосведомленность, все-таки окажется права, и нам придется идти обратно. Но об этом будет дальше. А пока шлюз наполнялся водой.

После окончания шлюзования я предупредил диспетчера о том, что не пойду сегодня в следующий шлюз, а буду стоять где-то неподалеку. Нам дали добро на выход, и мы отправились в Вытегорское водохранилище. Отсюда были видны домики, музей, организованный в подводной лодке и церковь, а из-за деревьев приветливо выглядывало огромное здание «Пятерочки», в сторону которого мы и направились.

Пристань
Пристань
г.Вытегра
г.Вытегра

Вытегорское водохранилище
Вытегорское водохранилище

ГЭС в Вытегре
ГЭС в Вытегре
Церковь
Церковь

За пару дней, что мы простояли здесь, Наташка доделала очередную партию работы, а я съездил в город за продуктами и топливом. В очередной раз я поразился приятному впечатлению, производимому на путешественника таким маленьким городочком: все тут было исключительно уютным и теплым. Этим впечатлением я не мог не поделиться с таксистом, который возил меня на заправку. Мы ехали по главной улице Вытегры, и мимо нас проносились маленькие домики, бессчетные магазины, показался впереди мост через шлюз — когда-то мы с Наташкой тут уже проезжали на мотоцикле, и тогда еще даже думать не могли о том, что окажемся здесь на лодке.

Рядом с Вытегрой
Рядом с Вытегрой
Водохранилище
Водохранилище

Водохранилище
Водохранилище
Утренний туман
Утренний туман

Наконец очередным прекрасным погожим утром мы отправились в путь: за один день нам предстояло пройти целый каскад шлюзов, идущих один за другим. Разумеется, мы волновались, но уже совсем не так, как на Свири, какой-никакой опыт шлюзования у нас появился.

Церковь в Анхимово
Церковь в Анхимово
Буи
Буи

Мы прошли несколько деревень, полюбовались на две живописные полуразрушенные церкви и в конце водохранилища наконец увидели шлюз. Я сразу связался с диспетчером, но услышал, что нам пока нужно срочно покинуть оперативный рейд, встать где-нибудь за его пределами на якорь и не отсвечивать. Он, мол, вызовет, когда появится возможность отшлюзовать нас.

Ждать здесь пришлось часа четыре. Мы и ели, и пили чай, я постоянно осматривал все вокруг, ожидая попутных судов, но все они шли по двое. Дело в том, что в камеру шлюза помещается либо один теплоход и сколько угодно маломерок, либо два теплохода и больше ничего, поэтому нам пока вклиниться не удавалось. Но, наконец, момент настал: я услышал, как некий «Волгодон-полста-шестьдесят-восемь» вызвал диспетчера и получил приглашение на шлюзование.

Кроме этого Волгодона никто больше в эфире не появлялся. Мы начали готовиться к подъему якоря и старту. Вот и теплоход появился из-за поворота — Наташка пошла на нос к якорю, а я взялся за радиостанцию.

Каюта
Каюта
В кокпите
В кокпите

В камере 4го шлюза
В камере 4го шлюза
Наташа
Наташа

Прохождение всех вытегорских шлюзов проходило без каких-либо приключений. Нас запускали в камеры вслед за нашим «полста шестьдесят восьмым», мы швартовались к рыму, поднимались, потом нас выпускали, и мы устремлялись на полном ходу вслед за пароходом. Так как отпорный крюк был потерян нами в первом шлюзе, Наташка загодя выходила на поплавок и ловила рым руками — это оказалось значительно проще. Чтобы облегчить ей перемещение по лодке, я подвязал нашу байдарку под левый борт, и Наташка просто ступала в нее из кокпита, а потом перешагивала на поплавок. К четвертому шлюзу мы уже расслабились настолько, что во время подъема воды в камере непринужденно попивали чай и отвлеченно беседовали.

Рым
Рым
Ворота
Ворота

Собаки же, при сильной жаре запертые в каюте, сильно страдали и выводили нас из себя своим постоянным скулежом и попытками вырваться на волю. Кроме того, с самого утра они не имели возможности справить нужду, и поэтому, оба урода по очереди насрали прямо в каюте. Последствия этого Наташка ликвидировала во время переходов от шлюза к шлюзу.

У стенки перед шлюзом
У стенки перед шлюзом
Страдающий Сева
Страдающий Сева

Каютный пленник
Каютный пленник
Стена шлюза
Стена шлюза

Уже темнело, когда мы очутились перед шестым шлюзом, за которым начинался длинный узкий канал без всяких гидротехнических сооружений. За ним нам больше не надо будет шлюзоваться вплоть до самого Северо-Двинского Канала. Мы зашли в камеру, ошвартовались, и ворота за нашими спинами затворились. Стало совсем темно, и только прожектора шлюза освещали его холодную бетонную утробу. Вода начала подниматься, и когда мы оказались на самом верху, то смогли увидеть лучи закатывающегося за горизонт Солнца. Очередной день подходил к концу.

Шлюз 6
Шлюз 6
Девятины
Девятины
Открытые ворота
Открытые ворота

При выходе я зажег ходовые огни, но оказалось, что аккумулятор совсем сел — лампочки еле светились. Мне пришлось извлечь из кормового трюма генератор, завести его, и окутанные двойным грохотом мы продолжили свой ход по узкой реке. Километрах в пяти от шлюза обнаружился небольшой рейд, в котором мы и встали на ночь.

Следующий переход заключался в непрерывном следовании по каналу. Здесь возникало ощущение, что мы движемся не по водному пути, а по автомобильному шоссе: берега были очень культурными, отсыпанными и укрепленными каналами. Там и тут встречались различные знаки, вешки стояли на одинаковом расстоянии друг от друга у самого края воды. Так мы шли и шли, не видя вокруг ничего интересного — ни жилья, ни других судов. Только изредка попадались отдельные заброшенные избы.

На Ковже
На Ковже
Берега Ковжи
Берега Ковжи

Первым значительным сооружением на пути оказался Волков мост — плавучая разводная переправа в районе одноименной деревни. Я долго вызывал ее на третьем канале, но она не отвечала. Пришлось покрутиться неподалеку в ожидании кого-то покрупнее, кто уж точно знает, как тут надо проходить. Я, было, даже подумал, что маленьких здесь не пропускают в одиночку, так же как и на шлюзах. Но через десять минут сзади появился какой-то буксир, который вызвал мост на пятом канале, а вовсе не на третьем, как это делал я, что-то там отрапортовал и сказал, что через мост не пойдет, а встанет рядом. Вот оно как! Я тоже обратился к диспетчерше на пятом, она ответила, что сейчас пропустит нас — давайте, мол, подходите. Как же так, у вас там все закрыто и горит красный светофор! — отвечал я, а она, в свою очередь убеждала меня не стесняться и идти вперед: «сейчас переправа будет открываться, и вы увидите проходик, не бойтесь».

И в самом деле — махина моста медленно отползла в сторону, открываясь подобно огромной двери. Показался проход, в который я устремился, пока никто не передумал. Мост вскоре остался позади нас, я поблагодарил диспетчера, на что она пожелала мне удачи, и мы двинулись дальше.

Анненский Мост
Анненский Мост

Анненский мост
Анненский мост
Порт в Анненском мосту
Порт в Анненском мосту

Сведенная переправа
Сведенная переправа

Затем мы так же прошли Анненский мост, после чего абсолютно однообразно ехали целый день до вечера. Берега кругом стали болотистыми, и высокие сосны и ели сменились сплошными сорными лиственными буреломами. Казалось, что тут прямо все вокруг такое же топкое, непролазное и абсолютно необитаемое. Так мы минули какую-то деревню Курдюк с несколькими, явно жилыми домиками, и нам захотелось уже остановиться. Благо, до Белого озера отсюда оставалось всего десять километров, и завтра мы точно будем в Белозерске.

Канал
Канал
Канал
Канал

Местечко для нас обнаружилось в каком-то грязном илистом заливчике. Мы забрались как можно дальше от судового хода и встали на якорь. Сюда явно впадала какая-то речка, ну а кругом простирались уже приевшиеся северные джунгли, состоящие из ольхи и березы. Все, переход окончен — можно идти на разведку. Степу мы отпустили бегать самостоятельно, а я взял ружье и решил сходить в речку на байдарке вместе с Севой. Наташка особого желания высаживаться здесь не изъявляла.

Степа
Степа
Стоянка
Стоянка

Когда я заходил в речушку, теряющуюся в зарослях, то байдарка то и дело садилась на илистый грунт, и тогда мне приходилось вылезать, и тащить ее за собой, идя пешком. В какой-то момент, когда стало чуть поглубже, Сева выскочил куда-то в камыши, но быстро понял, что допустил ошибку и заголосил откуда-то с твердой земли, что его бедного, мол, бросили на этом необитаемом диком берегу. С ругательствами мне пришлось продираться сквозь траву и забирать этого дурака.

Речка здесь, наконец, приобретала нормальный вид. Узенькая, как наша Охта, она еле заметно текла среди зарослей кривых некрасивых деревьев и терялась где-то за поворотом. Из воды торчал какой-то кол, забитый человеком — то есть кто-то тут бывает, и, наверно, рыбачит. Но здешние места смотрелись абсолютно нехожеными. Мы с Севой проплыли еще немного вверх по течению и свернули в одну из заводей, где я решил высадиться.

Ковжа
Ковжа
Ковжа
Ковжа

Решение это явно оказалось ошибочным. Сперва я долго пытался вылезти из лодки, загнанной в кусты, потом мучительно продирался через эти же кусты и траву в человеческий рост, скользя и проваливаясь между травяных болотных кочек. Затем я оказался в совершенно непролазном подлеске: сухие ветки тыкали меня в лицо, ружье цеплялось за все что можно. Севка не мог здесь нормально бегать, поэтому, как он обычно делает в таких ситуациях — плелся прямо за мной, раздражающе наступая мне на пятки. Я, конечно, был исполнен ожидания, что вот-вот, в следующее мгновение я вдруг услышу бешеное хлопанье крыльев и кудахтанье удирающей птицы. Но лес тут казался совершенно безжизненным, и только полчища мошек атаковали нас со всех сторон. Я заложил небольшой круг, и мы вернулись к байдарке.

Тем не менее, любопытство меня не оставило и я направился дальше вверх по реке. За одним из поворотов заросли резко кончились и мы очутились посреди бескрайнего болота. Нас окружало море травы, бесконечные топи, на которых кое-где виднелись небольшие островки с деревьями, а речка петляла между них и исчезала где-то вдали. О том, чтобы высадиться на какой-нибудь остров не было и речи, так как это потребовало бы слишком больших затрат сил. Поэтому я расслабленно греб по руслу. В одном из мест я увидел ряды старых деревянных свай, торчащих из воды — видимо, когда-то тут была дорога или что-то вроде того. В конце концов, я понял, что вряд ли найду тут что-то интересное и мне ведь предстоит еще грести обратно — и повернул назад.

Утром мы двинулись к Белому озеру. Совсем скоро река — теперь уже Ковжа — раздалась вширь. Судовой ход пролегал среди болотистых островов, а дальше виднелся лес. Конечно, за его пределами глубина должна быть очень маленькой, поэтому у нас даже не возникало никаких мыслей о том, чтобы куда-нибудь отойти. Там и сям над водой виднелись почерневшие пни, оставшиеся, надо полагать, с самой постройки канала. Места тут, конечно, преотвратнейшие, но прошли мы их быстро.

Канал
Канал
Волго-Балт
Волго-Балт

.
.
Створ
Створ
Около Белого озера
Около Белого озера

Впереди показалась стела, знаменующая собой начало Белозерского канала. Конечно же, я подошел к ней поближе, чтобы Наташка смогла ее сфотографировать со всех сторон. Появились тут и моторки местных жителей. По всему было видно, что бескрайние болота совсем скоро сменятся цивилизацией.

Стела при входе в Белозерский канал
Стела при входе в Белозерский канал
Чайки на знаке
Чайки на знаке

Наташа на руле
Наташа на руле
Белое озеро
Белое озеро

На Белом озере
На Белом озере
Инверсионные следы
Инверсионные следы

Так мы вышли в Белое озеро. Погода стояла просто идеальная. Голубое небо над нами было изрезано инверсионными следами самолетов, а горизонт сливался с этим небом где-то далеко-далеко. Я решил пойти поспать, а на руль села Наташка. В общем-то, почти все озеро я и проспал, и проснулся только тогда, когда Белозерск оказался совсем рядом. Вроде как это охренеть, какой древний город. Над разными постройками возвышались белые церкви и такие же белые купеческие дома, над всем этим торчали базовые станции сотовой связи, что несказанно радовало нас. Посещать город мы не планировали, так как топлива имелось достаточно, да и еда тоже была закуплена в Вытегре. Следующие закупки мы собирались совершить где-то дальше, потому как нам очень хотелось быстрее добраться до Северо-Двинской системы.

Мы встали на якорь, немного не доходя Белозерска. Здесь переночевали, и отсюда на следующий день вышли дальше.

Вид из каюты
Вид из каюты

Тут надо обязательно вспомнить про питьевую воду, с которой на Волго-Балте имеются некоторые проблемы. Вода тут очень грязная и мутная, поэтому ее приходилось фильтровать с помощью самодельного фильтра: я обрезал бутылку, в горлышко которой вставлял кусок ваты, и через это дело набирал воду в пятилитровку.

Белое озеро
Белое озеро
Фильтрация воды
Фильтрация воды

Но это так, отступление. А тем временем мы снова возвращались на судовой ход. Ориентиром для нас служила старая накренившаяся церковь — всем известное строение, затопленное при строительстве канала, и сейчас забетонированное, чтобы совсем не развалилось. Так мы вошли в очередную реку. До Топорни, где начинается Северо-Двинский канал, нам оставалось два небольших перехода.

Судовой ход на Белом озере
Судовой ход на Белом озере
Затопленная церковь
Затопленная церковь

Рождественская церковь
Рождественская церковь
Шмель
Шмель

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Поделиться

Лицензия Creative Commons
Произведение «Севпростор» созданное автором по имени Севпростор, публикуется на условиях лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная. Яндекс.Метрика