Путешествие от Приозерска до Архангельска на карте

Все про ладожско-беломорское путешествие:

Свернуть

Из Свири в Онежское озеро

Во время перехода мы не видели почти ничего интересного: достаточно однообразные, поросшие лесом берега, рыбаки, деревеньки. Ночевали мы около Усланки, где река становилась узкой, а течение, соответственно, ускорялось.

Степа
Степа
Вепский лес
Вепский лес

Дальше мы прошли Мандроги, очередные деревеньки, а также непонятный полузаброшенный объект, который, как мы подумали позднее, мог иметь отношение к порту.

Земснаряд
Земснаряд
Идем по Свири
Идем по Свири
Подпорожский район
Подпорожский район

Мандроги
Мандроги
Мандроги
Мандроги
Мандроги
Мандроги

Полузаброшенный объект
Полузаброшенный объект
Причал
Причал
Полузаброшенный объект
Полузаброшенный объект

После Важин, в Никольском, на правом берегу мы увидели громадный причал порта. Кто бы мог подумать, что Порт Подпорожья столь внушителен на самом деле? Раньше этот город ассоциировался у меня с ГЭС и чем-то маленьким, а сейчас мы проходили мимо циклопических погрузочных сооружений, и суденышко, стоящее у причальной стенки, казалось крохотной лодочкой.

Порт
Порт
Подпорожский речной порт
Подпорожский речной порт

Подпорожский речной порт. На переднем плане - ванты нашего тримарана.
Подпорожский речной порт. На переднем плане - ванты нашего тримарана.

Река снова повернула и еще более сузилась. Впереди показался железнодорожный мост. Течение сделалось сильнее, и мне пришлось дать полный ход. Ага, - подумал я, - это же тот самый мост, про который все пишут, и под которым сложно проходить! Чем ближе к нему мы подбирались, тем медленнее двигались относительно берегов. Вода шипела на форштевнях наших корпусов, мотор громогласно грохотал, заставляя вибрировать всю лодку, а мост приближался все медленнее и медленнее. Однако, в конце концов, мы добрались до него и еле-еле прошли между опор.

Свирь
Свирь
Мост
Мост

Свирь
Свирь
Свирь
Свирь

Свирь
Свирь
Свирь
Свирь

Дальше стало легче. Показались старые опоры от несуществующего ныне моста – там купались местные дети. А дальше мы увидели само Подпорожье, с торчащей на высоком берегу церковью. За очередным поворотом показалась и плотина ГЭС.

Подпорожская ГЭС
Подпорожская ГЭС
Подпорожский район
Подпорожский район

Свирь
Свирь
Подпорожская церковь
Подпорожская церковь

Мы встали на якорь у правого берега реки, ближе к плотине. Почти прямо над нами проходила автодорога, а сам берег был сплошь облеплен подпорожскими рыбаками. Они безуспешно кидали свои удочки, и конечно, были страшно недовольны тем, что мы тут раскорячились на двух якорях, так как их блесны зацеплялись за наши веревки.

У Подпорожской ГЭС
У Подпорожской ГЭС
Верхне-свирская ГЭС
Верхне-свирская ГЭС

В ответ на возмущенные крики с берега я ответил, что в другое место встать не могу. Им ничего не оставалось, кроме как начать закидывать удочки в паре десятков метров от своих изначальных мест. Вообще, одна из главных прелестей лодки с каютой заключается в том, что тебе становится глубоко безразлично, все происходящее вокруг. Нас совершенно не напрягали люди, рыбачащие в 10 метрах от нас, ибо мы сидели в нашем передвижном домике.

Подпорожская ГЭС
Подпорожская ГЭС
Свирь
Свирь

Рыбалка на Свири
Рыбалка на Свири
Верхне-свирская ГЭС Подпорожья
Верхне-свирская ГЭС Подпорожья

Наташка позвонила родителям и договорилась встретиться с ними. также к нашему счастью в Подпорожье нашлась даже радиомастерская, где мне починили зарядное устройство от рации — проблема была именно в нем.

Мост у ГЭС
Мост у ГЭС
Мост
Мост

ГЭС
ГЭС
ГЭС
ГЭС

Верхнесвирскиий шлюз в Подпорожье мы прошли вообще без всяких проблем.

Подпорожский шлюз
Подпорожский шлюз
Любопытствующие
Любопытствующие

Рым
Рым
Зацепились за рым
Зацепились за рым

Шлюзуемся
Шлюзуемся
Бетонная стена
Бетонная стена

В шлюзе
В шлюзе
Шлюз наполнен
Шлюз наполнен

Шлюз открыт
Шлюз открыт
Покидаем шлюз
Покидаем шлюз

Сперва мы стояли некоторое время ниже него, а потом отшлюзовались и встали выше, в водохранилище.

Подпорожская ГЭС
Подпорожская ГЭС
"Фильтр"

Наш тримаран
Наш тримаран
Петя
Петя

Свирь
Свирь
Вода
Вода

Кувшинки
Кувшинки
Цветы
Цветы

Наташка снова делала свою работу и встречалась с родителями. В конце концов, кое-какие дела были доделаны и мы отправились дальше.

Свирь
Свирь
Свирь
Свирь

Вечер
Вечер
Дождь
Дождь

После дождя
После дождя
После дождя
После дождя

Ночевать мы встали где-то чуть выше Пидьмы. Здесь Свирь стала совсем дикой, и теперь она начала нравиться нам еще больше: суровые таежные берега, необитаемые дебри кругом, широкое русло. Следующим днем мы прошли отправились к Ивинскому разливу. Справа от нас проплыла назад деревня Плотично, мы повернули влево. Разлив лежал где-то впереди. Тут и там по берегам встречались отдельные дома, предназначенные явно для коммерческих туристов — добротные избы со стрижеными газонами вокруг них и лодочными причалами.

Деревня на Свири
Деревня на Свири
Река Свирь
Река Свирь

Село Пидьма
Село Пидьма
Деревня на реке Свирь
Деревня на реке Свирь
Село Пидьма
Село Пидьма

Погода в этот день меня не радовала. Холодный северный ветер дул прямо в лицо, по реке бежала противная мелкая рябь, которую я не люблю больше всего, так как она создает множество мерзких брызг и вместе с ветром тормозит лодку. И вообще, пока мы шли к разливу, я сильно замерз. Меня грела единственная мысль о том, что еще чуть-чуть, и мы повернем направо, и ветер, таким образом, станет для нас попутным.

Свирь
Свирь
Буи на Ивинском водохранилище
Буи на Ивинском водохранилище

Ивинский разлив
Ивинский разлив
Ивинский разлив
Ивинский разлив

Собственно, в Ивинском Разливе, когда мы добрались до него, не было ничего интересного. Обычное озеро с болотистыми берегами. Конечно, условия тут оказались достаточно противными. Ветер разгонял короткую, но высокую волну, идти против которой было бы весьма неприятно. К счастью, скоро мы повернули, и волны лишь подталкивали нас, чтобы мы быстрее преодолели это унылое место. Где-то впереди показался буксир, толкавший перед собой баржу, которая поднимала носом гигантские фонтаны брызг, и от одного взгляда на нее мне будто бы становилось еще мокрее и холоднее.

Через полчаса мы добрались до противоположного берега разлива и снова оказались в реке, под защитой ее берегов. Дуло тут уже не так сильно. Я немного согрелся. Прошла мимо какая-то дачная деревенька, а за очередным поворотом я увидел катерок, который уже встречался нам на Верхнесвирской ГЭС. Это был интересный самодельный катамаран, и тогда он просто прошел мимо. Встречать знакомые лодки всегда приятно.

Туристы
Туристы
Кораблик
Кораблик

Так мы шли и шли. Какое-то время на руле сидела Наташка, а я заливал в бак топливо. За очередным островом показалось еще одно знакомое судно: большой стальной катер, который я, помнится, долго и упорно пропускал в районе Пидьмы. Сейчас он стоял на якоре у берега, обвешанный сушащейся одеждой и постельным бельем. Посмотрев на него, я подумал, что пора бы уже и нам найти себе укромное место.

Ивинский разлив
Ивинский разлив
Баржа
Баржа

Мы встали возле бывшей деревни Нимпельда. Никакой деревни тут, конечно, не осталось — был только небольшой безлесый мыс, окруженный со всех сторон болотами и лесом. Интернет тут ловился, поэтому мы решили постоять несколько дней, чтобы Наташка смогла поработать. Пару раз мы ходили на берег за дровами. Я думал поохотиться, но все здесь было исключительно безжизненным — только медвежий помет встречался временами. Из-за царящей кругом тишины, здешний лес представлял собой исключительно мрачное зрелище.

Как-то раз я в очередной раз отправился за дровами. Долго колол напиленные еще в прошлый раз чурбаки, потом таскал их к байдарке. Погода стояла отвратительная. Было сыро и темно, лес казался иллюстрацией к какой-то сказке про злых колдунов. Временами мне становилось как-то не по себе, но меня охранял Сева, и я, потрогав лежащее рядом ружье, вновь брался за топор и колол маленькие дровишки. Потом я напихивал их в свой рюкзачок и в очередной раз шел к воде, продираясь через заросли, чтобы там вывалить их в лодку. Так бы и прошел этот день без приключений, но по пути на тримаран, когда я уже подгребал к нему, из-за мыса появилась старая «Казанка», которая, сбавив ход, направилась прямиком ко мне.

Я старался не подавать виду. Подошел к большой лодке, выложил из байдарки ружье. На приближающейся «Казанке» явно виднелась эмблема ГИМСа, а в кокпите сидел смуглый и устатый, по виду очень довольный мужик. Я, в свою очередь, размышлял о том, что на инспектора при исполнении он явно не похож, и едет к нам, скорее, пообщаться. Наконец, моторка оказалась совсем близко. Водитель ее включил нейтраль и лег в дрейф, по инерции подходя ко мне: «Ну что, никого не подстрелил, а?», крикнул он мне с доброй ухмылкой. «Нее, я вообще так просто!», - отвечал я, - «Давайте, может, чайку?»

Да, человек этот, Александр — действительно был добровольным инспектором ГИМС; конечно же он являлся заядлым местным браконьером, что подтвердил, с гордостью продемонстрировав сегодняшние трофеи; но что оказалось самым интригующим — он родился и вырос прямо тут, в Нимпельде, и даже застал те времена, когда не было еще плотин. Мы ошвартовали его лодку, Наташка поставила чай. Собаки восприняли Александра с каким-то бешеным восторгом. К чаю он извлек откуда-то из недр своей «Казанки» 2 вяленые рыбы и бутылку «самогона на чаге». С такими гостинцами чаепитие обещало быть очень интересным.

Местный рыбак
Местный рыбак
Улов
Улов

Сушится довольный
Сушится довольный
Местный рыбак
Местный рыбак

Александр рассказывал нам, о том как в детстве он ловил здесь рыбу. Река тогда была значительно уже, кругом рос лес. Пароходы в те времена перетаскивали буксирами через пороги, находящиеся чуть выше Подпорожья. Его отец работал бакенщиком — это человек, который обслуживает знаки на судовом ходу. Тогда светящиеся буи светились благодаря керосиновым лампам, и бакенщик, каждый божий день во время навигации, на гребной лодке обходил вверенный ему участок, чтобы вечером зажечь лампы, а утром — погасить. Все это делалось в любую погоду, без всяких средств механизации. Позднее в Подпорожье и Свирьстрое были построены ГЭС, и тогда река поднялась и разлилась. Прямо здесь стоял затопленный лес, теперь кишащий рыбой.

В конце концов Нипельда была укрупнена, дом разобраны и перевезены в Красный Бор и Вознесенье выше по течению. Это место опустело, и от него теперь остался только пустой мыс, заросший высоченной травой. Что-то рассказывал Александр про какие-то финские огневые точки времен Великой Отечественной, и про что-то еще. Мы были уже основательно пьяны.

Сейчас же он работает в порту в Вознесенье, неплохо зарабатывает. Говорил он еще про каких-то местных ребят из его деревни, которые поднимают совершенно безумные деньги на заготовке ягод. В общем, мы из этих рассказов заключили, что люди тут сейчас живут весьма неплохо. Время за разговорами пролетело незаметно, и скоро настало время прощаться. Александр, покачиваясь, уселся в свою казанку, пожелал нам удачи и пригласил в гости, и на этом мы расстались.

На следующий день у меня закончились сигареты. Я, честно говоря, даже не представлял, насколько плохо мне будет из-за этого. Я паниковал, психовал, ничего не соображал и ничего не мог делать. Своим поведением я абсолютно вывел из себя Наташку, и она сказала, что с нее хватит — утром мы снимемся с якорей и отправимся в Красный Бор, в магазин за сигаретами. Денег у нас сейчас пока не было, но оставалась какая-то мелочь, которой должно хватить на курево и какую-нибудь мелкую еду. Мне оставалось пережить еще целую ночь без курения.

Утром я чувствовал себя уже лучше. Страшно подумать, но вчера мне казалось, что я даже не смогу управлять лодкой! Но теперь я был бодр, и главное — меня грела мысль о близком магазине. Мы двинулись вверх по течению, идя по судовому ходу. Не прошло и полутора часов, как я уже вылезал из тузика на заднем дворе сельмага в Красном Бору.

Рыбаки
Рыбаки
Свирь
Свирь

Свирь
Свирь
Свирь
Свирь

Красный Бор
Красный Бор
Красный Бор
Красный Бор

Красный Бор
Красный Бор
Красный Бор
Красный Бор

Перед тем как идти дальше, нам опять требовалось где-то стоять. У Наташки сейчас имелась работа, и она должна была ее выполнить, чтобы мы купили бензин и двинулись на Волго-Балт. Поэтому мы отошли в ближайшую протоку, где проторчали еще дня три.

Свирь
Свирь
Свирь
Свирь

Свирь
Свирь
Заросли
Заросли

Байдарка-тузик
Байдарка-тузик
Ландыши
Ландыши

Ночь на Свири
Ночь на Свири
Рыбалка
Рыбалка

И вот все было готово. Теперь уже мы причаливали в Вознесенье, где я собирался купить продукты и топливо. Собственно, с продуктами никаких сложностей не было. Я просто пошел в ближайший «Магнит» и купил все необходимое. Но вот с бензином дела обстояли куда интереснее.

Нет, заправка-то тут была, но вот доставить с нее бензин на лодку оказалось проблематично. В Вознесенье не было местной службы такси! Я на удачу отправился гулять по поселку в надежде поймать какую-нибудь машину, но абсолютно никто не хотел меня никуда везти ни за какие деньги. В конце концов я стал догадываться, что видимо, немалая часть жителей — это богачи с шикарными домами, а другая часть, возможно, просто сотрудничает с ними, а такси тут просто не требуется. Я ходил и ходил по улицам, вскидывал руку при виде машины, но никто ни разу так и не остановился. В конце концов, замыкая круг и уже возвращаясь к лодке, я увидел на автобусной остановке возле парома лежащего на скамейке деда, молча уставившегося на меня и жестикулирующего руками. Ему явно требовалась помощь.

Оказалось, что у деда на горле открылась какая-то рана после операции, и он тут сидит с дыркой, всеми игнорируемый. Я вызвал скорую, и на этом аккумулятор в телефоне сел. Что-то явно мне подсказывало, что пора уже успокоиться и найти какой-то альтернативный путь притащить бензин на нашу посудину. Я покараулил деда, пока за ним не приехали; помог усадить его в скорую, и заодно поинтересовался у врачей насчет такси. Они знали какого-то мужика, но никто не помнил его телефон. Пришлось ни с чем возвращаться на тримаран.

Свирь
Свирь
Вознесенье
Вознесенье

Вознесенье
Вознесенье
Вознесенье
Вознесенье

Вознесенье
Вознесенье
Свирь
Свирь

По всему получалось, что заправка находится где-то на уровне устья Свири. Но там сплошняком идут богатые дома, и от материка озеро отделено еще и Онежским каналом. Впрочем, у нас есть байдарка! Судя по карте, заправка стоит буквально в нескольких сотнях метрах от канала: я, в любом случае, смогу так притащить хотя бы 40 литров топлива. Ну что же, попробуем!

Вознесенье
Вознесенье
Онего впереди
Онего впереди

Оказалось, что тут имеется очень удобный берег. Я взял две канистры, сел на байдарку, и отправился к пляжу. Канал и озеро здесь разделяла очень узкая полоска земли, через которую я перетащил свое хозяйство, спихнул байду в спокойную воду, и отправился куда-то неизвестно куда. Справа от меня тянулась вереница участков с роскошными домами, но людей я не видел, и спросить о местоположении заправки мне было не у кого. Так я и греб, пока не увидел самый последний дом и какого-то парня, разговаривающего по телефону. Вот он-то мне все и расскажет!

Час спустя я уже заправлял бак нашего мотора. Мы готовились двинуться дальше — на Вытегру. Заправка, действительно, стояла в полукилометре от Онежского канала, прямо к ней вела проселочная дорога. Бензик я доволок до байдарки челночным способом: протаскиваешь одну канистру, потом возвращаешься к другой, доносишь ее до уже перенесенной, потом берешь первую, и все повторяется бесконечное количество раз. Однако, наконец, все было готово к дальнейшему пути и с этим мы отошли от берега и скоро вышли в Онегу.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Поделиться

Лицензия Creative Commons
Произведение «Севпростор» созданное автором по имени Севпростор, публикуется на условиях лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная. Яндекс.Метрика