Все про Ладогу:

Свернуть

Снова к Верккосаари

На прошлых выходных мы опять побывали на Верккосаарри. Мы чудно сходили, по итогам я накатал, надеюсь, интересный рассказик, который мы сдобрили обширным фотоотчетом.

До Ладоги мы добирались как совершенно буржуйские бюргеры, на такси. Подвозил от вокзала нас очень интересный чел. В последствие, он же нас вез и обратно. И хотя он заломил слишком высокую цену (250р в одну сторону), мы узнали от него немало полезной информации. Например то, что к 2010 году, новую трассу, которую сейчас начали тянуть от Бугров, доведут до Приозерска. В дальнейшем ее проложат до Сортавалы. Это очень плохая новость – водитель нас заверил, что трасса будет проложена по самому побережью Ладоги. Представьте теперь, во что превратится весь северо-западный угол озера. Да, с ним можно начинать прощаться, вряд ли этим процессам можно как-то противостоять, все будет как на Финском Заливе – срач, гостиницы, рестораны, заборы и толпы праздного народа. Хотя во всем этом есть и некоторая положительная сторона: те, кто владеют землей в этих местах, скорее всего смогут получить с нее неплохие барыши.

Ладога
Ладога
К Верккосаари
К Верккосаари

Ну что ж, страна у нас такая. Когда можно получить прибыль, бизнес и государство ни перед чем не останавливаются. Кстати, еще собирались открыть карьеры, как раз где-то в шхерах. А дорога, наверно, для того, чтобы кроме всего прочего, было удобно возить камень и остатки леса. 

На обратном пути водила нам немного порассказывал о ладожских полигонах советских времен. По его словам, вся северная часть озера была одной сплошной испытательной площадкой для всяких военных штук. Окрестности Приозерска, Куркиёки, Лахденпохья, о.Бурнев, о.Хейнясенма и прочие мелкие острова Западного и Валаамского архипелагов. На Бурневе и на Хейнясенма этому мужику приходилось работать.

Верккосаари
Верккосаари
 Вплоть до 53 года, по его словам, Хейнясенма была полигоном для испытания ОМП. Испытывались там особые снаряды и бомбы, распыляющие радиоактивный аэрозоль над противником. Для наглядной оценки поражающих средств оружия на остров были высажены всевозможные крысы и прочие мелкие животные. Собственно эти твари там и уничтожались, а никаких работ по очистке территории не проводилось.

Тот самый трофейный немецкий тральщик, переименованный нашими в «Кит» находился возле островов Хейнясенма в качестве плавучей лаборатории. Но однажды на нем случилась авария, в результате которой судно было сильно заражено радиацией. Местное военное руководство приняло решение затопить корабль, отбуксировав его на глубину. Персонал, чтобы не терять времени попусту, открыл кингстоны прямо на месте старта, между Хейнясенма и Кугрисари. Но немцы, как сказал нам водитель, «даже тогда все делали на совесть, и тральщик моментально пошел ко дну, едва кингстоны были открыты». Таким образом, он и остался в мелководном проливе между островами аж до 90х годов.

После 53 года на островах Хейнясенма, а также на Бурневе был организован полигон по испытанию на прочность различной военной техники. Ездящие и летающие машины били и жгли, взрывали и топили, предварительно облепив кучей всевозможных датчиков. «Вот поставят Изделие в камеру, и давай его нагревать, до тысячи – двух тысяч градусов. Греют его и смотрят, что происходит. Вот сожгут так Игрушку, все показания снимут, а потом ученые целый год по испытаниям отчет пишут». Кстати один из орудийных двориков на Хейнясенма, о котором мы писали, был ни чем иным, как большой испытательной «горелкой». Что ж, промышленность тогда работала хорошо. Сделают опытный образец, и давай его курочить, а по результатам совершенствовать, так чтобы его ни авиабомба, ни пуля не брала, ни атомный взрыв.

Одновременно с этим всем на Ладоге всегда было очень много рыбаков, которые в неурочное время, когда на полигонах ничего не происходило, ловили рыбу и в радиоактивных водах около Хейнясенма, останавливались там на ночлег, коптили и вялили там свой улов. В 80е-90е, как известно, промышленность захирела, но при этом государство вдруг спохватилось – йомае – там же радиация! Наш водитель работал там и на очистке островов.

«Потом вдруг вспомнили про это безобразие, стали очищать. Мы там полметра грунта снимали, потом его грузили в контейнеры и увозили в Сосновый Бор, в могильник. К нам ребята приезжали, РХБЗ, которые в Чернобыле работали, говорили, в некоторых местах излучение было, до очистки, посильнее, чем на ЧАЭС сразу после аварии.
Да, помню, там до этого была всегда тишина – ни птиц, никого. А вот когда грунт уже вывезли, все собрали когда, сидим как-то с сержантом Васечкиным на камне, курим, и тут раз – чайка закричала, где-то слышу – птичка зачирикала, да... А тральщик в 93-м на Новую Землю утащили, там где-то и затопили.»

Водила конкретно не уточнял, где именно снимался грунт и велась интенсивная очистка. Возможно, он имел в виду Макаринсари, Кугрисари, и другие маленькие островки, относящиеся к Хейнясенма. На самом Хейнясенма (островов Хейнясенма много – один большой и несколько маленьких кучкой), явно ничего не убиралось, и хорошо – все это железо представляет для путешественника немалый интерес.

Под занавес, водитель сказал, что испытания техники проводятся и по сей день, но редко. Кстати именно об этом нас предупреждали военные, с которыми мы в прошлом году повстречались на Хейнясенма. Те сказали, что в этом году там будут проводиться некие мероприятия, и что если мы опять захотим придти туда во время этих мероприятий – нас не пустят. Поболтав еще немного, мы распрощались с бомбилой.

Путь до Верккосаари занял у нас целых пять с половиной часов. Шли мы без обеда, прямо от материка. Стоял штиль, но иногда тянуло откуда-то сбоку и спереди. Мы будто бы висели в безвоздушном пространстве, гребли лениво, и казалось, что мы стоим на месте, среди пустоты. Иногда, на перекурах, я поднимал парус, однако это было совершенно бесполезным – ветра все равно почти не было. Периодически, где-то на пороге видимости ходили катера.

В какой-то момент мы заметили на горизонте очередной катер, двигающийся в нашу сторону. Обладая мощным мотором, он быстро приближался, и во время одного из наших перекуров, катер оказался рядом с нами, сбавил ход, и осторожно приблизился вплотную. «У вас все в порядке?» - озабоченно спросил хозяин катера у нас – «вы, говорят, махали чем-то, будто на помощь звали». «Все хорошо, никаких проблем» - ответили мы, слегка опешив – «махали только веслами, простите за беспокойство, если что не так». Мы перекинулись парой фраз, пожелали друг другу удачи, мужик что-то буркнул в рацию, и катер унесся восвояси. И только потом до нас дошло, что за сигнал бедствия был принят наш извратный парус, да и вообще, байдарка посреди открытой Ладоги, в 20 километрах от берега – смотрится для многих диковато.

Эта встреча оставила у нас очень приятный осадок: какие замечательные люди все-таки встречаются на просторах нашей родины! Двое товарищей на двух больших мощных катерах отправились на рыбалку, или просто покататься. Один заметил что-то подозрительное, сказал второму, вероятно более скоростному, и тот бросился на помощь, за добрый десяток километров. Большое спасибо таким людям.

Стоянка
Стоянка
Нэрис
Нэрис

Верккосаари
Верккосаари
Берег
Берег
Верккосаари
Верккосаари

Достигнув Верккосаари, мы, как и в прошлый раз, быстро пообедали, выпили вина, поставили бивак и отправились на экскурсию по воде, вокруг острова. Кое-где мы выходили на берег, смотрели, фотографировали. В очередной раз мы поражались красоте этого острова. Рядом с нами постоянно тусила пара любопытных нерп, которые постоянно выныривали совсем рядом. Хотя мы во всех подробностях рассматривали их, сфотографировать их нам ни разу не удалось – больно шустрые. Пару раз мы видели порожние корабли, идущие с Валаама.

Водоросли
Водоросли
Скалистый берег
Скалистый берег
Утка
Утка

Остатки корабля
Остатки корабля
Закат
Закат


Следующим утром мы засобирались в обратный путь. Перед выходом мы опять видели два пассажирских кораблика, «ракету» и какой-то обычный. Теперь они шли к Валааму и везли полчища паломников. Надо отметить, что в этом году, на всех больших и на некоторых маленьких островах, понаставили больших деревянных крестов. Назначение их не совсем понятно.

С юго-юго-востока, в благоприятном для нас направлении, задул хороший ветерок, и большую часть пути мы прошли исключительно под парусом. Иногда мы одновременно шли и под парусом, и на веслах – получалось очень быстро. Один, раз, севернее нас, мы слышали очень большую и шумную стаю мигрирующих уток. Мы слышали их тысячеголосый гомон, но не видели стаи, отдыхающей на воде. Позднее птицы поднялись в воздух, и я разглядел вдали, прямо-таки целую тучу этих уток.

Верккосаари
Верккосаари
Остатки корабля
Остатки корабля


Ближе к берегу раздуло сильнее, ветер поменял свое направление и идти пришлось бейдвинд. Появились и небольшие волны, затрудняющие наше движение, стало прохладно. Парус работал на таком курсе очень слабо, гудел на сильном ветру подобно моторчику, и нам приходилось рассчитывать, в основном, на весла. Когда мы миновали Бурнев, парус вообще пришлось убрать – ветер дул уже совсем спереди, мы шли полный бейдвинд.

Затратив на обратный путь четыре часа, мы причалили к пляжу, южнее р.Тихой, где разобрали свою байдарку, и откуда нас увез тот самый мужик, что вез нас и сюда. Наташка, несмотря на то, что замерзла под конец, все равно была всем очень довольна. Мы действительно очень хорошо сходили, без всякого напряга. И Верккосаари – какое это чудное место! Правда, весь поход я думал о строящейся дороге, о карьерах и о самоедской российской экономике.

Теперь нам очень хочется сходить на Воссинойсари, но для этого надо больше времени. Интересно, удастся ли это сделать на праздники?

Комментарии   

#1 Снова к Верккосаари, 2008 год, июньАлексей 26.03.2013 09:02
" ветер дул уже совсем спереди, мы шли полный бейдвинд." Когда совсем спереди - это крутой бейдевинд. Но это совсем мелочь, а в общем - огромное спасибо за Ваши труды по описанию маршрутов и снаряжения. Благодаря им узнал о фирме Нэрис, и приобрёл именно их байдарку двойку, и кто бы мог подумать, собрался на Ладожское озеро.
Цитировать

Поделиться

Лицензия Creative Commons
Произведение «Севпростор» созданное автором по имени Севпростор, публикуется на условиях лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная. Яндекс.Метрика