Все про Ладогу:

Свернуть

Открытие Ладоги

Этот рассказ был написан о нашей первой вылазке на Ладогу на байдарке. Надо сказать что большинство людей в России совершенно не подозревает о том, что существует такое направление в водном туризме, как "сиякинг", или, выражаясь понятными словами - "морской каякинг".

Большинство отечественных водников относится к большой воде с пренебрежением и даже страхом, однако так сложилось, что мы увлеклись именно сиякингом, и теперь хождение по тесным рекам считаем очень скучным занятием. Хочу вас заверить, если вы тоже смотрите на гладкую воду со скепсисом - там вовсе не скучно, и совсем не страшно. Просто это принципиально другой взгляд на каякинг. Кстати еще. Многие водники начинают нас предостерегать, что мол, на большой воде - байдарке не место. Что ж, пусть они откроют Большую Советскую Энциклопедию и найдут там статьи про каяк и про байдарку: по ходу прочтения статей выяснится, что эти плавсредства были изобретены очень давно и использовались различными северными народами для хождения исключительно по морю. Так что ничего противоестественного в сиякинге нет - это всего лишь предрассудки и стереотипы.
Ну что ж. Рассказ я несколько подредактировал, однако, он сохранил свой восторженный тон. Друзья говорили нам, что так делать нельзя, что это опасно и страшно. А мы пришли, увидели и победили. Победили свои стереотипы касающиеся гладкой воды, которые были навязаны нам убежденными речными водниками. Надо заметить, что в последствие, те кто громче всех нас критиковал, сами же ходили с нами бок-о-бок на Ладогу, много раз, а теперь собираются с нами на море, к которому они тоже относились весьма скептически, но после нашего с Наташкой морского похода, изменили свое мнение о нем.

Также в рассказе отражен наш страх, иногда возникающий при виде волн. В будущем, опять же, мы выяснили, что какими бы они небыли - они абсолютно не страшны, и так сильно напрягаться при хождении по ним - не надо. А надо просто расслабиться и получать удовольствие.

Собственно, план был дерзок от начала до конца: если посмотреть на карту, то можно увидеть, что Приозерск стоит на берегу одного из озер Вуоксы. Из этого озера в Ладогу выпадает большая протока и маленькая речка. А до берега Ладоги, по дорогам, километров семь. Протока отметалась сразу, так как по ней пришлось бы сделать огромный крюк. В речушке мы уверены тоже не были - летом она пересыхает вообще, следовательно и сейчас на нее надежда маленькая. Оставался один путь - пешком.
 
В Кузнечном та же ситуация, от воды до станции - пять километров. Что ж, в отличие от разных паникеров и перестраховщиков, говорящих о том, что байдарка у них есть для того, чтоб ходить на ней, а не носить ее на себе, пять-семь километров для нас - не является непреодолимым препятствием. Специально для этого мы и держим чудесную мощную тележку. Тогда мы еще не знали, что в озеро можно попасть прямо из Вуоксы - советские карты оставляют желать лучшего, и нужная нам река на них просто не была изображена. Даже сейчас никто не может гарантировать, что на карте не будет пропущена важная протока или тропа. 

Итак, в 10 часов утра, в субботу, электричка прибыла в Приозерск, мы с Наташкой выгрузились, и не спеша пошли на восток, через город. Телегу мы катили, как всегда, вдвоем, как лафетный пулемет, или что-то вроде того. Уже на выходе из Приозерска мы начали уставать - на спины и бедра давили тяжелые рюкзаки, телега оттягивала руки, мы менялись местами все чаще и чаще. Но мы не торопясь шли вперед, волокли свою ношу. Так одолели Бригадное, и, наконец, дошли до залива Щучьего. Здесь, около ручейка, мы со всем своим скарбом нырнули в лес, неподалеку от дороги нашли уютное местечко, на котором и стали собираться. Я объявил об удачном завершении первой фазы операции.

Настроение было отличным, погода - просто отпадной: солнце, легкий-легкий ветерок, тепло. Параллельно со сборкой байды мы завтракали бутербродами. К 14.00 все было готово, байда была загружена и спущена на воду.

Мы конечно, перед совершенно незнакомым маршрутом, перед неведомыми опасностями, обещанными нашими "наиопытнейшими" товарищами, слегка мандражили - "а вдруг ведь и правда, облажаемся?", но боевой дух наш был высок, и желание победы рассеивало все тревоги. В конце концов, никто нас не гонит на буруны, в стихию, и если что - отсидимся, или используем запасной вариант прохождения. С такими мыслями мы выступили.

Но не успели мы выйти из устья ручья, как путь нам преградило первое препятствие - мы увидели каменную дамбу, перегораживающую залив. На дамбе за столиком сидели люди, пожирали шашлык, рядом стояли машины. Пришлось причалить, опять разгрузиться и сделать обнос. Обнос нам удался очень резво, мы сами себе удивились. По другую сторону дамбы опять сели в байду и двинулись вперед - теперь простор ничто не ограничивало.

Прямо по курсу был остров Бурнев, мы резво гребли к нему. Волн не было, была просто крупная рябь. Как и раньше, когда я здесь был на берегу, я пришел в неописуемый восторг от Ладоги. Едва отойдя от места старта, мы оба с Наташкой, одновременно поняли, что не хотим больше скучных речушек и мелких озерец - мы хотим пространств, свободы, и вот оно - вокруг - необъятное, и мы - в нем. Это было просто неописуемо. Волна была пологая, с большим периодом, поэтому мы покачивались на ней не спеша и мягко - это было странное и приятное чувство. Далеко слева от нас, в нашу сторону шла какая-то большая посудина, мы пересекали ее курс и по плавной дуге шли к северной оконечности Бурнева. Посудина та поравнялась с нами, теперь было видно, что это буксир, возящий за деньги публику - когда судно было уже близко, то народ толпящийся на корме, радостно замахал нам руками, что-то закричал, и наверно стал фотографировать. Буксир повыл приветственно сиреной - мы ответили им всем тем же - помахали руками, я прокричал что-то невразумительное, типа "ооо!". Большая и угловатая эта посудина осталась у нас за кормой, и мы в одиночестве пошли дальше.

После встречи с буксиром я все думал: "интересно, а такая большая чугуниевая ванна с движком, большую волну подымает, или нет?". Любопытствуя, я посмотрел налево и увидел эту самую волну. Высокий крутой вал катился на нас, в борт, уже совсем близко - здесь мы испытали первый испуг. Я скомандовал разворот налево, а Наташка, растерявшись, допустила свойственную многим женщинам ошибку - перепутала право с левом. Но все же, через несколько секунд мы сладились, одолели замешательство, и в самый нужный момент развернули байду носом на волну, чтоб порубить ее. Воблин, понимаешь, поприветствовали...

Справившись с первой почти игрушечной опасностью, мы пошли дальше, прежним курсом. Мы шли вдоль берега Бурнева. На берегу его встречались какие-то странные ржавые механизмы, какие-то постройки. Раньше я видел с берега на острове пристань с домиком, но разглядеть ничего не мог. Теперь мы шли вплотную, приближаясь к той самой пристани, у которой было решено подстроить наш руль. Причал вблизи оказался старинным полуразвалившимся сооружением из гнилых бревен, а домики на берегу были двумя брошенными кирпичными бараками, на которых было написано "запретная зона". Фотоаппарата у нас не было, высаживаться и терять здесь время не хотелось. Так, подтянув тяги руля и посмотрев карту, мы пошли вперед, планируя пообедать на о. Грядовом. О. Грядовой был большой высокой скалой, он не мог не привлечь нашего внимания.

Но здесь, выйдя из-под прикрытия Бурнева, мы испытали второй свой испуг: С открытых просторов Ладоги катили большие, настоящие волны. Крутился здесь большой катер таская за собой какую-то штуку, а мы в страхе гребли, и думали, куда б спрятаться. Волны, пожалуй, можно было назвать большими, были на них изредка и барашки, они вызывали у нас необъяснимый первый страх, и даже легкую панику. Гонимые этим страхом, мы резко развернулись, рванулись назад, к Бурневу, и скрылись за спасительным каменным мысом. Здесь надо было собрать нервы в кулак и заставить себя идти дальше. Но просто возвратиться к берегу озера под прикрытием острова было бы слишком малодушно, тем более, нами двигало мощное желание доказать критикам и скептикам свою правоту.

Мы решили идти дальше, вперед, и, таки к берегу, но в нужном направлении. Собравшись с духом мы опять вышли из под защиты, и на волнах, повернув байдарку кормой к волне, под углом градусов восемьдесят - для первого раза вполне нормально. Все оказалось совсем не так страшно - волны плавно подгоняли байду, разбиваясь о кормовой штевень, мы гребли, и байдарка, как доска для серфинга, летела стрелой. Однажды мы оглянулись назад. И тут же зареклись это делать - волны за кормой смотрелись угрожающе, вспучиваясь и нагоняя нас, закрывая горизонт. А если смотреть вперед - то все было чудесно, чувствовались только сильные толчки, разгоняющие нас все быстрее. Страх улегся и мы решили, что когда доберемся до берега - сразу же встанем на обед.
 
Мы двигались прямо на чудесный золотистый песчаный пляжик, очень привлекательный для привала. Но подойдя ближе мы заметили лодку на песке, и ее хозяина, мужика в трусах, смотревшего на нас недружелюбно. Ничего удивительного - я бы тоже смотрел крайне недружелюбно на пришельцев, движущихся к моему биваку. Мы сразу отвернули и прошли чуть дальше, в следующий заливчик, где и причалили к большому валуну. Здесь в этом мелком местечке причалить оказалось непросто, всюду торчали камни, а ветер и волны не давали точно маневрировать. Но скоро мы наконец-то высадились, вытащили на валун байдарку, взяли еду и пошли на скалу, что была рядом.

Обедая мы загорали, любовались видом, ходили по мху босиком. Жаль не было фотика. Места эти - недоступны для гадких шашлычников и прочих уродов, поэтому все смотрелось совсем девственным. Было видно, что люди здесь бывали, но настолько тщательно уничтожили все следы своего пребывания, что невооруженным взглядом и не заметишь. После обеда мы тоже убрали за собой, залили и раскидали угли костра, забрали мусор. Скоро и наши следы здесь исчезнут.

Между тем, покатуха продолжалась, и мы уже совсем спокойные шли вперед, к группе островов, что были в полутора километрах к северу. Волны уже совсем не страшили, мало по малу мы вырабатывали тактику и навыки их преодоления. В пространстве между островами было совсем тихо, ветер дул слабо, а вода была лишь слегка подернута рябью. Как же здесь изменилась природа! Просто средняя полоса - березки, какие-то кустарники, низкие ровные берега. Мы были просто счастливы, а Наташка сказала, что это лучшие выходные в ее жизни. Отдохнув меж островов, мы приготовились к решающему броску - теперь к самой Кильполе. Предстояло, переходя от островка к островку, преодолеть еще пару километров. Но пространство там было открыто, острова были мелкие, и отсюда было видать на их скалистых берегах бьющийся прибой. Почему-то пережитый прежде страх, рождал желание испытать его еще и еще, высокие волны манили к себе, внутри все приятно сосредотачивалось.
 
Мы снова двинулись вперед. Короткие стремительные броски давались легко, мы проскакивали их торпедой. Вместе с этим рос и боевой дух, поднималось настроение. Каждая пробитая волна отдавалась внутри всплеском эйфории. У одного из островов мы попали в нечто, названное нами "кипятком". Волны, ударяясь о скалу, отражались, хаотически интерферируя с новыми набегающими волнами. Вода здесь просто бурлила, бросая байдарку так и сяк. Мы поскорее убрались оттуда. Преодолевая очередной сложный участок, по боковой волне, мы почувствовали, что уже слегка морально устали, несмотря на хорошее настроение. На стихию даже хотелось обидеться - все бьет она нас и бьет, захлестывает, мочит тебя водой, вот уже и в байдарке вода покрыла трубы кильсонов и достает до сидушек. Но вместе с тем было и понимание того, что никто не услышит этой обиды - расслабишься, ошибешься разок, и озеро нас поглотит, даже не заметив. Пришлось научиться открениваться, подруливать на гребне. Очередной бросок прошли очень быстро - к берегу самой Кильполы. Опять были большие боковые волны, пена и брызги. Проскочили каменистый мысок, проскочили и бухточку. Здесь прибой стал очень сильный. Под скалистыми вертикальными берегами Кильполы, волны накатывали и с грохотом расшибались вдребезги. Мы решили заглянуть за угол и посмотреть что там - если по спокойней - то пройдем дальше. Но спокойней там не стало - здесь кругом все было открыто, и прибой с силой бился о камни. Мы развернулись и пошли в бухту, что недавно проскочили. Прибой здесь был слабее, и маневрируя между камней мы причалили и высадились. Радость перла из нас фонтаном! Пускай, прошли всего двенадцать километров, но, зато как прошли! Пролетели стрелой, без единого косяка. Но чтобы удача не отвернулась от нас, надо было вовремя остановиться.

Встали мы на совершенно дикой скале, напились воды из найденного родника. Место было совершенно нереальным - природа опять кардинально поменялась - суровая серая скала из нагромождений древней лавы, покрытая пятнами разноцветного мха, шум прибоя, ветер, карликовые деревца местами. Чтобы особо не тревожить это место, мы старались ступать по голому камню, не топтать мох. Даже камни для очага и палатки таскали с берега.

Поужинали, перед сном погуляли по окрестностям. Несколько раз видели моторные лодки, проходящие мимо. Берега представляли собой отекшую лаву, разлившуюся невесть когда, даже представить страшно, как давно это было. Ведь и совсем недавно, сотни тысяч лет назад, быть может, здесь все было также - те же сосны и рябинки, мох и лишайник. А может, здесь лежал ледник. Наташка нашла россыпь анютиных глазок. Вобщем мы испытывали чувства огромной радости от всего этого. На красоту северной природы накладывалось еще и чувство победы – ведь мы, вопреки всем воплям и визгам – взяли да прошли. Вот, мы здесь, страшно довольные, совсем не уставшие, и Ладога – совсем нестрашная. Только слегка пугающая местами. С нашей скалы ее было видать очень хорошо – впереди островки, а дальше – теряющийся в дымке горизонт.

Заснули мы под мощный шум прибоя. Напрягало только то, что где-то неподалеку кто-то постоянно стрелял, но к ночи успокоился. Завтра нам предстоял очередной сложный бросок.

Итак. Проснулся я в 8 часов. Кругом было совершенно тихо - только пение птиц и никакого прибоя, под клокотание которого мы вчера засыпали. Встал, приготовил завтрак, наготовил литр чая в бутылке. Не перестаю восхищаться удобством шведского котелка - т.к другой посуды у нас нет, воду я кипятил в крышке, засунув в кольца ручки палку. Даже не обжегся ни разу. Хочу еще заметить, что в качестве растопки захватил с собой мешочек бересты, собранной неделю назад на Ильменйоки, с упавшей березы. Береста оказалась гораздо удобнее в обращении, чем оргстекло - костер от нее вспыхивал моментально, она никуда не стекала, загоралась с одного чирка зажигалки.

Погода была тишайшая - ни ветерка, на воде лишь мелкая рябь. Небо было покрыто неплотной облачностью, через которую золотым и розовым кое-где пробивалось солнце. К тому времени как я поднял Наташку, стал подниматься легкий ветерок, который и разогнал утренние облака. Наташка, сходив к воде умыться, не доходя до бивака позвала меня: мол, пошли, че покажу. Я спустился к ней, мы прошли к берегу, и она показала мне любопытное явление: камни, лежащие у самой воды, были сплошь покрыты божьими коровками и клопами. Причем, в этих толпах насекомых был определенный порядок - клопы, сбившись в кучу были окружены цепями божьих коровок. Логичного объяснения этому мы не нашли.

Когда мы позавтракав, собрались, то ветерок дул уже сильнее, теперь - с юго-запада. Волн в нашей бухте не было, ибо она смотрела на юго-восток, а вчера как раз дул юго-восточный ветер.

Исходя из направления ветра, я принял решение двигаться на восток, чтобы обойти Кильполу против часовой стрелки. Если бы я тогда понимал механизм формирования ветра на побережье крупного водоема, я бы непременно пошел на запад, прямо к Кузнечному. Хотя, если задуматься, то принятое решение сыграло очень положительную роль - когда бы мы еще вздумали обойти Кильполу кругом? А ведь там так красиво!

Тогда я предположил, что оказавшись на северной стороне острова, идя уже на восток, по узким шхерам, мы будем защищены другими островами от ветра, и пройдем весь путь без особого напряга. От недостатка опыта это предположение оказалось не совсем верным, но, тем не менее, в общем, избранная тактика движения была, имхо совершенно правильна, с точки зрения эффективности и безопасности.

В 11.30 мы двинулись в путь. Как только мы отошли от места стоянки, вышли из под защиты бухты и пошли на восток, то сразу почувствовали ветер. С Ладоги, с юго-востока накатывали большие волны подгонявшие нас, но теперь они уже не пугали нас так как вчера. Мы бодро гребли, ветер и волны нам помогали. Мы летели, как на стреле, но все же там, где это было возможно, использовали береговую линию для укрытия при движении. Ветер постепенно усиливался, и, как это было для меня ни странно, вопреки всем ожиданиям, даже когда мы уже двигались вдоль восточного берега Кильполы, ветер и волны шли по-прежнему с воды к берегу.

Очень скоро мы достигли залива Сукмылахти, рассекающего остров почти пополам, и в западной части имеющего протоку, по которой можно теоретически выбраться на противоположную сторону острова. Но в такой возможности мы уверены не были: в прошлом году мы уже были на этом заливе. Я, Димка были на велосипедах, а Сенька с Наташкой на байде. Тогда мы прибыли на самый север Кильполы на машинах, байкеры потом ехали по суше, а водники шли на запад по проливу Кавантсалми, попадали в залив Уласканселькя, а оттуда должны были по протоке попасть в Сукмылахти. Но протока оказалась пересохшей, и байдарку приходилось обносить. Сейчас этого делать не хотелось, да и совсем не интересно было сокращать такой интересный путь.

Минув этот залив и следующий, мы вдруг увидали впереди байдарку, также двигавшуюся на север. Мы сразу же погребли быстрее, чтобы нагнать ее и пообщаться с товарищами-байдарочниками. Нагнать байду удалось через пару километров, в следующем спокойном заливе, закрытом островами. В байдарке оказались мужчина с женщиной, лет тридцати, сказавшие, что просто тут катаются и пришлю на Кильполу по суше. На мое заявление о том что мы пришли сюда по воде из Приозерска, те ответили, что, мол, понимаешь, круто, оо, спортсмены... Пускай, мы никакие не спортсмены, но нам было приятно.

Распрощавшись с ними, мы с Наташкой, утомленные преследованием, решили отдохнуть в этом заливе, размять затекшие зады. Высадившись в маленькой бухточке и поднявшись на утес отвесно нависший над водой, мы сидели на мягком мху и любовались здешней природой. Ветер опять неожиданно стих, было жарко. Я сходил по округе, посмотрел как тут и что. Отдохнув с полчаса, мы вновь сели в байду и пошли дальше, наметив место для обеда. На выходе из этого залива, ветер вновь задул, но теперь гораздо сильнее прежнего и в лицо. Грести стало трудно, но я себя и Наташку успокаивал тем, что на северном берегу ветра сильного не будет. Обогнув мыс, мы попали, наконец, на северный берег. Но легче не стало, наоборот, ветер дул в лицо со страшной силой. Возможно, такое его поведение связано с топографическими и аэродинамическими особенностями местности. Движущийся воздух, натыкаясь на разные препятствия обтекает их, и движется вдоль вытянутых узких шхер. Рябь с барашками, которая могла бы раньше напугать нас, теперь, после ладожских волн, казалась чем-то незначительным и не заслуживающим никакого внимания. Единственная неприятность от нее - это летящие брызги и сопротивление ходу. В 14 часов мы остановились на обед. Посмотрев на карту, я наконец удосужился измерить расстояние до цели и сообщил, что впереди у нас еще 14 километров. Чтобы успеть на электричку в 20.15, нам надо было быть на берегу, в крайнем случае, через 4 часа. Обед занял час, и в 15.00 мы двинулись дальше.

Последующий путь был постоянной борьбой со встречным ветром и мелкими зловредными волнами. От брызг с весел, бортов, в байдарку опять набралось немного воды. Укрываться от ветра у берегов не получалось, там он дул разве что слегка слабее, на разных берегах проливов, никакой разницы в силе ветра не чувствовалось. Также давали о себе знать солнечны ожоги - мы от них всегда чувствуем легкую слабость, и это нам отнюдь не помогало, мы тащились со скоростью порядка три километра в час, я ее иногда измерял по ГПСу.

К 16 часам мы подошли к мосту, соединяющему остров с материком. Чтобы оставаться на курсе, руль пришлось переложить совсем на левый борт, иначе нос байдарки сдувало.

Мост был важной психологической вехой, до Кузнечного от него было примерно десять километров – как раз впритык для того, чтоб успеть к 18 часам, высадиться близ Кузнечного, разобрать байду и дойти до станции к 20.15. Наташка меня постоянно торопила, я греб изо всех сил, но при этом говорил, что мы скоро выдохнемся и не успеем. За мостом ветер стал уж совсем невыносим, и, кое-как переползши залив, чтоб очутиться в проливчике между каким-то островком и берегом, Наташка вдруг расслабившись сказала: "а ведь мы действительно не успеем". Какое это было облегчение!

Мы высадились на острове, разгрузили байдарку чтобы вылить из нее воду и переодеться в сухое. Мы, вобщем то, были очень довольны тем, что не успеваем на электричку - так хотелось побыть здесь еще. Было решено не спеша поужинать, отдохнуть, а потом пойти дальше и переночевать рядом с Кузнечным. Как ни странно, но пока мы ужинали, ветер неожиданно утих. Стало совсем тихо. Солнце уже клонилось к закату - красота кругом стояла неописуемая. Ладога, наверно, проявила к нам особое расположение - сначала, бережно качала нас своими мощными волнами, а теперь вот, решила задержать нас в своих чудных владениях еще на один вечер. На ужин и отдых мы потратили 3 часа, потом собрались и пошли к Кузнечному.

Ветра почти не было, вода и острова золотились в лучах заката. Так, не спеша мы догребли до цели. Здесь, близ Кузнечного, в заливе Гладком - было не очень хорошо. Располагается тут большая лодочная станция, а также погрузочный терминал, где на корабли грузят продукцию местного карьера. Как раз, когда мы входили в залив, на пристани стоял корабль и страшно пылил, на весь околоток, нагружаемым в его трюмы песком.

После высадки в 22.30, разборки и упаковки байдарки, мы пошли в сторону Кузнечного, по пути ища место для ночлега. Итоги похода нас очень радовали и воодушевляли - в первый день пройдено 12 км за 3 часа, с обедом; во второй - 28 км за 12 часов, с обедом, привалом и ужином. Все мифы разрушены. Мы вышли из спора о проходимости Ладоги победителями, особо не устали - самое тяжелое в этом походе было тащить весь свой скарб по суше. Когда найдя место для стоянки рядом с дорогой. То затаскивая телегу с байдой в лес - я проклял абсолютно все. Но даже ночлег в этом ужасном месте не испортил нам этих, пожалуй пока что самых лучших выходных на нашей памяти.

Комментарии   

#1 Ладога, 2007 год, июньLeess 26.03.2013 09:02
Обалденный расказ!!!! Такое ощущения, что я сам там побывал.
Цитировать
#2 Ладога, 2007 год, июньИгорь 26.03.2013 09:03
спасибо автору читал с удовольствием очень живописно
Цитировать
#3 Ладога, 2007 год, июньСергей 26.03.2013 09:03
Отличный поход, спасибо автору за хороший рассказ !
Цитировать

Поделиться

Лицензия Creative Commons
Произведение «Севпростор» созданное автором по имени Севпростор, публикуется на условиях лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная. Яндекс.Метрика