Все про Ладогу:

Свернуть

Лахденпохья - Ялаянсари-Мюкерикю-Верккосаари

Сочиню, пожалуй, еще порцию небылиц о нашей покатушке на Ладогу. От Лауватсари, как я уже сообщал ранее, нам предстояло отправиться в Лахденпохью за бензином, что мы и предприняли, позавтракав и собравшись.

Островок
Островок
Ладога
Ладога

По пути к Якимваарскому заливу нам даже удалось немного пройти под парусом. Погода была неустойчивой, и когда мы приблизились к островам Кильписарет, то под приближающуюся грозовую тучу задул хороший ветерок. Под мотором оно, конечно, быстрее, но зато паруса не потребляют бензина. Едва мы минули острова, как ветер резко закончился, и мотор пришлось заводить снова. По зеркальной воде мы с тарахтением поскользили к мысу Кельпяниеми, пока еще неразличимому отсюда в сплошной серой каше скал, но уже ясно угадывающемуся по направлению, указанному прибором.

Здесь я должен обязательно побахвалиться нашим навигатором. Навигатор у нас автомобильный, один из самых простейших. По сути это просто КПК, работающий под ОС Windows CE, и это означает, что на него можно установить любую навигационную программу. Я, естественно, всему предпочел Ozi Explorer и растровые карты. Путем нехитрых манипуляций с девайса была снесена родная программа и поставлена моя, с которой навигатор, будучи убранным в специальную герму и подключенным к внешнему источнику питания, стал настоящим недокартплоттером.

Петька
Петька
Петька
Петька

Перед поездкой, на обычном компьютере, с помощью «большого» Ози я нанес на карту всевозможные путевые точки, как то приметные мысы, острова, заливы, населенные пункты, и так далее. Теперь на навигаторе, в соответствующем окошке программы можно выбрать интересующую точку, ткнуть пальцем в кнопку и двинуться по указанному прибором направлению. На КПК сделать то же самое, что и на большом компьютере, но на большом это делать просто удобнее и быстрее.

Пленочное окошко гермы при этом совершенно не мешает работать с сенсорным экраном устройства. В герме навигатор не боится дождя, там ему вообще все пофиг. Так что на все - про все – три-четыре тысячи рублей, и пользуйся любыми картами, хоть морскими, хоть сухопутными, наслаждайся широчайшим функционалом хорошей программы (спираченной забесплатно, естественно). И это супротив тех тысяч двадцати-тридцати, которые требуются на «настоящий» картплоттер. Самое главное навигационное устройство, правда, я пока еще так и не установил: на судне сейчас отсутствует магнитный компас, с помощью которого, понятное дело, направление держать значительно проще.

На мысу Кельпяниеми, что знаменует собой вход в Якимваарский залив, мы решили остановиться и перекусить. Тут нашлась удобная бухточка, а в ней, на берегу, виднелась какая-то постройка. Это оказалась старая финская баня, вся целиком сложенная из камней. Возле бани имелся такой же каменный забор. Я отметил этот объект на карте.

Каменная изба
Каменная изба
Камни
Камни

Пока внутри бани мы ели кашу и пили чай, прошел небольшой дождь, переждав который мы двинулись дальше, к Лахденпохья, где нас ожидал продуктовый магазин и бензоколонка. Отсюда до нее оставалось около десяти километров. Во время движения по заливу нас накрыл сильный дождь, и к городку мы подходили вымокшие до нитки. В этот самый момент ко мне пришла мысль, что над озером-то никакого дождя, наверно, и не было, и тучи, похоже, ходят исключительно над материком.

Лахденпохья
Лахденпохья

Мы зашли в порт и приткнулись сбочку, на лодочной станции. Хозяева этого предприятия совершенно не возражали против нашей лодки и подсказали мне телефон такси, вызвав которое, я и отправился за бензином. На обратном пути мы заехали еще и в продуктовый магазин. По возвращении в порт таксист попросил у меня аж 250 рублей. Это, надо сказать, бешеные деньги, но к счастью у меня оказалось только лишь 200 рублей, на этой сумме мы в итоге сошлись.

Лахденпохья
Лахденпохья
Знак
Знак

Далее мы решили отправиться на Мюккериккю. Пока мы шли по заливу, то к нам неумолимо подползала очередная черная туча, клубящаяся в закатном небе, и я все гадал, успеем ли мы выскользнуть из под нее и остаться сухими, или нет. В преддверии ночного перехода по открытому озеру такая перспектива нас совершенно не вдохновляла, так как мы знали, что сильно замерзнем там и сухими. Туча нас так и не догнала, довольные мы оставляли позади теплые берега и отправлялись куда-то к горизонту, где нас ожидал невидимый пока остров Мюккериккю. Через некоторое время он показался впереди, чуть правее нарисовался и Ялаянсари, и тогда я посадил Наташку на руль, а сам отправился готовить чай, доставать из сумки печенье и водку для сугреву.

Ладога
Ладога

Тут снова надо отступить от темы и сказать слово о горелках. Я, вообще, страстно люблю всякие жидкостные примусы и даже ощущаю в себе некоторую тягу к их коллекционированию. В этот раз основной нашей горелкой оказался олимпийский «Шмель-1», купленный в прошлом году на базаре за 500 рублей. Я никогда не устану восхвалять это прекрасное изделие: именно первый, самый старый «Шмель» работает очень хорошо, очень тихо, и жарит очень мощно, сжигая минимум бензина. Он, конечно не лишен пары недостатков, а именно нестабильной работы при слишком высоком давлении в бачке и плохой ветрозащиты, но в умелых руках, по удобству пользования он практически не уступает газовой плите.

Когда мы приблизились к Ялаянсари, то желание тащиться еще километров пять до Мюккериккю вдруг резко пропало, мы повернули, и вскоре уже причаливали к отмельному бережку этого крохотного островка. Ялаянсари нас потряс буквально с первых минут знакомства с ним. По сути остров этот представляет собой просто кучу булыганов, возвышающуюся над водой. Но на некотором удалении от воды булыганы эти покрываются слоем земли, на которой растут крошечные под стать самому острову деревья и кустарники.

Вытащив и привязав катамаран, мы первым делом направились к навигационному знаку, торчащему в середине островка.

Знак
Знак
Петька
Петька

Здесь нас снова ждала неожиданность: мы увидели пару маленьких аккуратных домиков, добротно построенных из старой вагонки. Домики выглядели обжитыми, в окнах стояли стекла, снаружи была проведена проводка, а внутри виднелись аккуратные интерьеры, газовые плитки, кровати, вещи, припасы. К одному из домиков была пристроена самая настоящая баня, оборудованная по всем понятиям. Хозяев этих домов тут сейчас не было. Подивившись такому великолепию и бесстрашию того, кто все это здесь так оставляет, мы прогулялись еще немного, а затем отправились спать с намерением погулять здесь еще завтра днем. Как мы узнали позже, домики принадлежат местным рыбакам, которые работают и живут в этом месте подолгу.

Птенец
Птенец

Настало утро. Перед тем как отправиться дальше, мы, как и планировали вчера, отправились осматривать Ялаянсари при дневном свете. Все-таки очень этот островок нам понравился: он производил впечатление некоего объекта, вырезанного совсем из другого места и вставленного сюда по какому-то недоразумению. Здесь царила идеальная чистота, все было каким-то миниатюрным и очень странным.

Кусты
Кусты
Тропа
Тропа
Кусты
Кусты
Скудная растительность
Скудная растительность

Нагулявшись, мы собрались и отчалили. Задул, наконец, ветер, который позволил нам двинуться дальше под парусами. Вообще, изначально в планах у нас было посетить Валаам и дойти до Байевых островов, что находятся дальше, но чем ближе этот самый Валаам становился, тем меньше нам хотелось туда тащиться. Да и вспоминая слова нашего знакомого батюшки Отца Александра, - «что вам на этом Валааме делать, там ведь одни попЫ, и ходить они там по острову всюду запрещают», - нам хотелось идти в сторону этой так называемой «святыни» еще меньше. Через несколько минут желание пропало окончательно, и мы уверенно направились к совсем близкому и такому заманчивому Мюккериккю.

Немного повертевшись от нескоординированности действий перед Ялаянсари, мы таки поставили паруса, и немножко даже переругавшись по этому поводу, двинулись дальше в тишине. Ветер был не особо свежим, курс наш лежал практически бейдвинд, и движение, понятное дело, получалось небыстрым.

Мюккерюккю смотрелся очень привлекательно. То и дело я разглядывал его в трубу, но по мере приближения все больше и больше деталей можно было разглядеть и невооруженным глазом. Остров имел высокие скалистые берега, а то, что сперва казалось покосившимся досчатым сараем на верхушке господствующей высоты, теперь явно выглядело какой-то бетонной коробкой, из которой торчала вверх дымовая труба и телевизионная антенна.

Наблюдательный пункт
Наблюдательный пункт

Когда мы оказались уже совсем близко, то вдруг появилась доселе незаметная моторка, спешившая к острову. Не сбавляя скорости, она скрылась за одним из мысов, и я решил, что она, вероятно, направляется куда-то дальше, проходя за островом. На этом мы спокойно завели мотор, на малом ходу двинулись вдоль берега, и уже совсем скоро, найдя себе удобное место, причаливали в уютной и удобной бухте.

Ладога
Ладога

Да, остров этот обещал много интересного. Еще при входе в бухту я успел заметить наверху, там где стояла та самая «коробка» с трубой и антенной, как в кустах промелькнул бронеколпак, такой же как мы видели на Хейнясенма. Тогда же стало понятно, что коробка та не просто сарай, а старый наблюдательный пункт. На левом берегу нашей бухточки красовались выцветшие желтые таблички «Запретная зона», так и манившие к себе любопытного путешественника.

Радиоактивность
Радиоактивность
Я уже где-то читал, что на Мюккериккю, якобы действительно имеются зоны с радиоактивным заражением, но хоть у нас и не было дозиметра, зоны эти казались чем-то сомнительным. Восторженно вертя головами, мы подтаскивали катамаран поближе к берегу по плоским подводным камням, решив сперва посмотреть, что тут делается, а потом уже перекусить и решить, идти ли нам дальше или оставаться здесь на целый день.

По хорошо натоптанной тропинке мы пошли прямиком к скалам, на которых торчал наблюдательный пункт. Сперва мы минули какие-то старые вагонетки, назначение которых сперва не поняли, а затем пришли к одной из тех желтых запретительных табличек.

Сразу за табличкой в траве валялись мотки старой ржавой колючей проволоки, и стояла тренога с треугольным значком радиоактивности.

Еще чуть дальше, на скальной стенке, уходившей вниз в широкую щель в граните, также был намалеван знак радиоактивности; сама щель, имевшая ширину метров десять, была заполнена бетонным «саркофагом», все с той же «радиоактивностью» на стенке и маленьким открытым лазом в самом низу.

Могильник
Могильник

При взгляде на это сооружение сразу отпадала любая охота лезть туда вниз без специальных приборов, и даже задерживаться надолго вблизи него не хотелось. Понятно, что все опасные материалы скорее всего отсюда уже давно вывезены и перепрятаны, но все-таки вид гладких бетонных стен, да и вообще всего этого серого куба, втиснутого в гранитную расщелину между скал, внушал к себе определенное недоверие. Когда Наташка пофотографировала это место, мы отправились дальше по тропинке, в заросли можжевельника, которым, казалось, была заполнена вся остальная территория острова.

Через можжевельник первыми шли собаки, дальше следовал я, а замыкающей была Наташка. И, тем не менее, ей первой удалось заметить зайца. Она окрикнула меня и собак, и все вместе мы принялись обшаривать близлежащие кусты. Заяц, впрочем, оказался не глупым и нам так и не попался. Вообще, наличие зайцев на столь маленьком островке выглядело очень удивительным. Также я заметил здесь и огромное количество вальдшнепа: все это не могло не будоражить меня и не будить самые бурные охотничьи фантазии.

Через пару минут тропинка привела нас к артпозициям. Вот и наблюдательный пункт, переоборудованный кем-то в жилую избушку, вот пара орудийных двориков и бронеколпак. В катакомбы под орудийными позициями мы не полезли, так как не взяли с собой фонаря, ограничились пока их внешним осмотром.

Артпозиции
Артпозиции

Двориков, как я говорил, было два, и из каждого из них, вниз под землю, в ниши сделанные в стенах, уходили маленькие рельсики.

Спуск
Спуск
Лестница
Лестница

Тут же лежали и хитрой конструкции вагонетки, которые мы видели уже немного раньше: на этих вагонетках со склада к дальнобойным орудиям подавались снаряды.

Осмотр
Осмотр
Наблюдательный пункт
Наблюдательный пункт

Башня наблюдательного пункта до уровня второго этажа была завалена камнями. Смотровая щель башни была застеклена, через эту же щель была выведена печная труба и телеантенна.

Я бегло заглянул внутрь башни: на первом этаже было темно и ничего не видно, а на втором явно располагалось жилое помещение, там стояли застеленные шконки, лежали стопками разные книги и виднелись прочие атрибуты благоустроенного человеческого жилья. Вся эта фортификация была датирована маем 1921 года.

Год постройки
Год постройки

Надо сказать, что финские строительные технологии, а также трудолюбие, усердие и добросовестность построивших все это людей, вызывали огромное уважение и восхищение. Сооружения, возведенные почти век назад, сейчас находятся в идеальном, пригодном для использования состоянии; они не пустили ни единой трещины, не покосились и не были затоплены водой. Мы были в восторге.

Артпозиции
Артпозиции

Ну что же, коли к Валааму нам идти расхотелось, то теперь путь лежал на Мюккериккю. Возвращаясь обратно к катамарану, я обратил внимание на отдельные стрелковые ячейки, сложенные из камней и подумал, насколько же неприступными были все эти острова со всей своей системой фортификации.

Новодельный крест
Новодельный крест

Наташка моим мыслям вторила, но добавляла, что вот, мол, строили-строили, да все равно их советскими трупами, как это водится, завалили, и все эти территории отняли и теперь тут бывают лишь русские туристы и русские же рыбаки. Чего-чего, а пушечного мяса, которым можно заткнуть любое количество амбразур, в России всегда хватало.

Стоянка
Стоянка

Когда мы уже подходили к лодке, то невдалеке, среди деревьев, я заметил балок, по всему, явно жилой и обитаемый. Я подошел еще чуть ближе, и увидел, что балок стоит на понтоне, а рядом с ним покачивается на воде «Казанка», похоже, та самая, что мы видели, еще подходя к острову.

Так как сразу разглядеть людей мне не удалось, то первым делом мы отправились к своей стоянке, чтобы привязать собак, а заодно и подумать, стоит ли нам тут оставаться и знакомиться с обитателями острова, или же, пообедав, таки отправиться к Валааму.

Местный пёс
Местный пёс

Наверняка, наше появление для тех людей не будет неожиданностью, так как они видели нашу лодку еще на подступах, но хрен его знает, понравятся ли они нам, а мы им. Однако, пока мы кипятили воду для чая, послышался мотор, и мимо проследовала все та же Казанка, водитель которой с любопытством посмотрел на нас, а затем, газанув унесся куда-то вдаль.

После чая я отправился к балку, который, как оказалось, был расположен совсем рядом, в соседнем удобном заливе. Откуда-то из кустов залаяла собака, затем я услышал человеческую речь и увидел саму собаку – красивую русскую лайку, коричневого кобеля с белыми пятнами.

- Оу, хозяин! – крикнул я и помахал рукой, не будучи уверенным в том, что кто-то меня видит. Через несколько мгновений из-за кустов навстречу мне вышел человек. Мы пообщались, и новый знакомец предложил провести небольшую экскурсию по острову и погулять по местным фортификациям. Мы, разумеется, согласились.

Местный житель
Местный житель

Некоторое время спустя наш собеседник Арсентий, житель того самого балка, рыбак и в данный момент смотритель за порядком в своих владениях, после проведенной им экскурсии сидел с нами на крыше башни НП.

Отдыхаем
Отдыхаем

Сева
Сева

В ходе этой самой экскурсии мы обошли весь остров кругом, вдоль и поперек, Арсентий показал нам всю имеющуюся здесь фортификацию, которой оказалось довольно много. Это были окопы, вырубленные в скалах, каменные пулеметные гнезда и позиции для разного рода артиллерии.

Фортификация
Фортификация

Непонятные штуки
Непонятные штуки

Мюккерикю
Мюккерикю

Местные достпримечательности
Местные достпримечательности

Камни
Камни
Окопы
Окопы

«Лазал я в этот могильник, рыл, рыл, да ничего не нарыл», - рассказывал наш собеседник о радиации. «Вон, до сих пор жив и здоров, нет тут ничего. Основная радиация тут, где наш конкурент живет», - Арсентий махнул на странные кучи камней рядом с башней. «Это в этих колодцах вояки что-то закопали, колодец под самую скалу уходит. Я глубоко раскопать не смог, там камни сплошные». Конкурентом, к слову сказать, называли рыбака другой «бригады», который занимал наблюдательный пункт. Этот «конкурент», по рассказам, был лет шестидесяти и, несмотря на близость якобы могильника, так же был здоров и бодр, но сейчас отсутствовал, уехавши куда-то на материк.

Арсентий рассказывал много о своей жизни, о том что на острове проводит много времени, и, конечно, страдает от скуки. Здесь, на крыше башни, как он сказал, он любит сидеть по вечерам, наблюдая за закатом и проходящими судами: «Вон, глядишь – «Ракета» пошла. А вон – «Омик», или наш, рыболовный катер проедет. Вот такая вот красота. И все это у нас отнимут».

Гроза обуви
Гроза обуви
Отдыхаем
Отдыхаем

Больше всего на свете Арсентий боялся организации национального парка в северной части Ладоги. Я его убеждал, что это невозможно, и что вряд ли прям всем и прям всюду запретят бывать. Однако позднее, уже дома, когда я ознакомился с вопросом более детально, то понял, что нацпарки, действительно являются страшным злом. Ведь это элементарно: чтобы ограничить для простых граждан свободу передвижения в каком-либо регионе, властям достаточно организовать в определенном районе национальный парк с особо охраняемыми зонами. И тогда они смогут закрыть туда доступ вообще всем, выдавая (а то и продавая за деньги) ограниченное количество пропусков для счастливчиков, дождавшихся своей очереди.

Когда я почитал проект этого самого национального парка, то увидел, что природоохранные организации предлагают запретить свободное перемещение граждан практически на всей территории шхерных районов, граничащих с открытым озером. Для широкой общественности, которым вся эта Ладога сто лет не нужна, слово «нацпарк», конечно, ассоциируется с чем-то очень хорошим, но те, кто действительно любят эти места и не могут без них жить, лишатся возможности свободно бывать на своем любимом озере, использовать лодки, моторы, весла, паруса, рыбачить и охотиться. Для передвижения будут только утвержденные неким руководством маршруты и «экологические тропы». Ничего хорошего, конечно, в этом нет. Да и что останется местным, после введения подобного режима, кроме как сжечь все это, что называется, к херам, так как оккупантам должно достаться как можно меньше благ и богатств, после того, как они захватят эти территории. Что останется и таким как мы?

Травка
Травка

Да, местные могли бы уничтожить здешние острова, если бы оказались в такой ситуации, когда удержать их окажется невозможно, чтобы ничего не оставлять оккупационным властям, но как говорил Арсентий, - «Все мы горькая пьянь, бухарики. Вот хочешь что-то сделать, а сил-то и нет. Труслив стал карел и слаб». Действительно, что они сделают? Сопротивляться никак они не смогут, потому что все давно спились и в большинстве своем превратились в безмозглую и бессильную массу человеческого мяса.

На следующий день, когда мы покинули Мюккериккю, погода стояла неустойчивая. Над островом светило солнце, но окрест ходили тяжелые дождевые тучи, Хейнясенма, Верккосари, Воссиного и материка видно не было. Это означало, что там идет дождь или висит туман. Но нам надо было уже двигать к дому, времени на то, чтобы дождаться хорошей погоды не оставалось.

Четких планов, касательно того, куда идти, у нас не было; то ли в Борисову Гриву, то ли в Приозерск нам направиться, понятно не было. Где-то через час мы наконец-то нырнули в туман, непрестанно клубившийся кругом. Дождь, правда, так и не начался, но идти через непроглядный туман стало совсем уж уныло и неуютно. Ветер так и не включили, поэтому под мотором, смотря на экран прибора, мы направились к Верккосаари, решив, что там станет видно, что делать дальше. Идти было не далеко, но руководствуясь лишь показаниями навигатора, держать направление весьма непросто. Тем более, что по воде катились волны, неизбежно вертевшие лодку и очень мешающие рулить. То и дело мы уклонялись то вправо, то влево, и я в очередной раз пожалел, что так и не установил на лодку магнитный компас, который очень облегчил бы процесс управления.

По приборам до острова оставалось меньше километра, когда смутные контуры деревьев внезапно появились в тумане прямо перед нами. Туман был настолько густым, что в воздухе были видны его капельки, свободно парящие и оседающие на любой поверхности, соприкасаясь с ней. Вдоль скалистого берега мы направились к нашему излюбленному месту, удобному подходу неподалеку от маяка, где никогда не бывает прибоя.

Камни
Камни
Гвоздь
Гвоздь

Переночевав на Верккосаари, на следующий день мы двинулись на материк, на остров Пунакивенсаари, что расположен возле Кильполы. Там нас преследовал все тот же туман и всепроникающая влажность. На материке, правда, стало значительно теплее. Переночевав на Пунакивенсаари, утром 20 июня мы отправились на Треугольник. На этой базе я никогда не был, но судя по тому, что все собираются и разбираются именно там, база должна была быть удобной. И действительно, когда спустя два часа после выхода мы входили в ее закрытую бетонную гавань, я увидел, что место это как нельзя лучше приспособлено для сборов.

Уже на стоянке, после совершения нескольких телефонных звонков, порядок наших дальнейших действий окончательно решился: поедем мы из Приозерска, с «Треугольника», и повезет нас водитель по имени Алексей на своем микроавтобусе «Фольксваген». Телефон его, кстати - +7-911-776-28-99, и зарабатывает он, конечно, грузоперевозками. Как выяснилось позже, Алексей – человек хороший и толковый, живет в районе Московского проспекта (туда ему возить удобнее), и взял он с нас за перевозку всего нашего барахла всего 2000 рублей.

На этом наши испытания заканчивались. Разборка и упаковка катамарана заняли пять часов, хоть начальник турбазы и отвел нам на это всего три. Алексей, тем временем уже ехал нас забирать, еще не зная, что на обратном пути дизельный мотор его груженой машины заглохнет и ехать от самого Лосева нам придется на эвакуаторе; что деньги, которые он должен был заработать за перевозку нас и нашего барахла будут полностью отданы эвакуаторщику, и что он ничего не заработает.

Однако, по приезде в наш поселок, алексеева машина будет мгновенно и бесплатно починена нашим соседом, что, несомненно, должно будет стать для него компенсацией всех понесенных потерь, ведь все равно машина его обязательно сломалась бы, пускай не с нами, а в другом месте, но тогда его не привезли бы прямиком к хорошему мастеру.

В общем-то на этом я могу закончить, резюмировав, что поездка эта нам чрезвычайно понравилась, а корабль себя полностью оправдал. Хотя, признаться, Ладога тесна для подобных плавсредств. Но ничего нам не мешает в будущем ходить по ней на байдарке, если, таки, озеро не будет закрыто для простых смертных.

Камни
Камни

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Поделиться

Лицензия Creative Commons
Произведение «Севпростор» созданное автором по имени Севпростор, публикуется на условиях лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная. Яндекс.Метрика