Карта путешествия

Все про это путешествие:

Свернуть

Нудный путь через протоки

На следующий день после выхода из Каратайки мы еще никак не могли свыкнуться с мыслью, что путешествие как бы уже началось. Ветер дул в лицо, с моря, поэтому двигались мы очень медленно, и поселок, стоило нам вылезти на берег, вновь становился видимым — будто мы никуда еще и не ушли. Однако, чтобы быстрее вжиться в экспедиционный режим, я начал безудержно охотиться, и это, действительно, помогло. К тому времени, когда мы уже подходили к устью, я уже вполне успокоился.

На охоте
На охоте

Встреченные нами на реке местные сказали, что море сейчас сплошь забито льдом, который притащило к берегу северным ветром, и что нам обязательно надо идти протоками. «Гусиной юнкой иди, ага! А потом по колхозной юнке пойдешь, на Талату выскочишь. Вот так, смотри, Коротаиха вот идет, а вот Гусиная юнка, а вот юнка Колхозная, ага. Только на Гусинку как пойдешь, постоянно налево держи, а то в Васьяху уедешь!» - вещал командир встреченной моторки, попутно чертя на песке совершенно непонятную мне схему местных проток. По этим протокам мы надеялись дойти до устья реки Большой Талаты. Это избавило бы нас от необходимости идти по очень неудобному участку моря с огромными литоралями и отмелями. Ну, и главное, мы опасались льда. Ах если бы я знал, что местные протоки созданы далеко не для средних умов!

На Коротаихе
На Коротаихе

На Коротаиху и протоки мы потратили, в общей сложности, дней пять. Так уж сложилось, что мы очень много блуждали по их вязким и грязным хитросплетениям. Вначале, ошибшись, я таки проглядел начало Гусинки и мы ушли в Васьяху. Затем, пройдя Гусинку, мы застряли в Колхозной юнке, в которой нас застиг отлив: лодка просто прилипла к няше на дне протоки, и долгое время нам пришлось сидеть, ожидая новой воды. Все время в лицо нам дул ветер, и только в ночь перед выходом в Талату мы наконец смогли поднять парус и расслабленно пройти остаток этой мерзкой лужи.

Привал. Места здесь столь унылы и не удобны, что останавливаться надолго не хочется совсем
Привал. Места здесь столь унылы и не удобны, что останавливаться надолго не хочется совсем

Типичный пейзаж соленой низины
Типичный пейзаж соленой низины

В этом болотистом засоленном краю нам повстречался оленевод из «Третьей бригады». Здесь требуется пояснение. На самом деле, одной из целей нашей «экспедиции» была передача кое-каких гостинцев оленеводам, с которым мы познакомились в тундре в прошлом году, которые нас очень хорошо приветили и помогли нам с вездеходом. Оленеводы работают бригадами, и одна бригада, как правило, состоит из членов одной семьи. Нам требовалось найти бригаду №5, а так как в каратайском колхозе этих бригад всего пять штук и есть, то получается, что искомые нами люди идут где-то в самом авангарде. Встреченный на Гусинке оленевод так и сказал, что пятая бригада идет впереди всех, и в данный момент находится в районе реки Талаты.

Оленевод, проезжавший мимо и остановившийся поболтать о погоде.
Оленевод, проезжавший мимо и остановившийся поболтать о погоде.

Так как режим наш в условиях полярного дня сбился, то добравшись до Талаты, мы остановились в ее устье еще на день. Таким образом, мы решили отметить достижение моря. Далее нам предстояло пройти Бельковскую губу, и через Гусиный шар пройти сквозь Бельковскую же косу. Эти места были знакомы нам по прошлому году, и так же, как в прошлом году мы сначала ждали день, а потом, со свежим попутным ветром прошли губу. Однако, в прошлый раз мы проскочили Гусиный шар за каких-то четыре часа, а теперь все оказалось несколько сложнее.

Все эти протоки по сути - сплошное болото
Все эти протоки по сути - сплошное болото

Началось все с того, что мы промахнулись мимо протоки и поуши завязли на илистой литорали косы. По этой няше лодку пришлось тащить волоком. Удивительно, но какой-то километр вдоль берега оказался настолько труднопроходимым, что я был готов сдохнуть, лишь бы избавиться от страданий блуждания по этому отвратительному болоту. Сапоги по колено уходили в вязкий серый ил, немного залитый сверху морской водой. Дул сильный ветер, очень мешавший вести лодку (грести то здесь невозможно, лодка, фактически, скользила на пузе по жидкой грязи). Однако, с Божьей помощью, мы с Наташкой все-таки втащили лодку в протоку, подняли стаксель и понеслись вперед.

В Гусином шаре
В Гусином шаре

Утка в кляре
Утка в кляре
Дары тундры
Дары тундры
Чудо-горелка ПТ
Чудо-горелка ПТ

Вода в протоке, как ни странно, оказалась совершенно пресной, а ведь после установки лагеря я, думая, что она соленая, довольно далеко ходил в поисках озера. Именно пресность воды оказалась тем решающим моментом, который заставил меня усомниться в том, что мы идем правильно. Я предположил, что на самом деле мы вошли в реку, впадающую в протоку примерно на середине нашего пути. Беглый осмотр местности во время вечерней охоты ничего не дал, и привязаться я так и не смог. Как оказалось в будущем, я просто невнимательно смотрел, и на следующий день мы, по моей глупости, несколько часов блуждали по мелким протокам, которые здесь присутствуют в великом множестве, однако, в конце концов я понял свою ошибку, к вечеру мы разобрались в этом лабиринте, достигли того места где все стало предельно ясно. Встречный ветер не давал нам двигаться вперед, а протока обмелела во время отлива, поэтому, мы встали на очередную ночевку. Уйти мы смогли только следующим вечером, дождавшись, пока придет очередной прилив и утихнет ветер.

Возле самого конца протоки мы посетили избу Бельково. Мы были в этом месте в прошлом году, здесь я даже свое собственное кострище, построенное мной из кирпичей почти год назад. Все здесь было точно таким же, как и тогда, и казалось, что нога человека за время нашего отсутствия здесь не ступала. Изба эта стоит посреди тундры угрюмым бревенчатым блокгаузом, а на сарае, в котором когда-то помещался дизель, висит табличка, на которой вырезана дата постройки этих строений — 1952 год.

Когда-то протоку проскочили за 2 часа, а теперь потратили аж 2 дня.
Когда-то протоку проскочили за 2 часа, а теперь потратили аж 2 дня.
Протока Гусиный шар пролегает в низине, окруженная бессчетным количеством соленых озер.
Протока Гусиный шар пролегает в низине, окруженная бессчетным количеством соленых озер.

Изба Бельково. Здесь мы уже были годом ранее.
Изба Бельково. Здесь мы уже были годом ранее.
Изба Бельково. Не смотря на запустение, царящее в ней, она выглядит очень крепкой и надежной
Изба Бельково. Не смотря на запустение, царящее в ней, она выглядит очень крепкой и надежной

Саму избу и постройки, стоящие рядом с ней, мы все-таки осмотрели. В избе, среди хлама и мусора я нашел очень необходимый мне для снаряжения патронов огарок свечи. Смотреть тут было особо не на что. Мы послушали шум спокойного моря, огляделись, и пошли обратно к лодке.

На этом самом месте наши унылые и трудные переходы через хитросплетения болотистых проток заканчивались. Впереди лежало только море, его высокие крутые берега, твердое дно и много всего интересного. В общем-то, не смотря на то, что мы в этих местах уже были, представали они перед нам под каким-то новым углом. Мы подумали, что по морю, наверно, стоит идти вблизи берега, так будет интереснее. С этой мыслью мы и покинули Гусиный Шар.

Комментарии   

#1 Нудный путь через протоки, 2010 год, июньАлександр 26.03.2013 05:13
Бельковская изба построена в 1977 году.Избу строил мой отец и еще 3 человека.Старая изба стояла на берегу моря,но давно уже места нет,обрушился берег.Когда она была построена не знаю.А табличка которая на гараже,она от знака который стоял в 3 километрах от избы,обрушился в море в 1981 году.
Цитировать

Поделиться

Лицензия Creative Commons
Произведение «Севпростор» созданное автором по имени Севпростор, публикуется на условиях лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная. Яндекс.Метрика